понедельник, 30 января, 2023
icon
460.43
icon
501.04
icon
6.65
Алматы:
icon
-7oC
Астана:
icon
-24oC
Подпишитесь на нас:
Интервью Айнур Оразбекова
16 декабря, 2022, 14:12

Участник декабрьских событий 1986-го: «Казахи не хотели быть людьми второго сорта»

16 ноября — не только праздник по случаю Дня Независимости Казахстана. За пять лет до этой знаменательной даты произошло еще одно важное событие, дать оценку которому не так-то просто. С одной стороны, пролилась кровь, бесчинствовала несправедливость и репрессии. С другой стороны, не будь тогда Желтоксана, насколько сильным был бы общественный дух Казахстана сейчас, в 2022 году? Участник декабрьских событий в Алматы Курмангазы Айтмурза рассказал в интервью корреспонденту ИA «NewTimes.kz» Айше Куанышбек о том, чего истинно хотела тогда казахская молодежь, и считает ли он, что не зря рисковал своей жизнью.

Участник декабрьских событий 1986-го: «Казахи не хотели быть людьми второго сорта»

Фото из личного архива Курмангазы Айтмурзы

По словам Курмангазы Айтмурзы, он из семьи казахов-переселенцев, которые когда-то бежали от советской власти в Иран, но дошли только до Туркменистана. Там мужчина провел свое детство, а потом их семье удалось возвратиться на историческую родину — в Актюбинскую область, село Байганин. После службы в армии он поступил в Алматинский государственный театрально-художественный институт на специальность «актер драмы».

«Я был тогда на последнем курсе, мне немного оставалось до диплома. До всех этих событий в воздухе витал дух притеснения казахов. Закрывались казахские школы, на казахском языке разговаривать без осуждений и укоров со стороны окружающих становилось невозможно. Это все накалялось, обострялось, потом прошел известный пленум, на котором сняли Кунаева и вместо него поставили Колбина. Тогда это стало своеобразной точкой кипения», — рассказывает Курмангазы Айтмурза.

По его словам, решение о выходе на митинг принималось быстро и безапелляционно. Как выяснилось, не он один думал об этом, другие студенты тоже решили выразить свое несогласие с происходящим.

Отговаривать их от затеи никто не пытался, потому что дело было ночью. Выразить свое мнение решили и парни и девушки, ночью усилено шла работа: писались листовки с выдержками из выступлений Ленина, разучивались гимны и речевки с отсылкой на казахских писателей. С утра все началось.

«У нас не было конкретных организаторов, тех, кто подговаривал или провоцировал выходить на площадь, весь протест начался, можно сказать, спонтанно, это было какое-то необъяснимое единение духа. Сначала утром мы пошли на площадь, потом сделали круг по улицам, брали людей и звали их за собой, люди шли. Набралось так много недовольных, что на площади мы не поместились. Мы начали высказывать свои требования ,и главным было то, что мы должны были сами избирать своего лидера. Мы просили это, а подспудно высказывали свое недовольство колониальной политикой Кремля, тем, что мы, казахи, являлись людьми второго сорта. К нам вышли власти, но не стали нас слушать и считаться с нами. Появились силовики, начали разгонять нас дубинками, саперными лопатками, хватали, загоняли в автобус... Несмотря на весь этот ужас, я был до конца со всеми. Сейчас думаю, что у меня был так называемый «военный синдром» — когда страшно, но психика говорит, что нужно защищаться, несмотря на свой страх. Но страшнее всего было не на площади, а после этого. Я понимал, что спокойной жизни не будет», — вспоминает Курмангазы Айтмурза.

Мужчину осудили за организацию митинга и участие в нем. На протяжении четырех лет он сидел в тюрьме в Мордовии, освободившись, ему удалось окончить театральный институт, доучившись положенные пять месяцев, долгое время проработал актером на сцене павлодарского театра. В 1997 году его признали реабилитированным. Сейчас Курмангазы Айтмурзе 60 лет. Он считает, что проживает свою жизнь счастливо.

«Мы до сих пор общаемся с некоторыми участниками декабрьских протестов. Кто-то из них лишился свободы, кто-то лишился друзей, за нашу смелость говорить правду нас окрестили наркоманами, алкашами и разбойниками. Но могу точно сказать, что никто ни о чем не жалеет. И мне жалеть не о чем, я поступил так, как подсказывала мне совесть. У меня нет ни на кого обид, не в обиде я и на наших с вами предков — казахов, в принципе, допустивших приход советской власти на нашу землю. В конце концов, они сделали это вынужденно», — говорит мужчина.

Курмангазы Айтмурза считает, что хоть независимость Казахстан получил позже Желтоксана, именно это восстание зародило дух казахской самоосознанности и самоидентичности.

«Сейчас Казахстан получил независимость, несмотря на какие-то претензии к власти, у нас есть свобода и суверенитет. Это главное, и к этому нужно относиться как к ценности. Именно за это мы в свое время боролись. Мое субъективное мнение: мы по-прежнему до конца не избавились от колониального прошлого и говорить о том, что мы реально, а не юридически независимы, рано. Чтобы так гордо заявить, нужно еще много работать. В будущем я мечтаю, чтобы Казахстан стал государством, где основной движущей силой будет народ», — заключил участник Желтоксана.

В статье:
Что думаете об этом?
Подпишитесь на нас:


Эксклюзив
Интервью и мнения