воскресенье, 29 января, 2023
icon
460.43
icon
501.04
icon
6.65
Алматы:
icon
3oC
Астана:
icon
-13oC
Подпишитесь на нас:
Интервью Айнур Оразбекова
5 декабря, 2022, 12:31

Мать заставила выйти замуж за насильника: Проблема абьюза в Казахстане становится острее

За последние пять лет статистика преступлений в сфере бытового насилия выросла в Казахстане более чем в два раза. Только одно из трех обращений о бытовом насилии доходит до суда и в одном случае из шести агрессор получает наказание в виде административного ареста. Это наглядно свидетельствует о безнаказанности бытового насилия. Таковы предварительные данные исследования, проведенного представительством фонда имени Фридриха Эберта в партнерстве с ОЮЛ «Союз кризисных центров» и ОФ «Zertteu Research Institute». Собственный корреспондент ИА «NewTimes.kz» Нелли Адаменко узнала о судьбах современных жертв бытового насилия.

Мать заставила выйти замуж за насильника: Проблема абьюза в Казахстане становится острее

Фото: unsplash.com

В Казахстане действует закон РК «О профилактике бытового насилия», утверждены стандарты специальных социальных услуг для жертв бытового насилия, а также развита сеть кризисных центров, оказывающих реабилитационные услуги для пострадавших женщин с детьми и их социализации в обществе. Но проблема бытового насилия остается актуальной и по сей день.

По данным директора союза кризисных центров Зульфии Байсаковой, в 2021 году на пульт 102 по Казахстану поступило 114 тыс звонков с обращениями по фактам бытового насилия. Полицейские выписали 81 тыс предписаний по защите физлиц от насилия. По этим фактам было рассмотрено 45 тыс судебных дел, 18 тыс человек привлекли к адмответственности от двух до трех суток. А вот уголовную ответственность понесла всего тысяча человек.

Сегодня в нашей стране 36 кризисных центров, которые помогают жертвам бытового насилия. Но, как отмечает Байсакова, государство направляет на оказание специальных социальных услуг потерпевшим только 765 млн тенге, или 17% от всех затрат на борьбу с домашним насилием. Это значит, что получить помощь от кризисных центров фактически может только 15% жертв бытового насилия. Вместе с тем в Казахстане не разработаны программы по реабилитации детей, которые являются свидетелями разборок взрослых. Все это явно не красит нашу страну, которая, как известно, постоянно стремится в 30 лучших.

«Мы считаем, что в стране также необходимо ввести госпрограмму работы с агрессорами, ─ говорит руководитель кризисного центра. ─ Но чтобы содержать психотерапевта-психолога, еще одного психолога и социального работника, нужны средства. Из мировой практики известно, что десять двухчасовых занятий помогут изменить поведение агрессора. В этом направлении мы ведем работу с фоном Фридриха Эберта. Мы уже договорились с министром и МВД РК относительно обучения полицейских системе оценки риска во время факта насилия. Внимание к жертвам бытового насилия традиционно наиболее активно во время акции «16 дней активных действий против гендерного насилия», инициированной ООН. Акция проходит с 25 ноября по 10 декабря. Согласно данным ООН, каждая третья женщина за свою жизнь хоть раз подвергалась насилию».

История 1. Бесконечный страшный сон

Гульмира сбежала в кризисный центр от мужа-тирана с пятерыми детьми.

«Моему мужу сейчас за 50, я почти на десять лет моложе. Это мой первый брак, ─ рассказывает женщина. ─ Сейчас самому маленькому нашему ребенку три года, а старшему — 13 лет. Муж-бизнесмен обеспечивал семью, дети учились в престижных школах. Я не работала, занималась домашним хозяйством. Супруг хотел, чтобы я постоянно сидела дома, он сильно меня ревновал. Сначала он угнетал меня психологически, говорил, что я никчемная, ничего сама не могу. Потом стал распускать руки и контролировал каждый мой шаг, отбирал все гаджеты, не выпускал меня на улицу. Если мне нужно было, к примеру, срочно сходить в поликлинику или магазин, то я должна была постоянно находиться с ним на видеосвязи. Он требовал, чтобы я четыре раза звонила, докладывая каждый свой шаг. За любой проступок следовало избиение. Я терпела насилие 14 лет. Моя жизнь была похожа на бесконечный страшный сон. И тогда я решилась позвонить на телефон горячей линии 150 и попросила помощи. Там мне дали контакты кризисного центра».

Когда Гульмира пришла в кризисный центр «Жан-Сая», ее трясло, женщина говорила прерывисто и каждую минуту оглядывалась. У нее была паника, потому что она так надолго из дома никогда не выходила. Она боялась, что совершила ошибку и теперь муж, который имел вес в обществе, лишит ее детей, она останется на улице одна, без материальной поддержки. Только долгий и обстоятельный разговор с юристом и психологом организации успокоил многодетную мать.

Выяснилось, что до замужества женщина неплохо шила. В центре Гульмире подарили швейную машинку, направили на курсы кройки и шитья. Еще находясь в «Жан-Сае», Гульмира принимала заказы. Она увидела, что может сама что-то делать и не такая беспомощная, какой ее видел муж. У женщины появилась вера в себя. Она начала за собой ухаживать, сделала стрижку, превратившись из забитой домохозяйки в красивую женщину. Она пробыла в кризисном центре около четырех месяцев. За это время женщина развелась с мужем-тираном, сняла квартиру, перевезла туда детей и начала работать.

Она вместе с подругами выиграла грант на пошив спецодежды и сегодня успешно трудится в этой сфере. А муж в это время обивал пороги правоохранительных органов, утверждая, что жена ему изменяет, экономически несостоятельна и требовал, чтобы у нее забрали детей. Однако сделать это, к счастью, ему не удалось.

История 2. Педагог-насильник

Айжан не скрывает свое имя и лицо, делясь наболевшим.

«Я из Тараза, со своим супругом познакомилась в 2020 году в Instagram, ─ рассказывает девушка. ─ После школы училась в медицинском колледже и подрабатывала, он был на семь лет меня старше и работал педагогом в начальных классах. За год наших встреч я поняла, что это не мой человек и нам нужно расстаться. Но он стал уговаривать мою маму познакомить со своими родственниками. Но когда туда я приехала, квартира оказалась пустой и он меня там изнасиловал. Я сказала, что никому об этом не скажу, пусть только оставит меня в покое. Сначала он согласился, но потом стал угрожать, что наложит на себя руки, обвинив меня в своей смерти. Моя мама взяла сторону моего ухажера, так как он проявлял к ней знаки внимания: дарил цветы, конфеты и так далее. Она уговорила меня выйти за Зангара замуж, и он меня фактически украл. Когда я жила с ним, он постоянно требовал секса, но я этого не хотела, плохо себя чувствовала: как выяснилось, на тот момент я была беременна. К тому же он постоянно избивал и изменял мне. Я нашла контакты дома мамы и попросила меня приютить. К нам домой пришел полицейский, который меня и вызволил».