«Доверьтесь государству». Как прощенный Елбасы Доскалиев за донорство органов выступал

О том, что органы казахстанцев никто не собирается продавать, Жаксылык Доскалиев говорил на встрече, где обсуждали Кодекс о здоровье. Какие доводы приводил экс-глава Минздрава — в репортаже автора ИА «NewTimes.kz» Анар Бекбасовой.

В ноябре этого года Марина Шаймаханова из Нур-Султана повезла девятимесячную дочь на прививку против кори, краснухи, паротита и ветряной оспы в поликлинику. Через неделю ребенок умер. Прочитав новости о поправках в Кодекс о здоровье народа и системе здравоохранения, в котором Минздрав планирует прописать норму об обязательной вакцинации детей, тихо горевать дома Марина больше не смогла. В понедельник, 23 декабря, она пришла на встречу министра здравоохранения Елжана Биртанова с гражданами, где он обещал объяснить, зачем нужны эти и другие обновления в законодательстве.

Фото: Анар Бекбасова

Устроить эту встречу чиновников Минздрава вынудили посты в социальных сетях и рассылки в мессенджерах о том, что поправки в кодекс противоречат интересам страны. Резонанс вызвали нормы о принудительной вакцинации и особенно утверждения о попытке Минздрава исключить право граждан препятствовать изъятию органов у умерших пациентов — их близких и родных. Месседж о том, что не успевшие отказаться от изъятия органов при жизни рискуют стать жертвой нечистых на руку трансплантологов и торговцев человеческими органами, не на шутку встревожил казахстанцев.

Сотрудники министерства пытались объяснить на своих страницах, что все не совсем так, как пишут противники предлагаемых новаций, но обратить на себя внимание аудитории так и не смогли. Зато в медуниверситете «Астана», куда Минздрав и пригласил народ узнать всю правду, дефицита сторонников не было: за полчаса до начала мероприятия большую часть мест в конференц-зале заняли студенты и сотрудники медуниверситета.

Впрочем, организаторы напрасно перестраховались. Желающих критиковать Минздрав в реальности оказалось не так много, как в «Фейсбуке». Ровно в 11.00, когда на трибуну вышел министр, двери зала закрыли. Еще с полчаса после этого за ними слышалась какая-то возня и ругань:

— Мест нет! Извините.

Охранять порядок приехали двое полицейских.

Фото: Анар Бекбасова

Елжан Биртанов был немногословен. После приветствия он передал слово вице-министру Ляззат Актаевой, сообщившей, что доля антипрививочников в Казахстане составляет всего 2% и теперь нужно убедить их в необходимости вакцинации детей. Напомнив о критике в интернете об угрозе криминала в трансплантологии, она также напомнила, что торговля человеческими органами в Казахстане запрещена.

«Право близких выражать свое несогласие на изъятие органов у умершего человека не исключается», — подчеркнула Актаева.

Опровергла вице-министр и информацию о сокращении срока опознания и востребования тел с 45 до 10 дней. В интернете писали, что через 10 дней тело может считаться анатомическим даром для научных исследований. Актаева же отметила, что эти сроки регламентированы уголовно-процессуальным законодательством. Вице-министр посчитала нужным заверить слушателей и в том, что инициируемые поправки не способствуют созданию криминальных схем в трансплантологии, а только создают условия для эффективного лечения граждан.

Актаева отметила, что отключить от поддерживающих жизнь пациента аппаратов врачи имеют право только после консилиума и в случае остановки сердца, дыхания, отказа нервной системы или гибели головного мозга. Не упустила вице-министр и возможности пожаловаться на граждан в интернете, склонных верить чиновникам меньше, чем другим.

«У нас есть контакт-центр Фонда медицинского страхования. Есть раздел «Народный контроль» на сайте ФМС. Я публиковала на личной страничке все контакт-центры управлений здравоохранения, что, если где-то в регионе что-то происходит и нужно достучаться до руководства, в каждом регионе работает колл-центр. И знаете, мне удалось добиться только ста репостов, а вот тому сообщению, которое содержит недостоверную информацию, удалось добиться тысячи репостов. Поэтому нам важно, чтобы каждый из нас распространял и поддерживал достоверную информацию», — говорила Актаева заинтересованным слушателям.

