Специфика деревенских доходов в глубинке Северного Казахстана

За 13 лет в статусе самозанятого я перепробовал много всякого бизнеса. Надо сказать, государство в усадьбу не лезло, и это стимулировало разнообразную хозяйственную деятельность в правовом поле. Чем только я не занимался!  Закрыв крестьянское хозяйство и отдав 165 га пашни в ТОО, у меня скопилась некоторая сумма, и я окунулся в приусадебный бизнес, пишет блогер из села Возвышенка Северо-Казахстанской области Анатолий Яхимович в своем новом материале для ИА «NewTimes.kz».

Специфика деревенских доходов в глубинке Северного Казахстана
Фото автора

Остаток средств я положил на депозит, чтобы не тратить не по назначению. До этого я никогда ни кредитов, ни депозитов не открывал.

Закупил стройматериал, отремонтировал ферму, докупил сельхозживотных и разной птицы.

Были времена, мы держали до трех коров и под 30 голов свиней. Птица была: и гуси, и утки, и куры. Мы научились их выводить в инкубаторе сами, и весной бизнес был на продаже молодняка.

Продавали мы и поросят.

Завели пчел, и продажа пчел и меда были неплохим подспорьем.

Излишки дохода я откладывал на депозит. Появилось желание купить новую машину, нацепить черные очки и другие «прибамбасы для понтов». После того как я вовремя не купил новое авто, цены на него резко выросли, я начал вникать и прогнозировать финансовые катаклизмы. Это мне нередко помогало.

Когда российский рубль упал ниже 3 тенге, я к этому уже был готов, деньги лежали на текущем счете. На все тенговые накопления я купил их по курсу 3,1 тенге за рубль. Когда обвалился тенге, у меня уже деньги были в рублях. Я на них купил тенге и положил на универсальный депозит.

С долларом я принципиально не связывался. Все денежные операции с ним не приносили дохода. Были времена, за пшеницу рассчитывались долларами и почему-то только сотенными купюрами. Эти деньги уходили как вода в песок. В конце 90-х сын учился в городе и жил в квартире с еще недостроенным крылом. Мы снимали ему однокомнатную квартиру. Дед — хозяин жил в частном доме, а за квартиру просил 2 тыс долларов. Он бы и за 1,5 отдал. Это было в 1996 году. Тогда его квартира стоила 1,5–2 тыс долларов. А в микрорайоне можно было в многоэтажке и за 900 долларов купить.

Эти деньги у меня были, но сработала поговорка «послушай жену и сделай наоборот», я наоборот не сделал и квартиру не купил. Деньги просто разошлись. На американскую шубу, видеомагнитофон, модную куртку и другие покупки. Последний раз я угадал, когда курс евро упал до 411 тенге. Я его успел купить на 417 тенге. Все тенговые накопления я вложил в евро. К тому времени у нас в селе уже банка не было, и продал евро немного рано по 488 тенге. Хотя тоже неплохо. Потом выросла ставка по вкладам в тенге. И все ушло на депозит. Вот такие банковские премудрости. Но вернемся на сельскохозяйственную стезю.

Я пробовал много чего, но не все было рентабельным.

От коров мы отказались, это раньше она была кормилицей, а сейчас одна головная боль. Есть возможность купить и молоко, и масло. Мы также оптимизировали огород под картофель. После того, как завели три высоко урожайных сорта. Мы оставили под картофель 2,3 сотки. Нам с них хватает урожая для себя. Были времена, мы держали под картофелем до 15 соток. Только это очень трудоемкий процесс и занимает много времени. На втором участке мы высаживаем кормовые культуры — тыкву, кукурузу, подсолнечник и другие. 

Зимой делать нечего, и мы освоили массу разнообразных работ. Делали табуретки, столики, скамеечки для национальных столов.

Все это было из натуральной сосны хорошо отполированной и красивой формы. Только этот бизнес не пошел: больше 2 тыс никто не давал, и это оказалось невыгодно.

Сейчас много в деревне таксистов. Деревня большая, и многие пенсионеры любят поездить по магазинам. Хорошо продается летом ягоды, грибы и рыба. Услуги грузового транспорта по доставке угля, дров, кормов. Один из набирающих оборотов вид бизнеса — сдача металлолома. Цена на черный метал за кг доходит до стоимости булки хлеба. У нас есть грузовая машина для вывоза металла в город и хороший металлоискатель.

Машину уже скоро отремонтируем, а я на следующий год займусь не реликвиями, а металлоломом. Со времен освоения целины в земле лежат тысячи тонн бросового метала.

Есть у нас люди, кто выращивает на продажу чеснок. Еще в группе «Рынок» постоянно публикуются объявления: колют дрова, складывают уголь, клеят обои и много другой работы. Но мы дома ремонт делаем сами.

Анализируя свою жизнь за последние 13 лет в статусе самозанятого, я удивляюсь, чем мы только не занимались.

В начале 90-х я работал председателем земельного комитета в районе. В 1992 году началась земельная реформа. На нашу службу свалилась самая ответственная работа по этой реформе. Когда в области под следствием оказалось несколько райземов, я понял, что надо уходить. Областное начальство требовало соблюдения законов при выдаче земли, а акимы районов на это смотрели со своей колокольни и нередко все делали по-своему. Ко мне приходили люди, у которых на руках были уже документы на выдачу земли, подписанные акимами без предварительных процедур и областным земельным комитетом. Оказавшись между молотом и наковальней, землеустроительная служба совершала немало ошибок под давлением районных акимов. В дальнейшем это со многими сыграло злую шутку. Акимы выкрутились, а райземы оказались крайними. В 1994 году братья в правовом поле оформили землю, и я оставил прежнюю работу, ушел к ним в крестьянское хозяйство. Намучавшись на диком рынке, мы сдали землю в ТОО, а деньги с последней удачной сделки я пустил на приусадебное хозяйство.

Хорошим подспорьем всегда и сейчас были дары природы. К примеру, вишню в этом году продавали до 6 тыс тенге за ведро, а вот яблочки — по 1 тыс.

Грибы осенние я продаю и сейчас от 2 и до 4 тыс за ведро.

Раньше мы сажали много картофеля на продажу, сейчас только для себя. Пробовали выращивать грибы — не получилось. Пробовали выращивать рассаду на продажу — волокитно и доход небольшой. Грибы зимой тоже продавали маринованные, оно того тоже не стоит.

Были времена, я гадал на картах. Правда, платили за это символическую плату. Этот бизнес лучше для города. Раньше я в этом деле был профи, сейчас навык надо нарабатывать.

Меня научил дед, а его — фрау в немецком плену. Он работал в лагере на сахарном заводе и после Сталинграда, когда были мобилизованы в Германии последние резервы. Его брали из лагеря для военнопленных, чтобы помогать местным резать и разделывать свиней, что не каждый взрослый сможет. Как они там общались на разных языках?! Но он гадал очень хорошо и мне передал.

Уже вторую неделю я занят грибным бизнесом — продаю топольки. Берут хорошо. В общем, после лихих 90-х я не чураюсь никакой работы.

Loading...
Айнур Оразбекова -  среда, 27 октября в 12:49
Автор «Бессовестных снох» затронула тему пандемии в Казахстане
Жанар Муканова -  понедельник, 25 октября в 06:00
Недоразвитый Балхаш
Жанар Муканова -  воскресенье, 24 октября в 01:29
Почему казахстанцы предпочитают жить в Турции
Айнур Оразбекова -  пятница, 22 октября в 03:29
Умка и Бульдозер: Чем запомнились акимы Южного Казахстана за 30 лет

28 октября, четверг