Убеждать зал в целесообразности поправок, предполагающих развитие посмертного донорства, трансплантации и максимальный охват детей вакцинацией выходили зампред Комитета контроля качества и безопасности товаров и услуг Жандарбек Бекшин, женщина в хиджабе, согласная с вакцинацией собственных детей, и даже экс-министр здравоохранения, руководитель Центра по трансплантации Жаксылык Доскалиев, призвавший народ довериться государству.

«Существует Европа, там есть евротрансплант. Например, если необходимый орган появляется в Германии, то его пересылают во Францию, и наоборот, то есть вся Европа работает по этой системе. …Почему Казахстан не может подключиться? Может. …Почему мы не можем интегрироваться со странами Евразийского союза — Россией, Беларусью, ведь количество пересадок значительно увеличится в Казахстане. Вот для чего это делается. Но никто не собирается продавать органы и так далее. Купля-продажа органов запрещена. (...) Пожалуйста, доверьтесь государству, которое делает все для вас, все для населения. Это объем гарантированной бесплатной медицинской помощи, это либеральный закон об ОСМС. Ни в одной стране такого нет. Все делается во благо кого? Во благо нашего государства, тех, кто здесь проживает», — объяснял Доскалиев.

Фото: Анар Бекбасова

Когда началась сессия вопросов и ответов, в зале появились свободные места. Готовых оппонировать выступающим и их подчиненным было не так много, поэтому до женщин, требующих исключения нормы об обязательной вакцинации из законопроекта, микрофон дошел быстро.

«29 числа мой ребенок умер. Все документы сфальсифицированы. Я могу это доказать, вплоть до того, что дописали десятый месяц жизни ребенку, — начала свой рассказ Марина Шаймаханова. — Ребенок жил девять месяцев. При такой фальсификации — внутренний медицинский заговор. При любом диагнозе, который они не могут подтвердить, заметают следы — это я могу заявить. Во всех трех учреждениях — поликлинике, больнице и морге — сделали одно заключение — фиброэластоз. Ребенок до девяти месяцев ничем не болел, даже простудными заболеваниями».

Фото: Анар Бекбасова

Публика замерла. Студенты, на цыпочках покидавшие зал, остановились.

«У меня должен быть выбор: хочу ли я делать вакцину следующему ребенку? — продолжала Марина Шаймаханова. — Почему должны навязывать вакцинацию? Нас, мамочек, у которых общее горе, — 250 человек, остальные не поместились в группе «Вотсап». Мы каждый день трубим, пишем. Нас никто не слышит. (...) Вы говорите: статистика. В ней не указывается ни один поствакцинальный случай. (…) Я не мракобес, который против вакцины. Ставлю своим детям прививки. Но когда я столкнулась с этой проблемой, не могу молчать. (...) Я не верю казахстанским коррумпированным чиновникам, медикам, которые заинтересованы в том, чтобы заработать деньги, а не вылечить человека».

Вопросы и упреки в адрес министерства относительно низкого качества вакцин завершались жидкими аплодисментами противников обязательной вакцинации. Ответы же чиновников, твердящих обратное, сопровождались бурными овациями.

По данным Минздрава, число казахстанцев, не желающих ставить своим детям прививки, растет. С ноября 2018 года зарегистрировано 13,5 тыс случаев заболевания корью. От этой болезни в этом году погиб 21 человек. Главный детский инфекционист Динагуль Баешева сообщила, что каждый третий ребенок, поступивший в инфекционное отделение, — непривитый.

«Когда за четыре месяца умерло 16 детей, мы чуть не завыли. Это те дети, которые не могли получить вакцину, потому что некоторые говорят пафосно: «Не получайте прививки». Важно защитить тех, кто не может получить вакцину. Буквально на прошлой неделе умерла девочка — 2,7 года. Мама выла, кричала: «Почему позволила себе послушать некомпетентных людей и отказалась вакцинировать дочку?!» (...) Я вынуждена говорить эту правду. Мы-то вакцинируем от тех болезней, которые ничем нельзя вылечить. Не дай бог, дифтерия, полиомиелит придут, неужели мы должны ждать, когда ребенок будет умирать от кори и дифтерии?» — приводит доводы Динагуль Баешева.

Задать вопросы министру и его подчиненным смогли не все, занявшие очередь у микрофона, — не хватило времени.

Елжан Биртанов пообещал, что подобная встреча повторится.

Анар Бекбасова