Мальчик с синдромом Дауна из Актобе стал фотомоделью и покорил Милан

27-летняя актюбинка Айгерим Бижанова рассказала, как им с мужем удалось поставить на ноги сына с синдромом Дауна. В 2013 году у супругов Бижановых родился сын, пишет газета «Диапазон».

«Для нас рождение ребенка с синдромом Дауна было шоком. Я спортсменка, работала в финполиции, муж — в юридической сфере, также вел здоровый образ жизни. То есть никто из нас не работал на заводе, мы не курим, не пьем, но все равно у нас рождается больной ребенок. Мне было 22, а мужу 25 лет. И перед родами наш генетик успокоил, что мы не относимся к группе риска и переживать, что может родиться нездоровый ребенок, не стоит. В итоге получилось так, как никто не ждал, и я была в депрессии», — вспоминает Айгерим Бижанова.

«Мне говорили врачи, что ребенок будет, как растение, и лучше его оставить и что я еще молода — рожу еще. Но я бы себя ни за что не простила, если б знала, что где-то лежит мой ребенок и нуждается в заботе», — говорит Айгерим.

«О том, что Тима с синдромом Дауна, знали только близкие, но и они повторяли, что он не отличается от других детей. И я нашла силы полюбить своего ребенка таким, какой он есть, и заниматься его развитием. Мы каждый месяц получали массаж, я боялась чего-то недодать. А с полутора лет я с ним ходила в школу раннего развития, он не отставал от других детей. В 2 с половиной года он пошел в развивающий детский центр, он ходил на плавание, научился нырять, ходит на танцы. Он схватывал все, чему учили преподаватели», – описывает Айгерим первые годы жизни своего ребенка.

Сейчас Тамерлану 3 года, он может читать по карточкам Домана, знает все буквы, но не разговаривает. Знает отдельные слова, но пока не получается построить предложения.

«Мы активно работаем над его речью. Он уже говорит легкие слова. То, что не может выговорить, стараемся проговорить хотя бы по слогам, занимаемся с логопедом», — говорит мама Тамерлана.

«Тимке понравилось позировать. На фотосессиях Тимка сначала не понимал, чего от него хотят, и мы ловили удачные моменты, затем он начал позировать. Фотографии получались живыми. Его заметили и пригласили, так наш Тима стал моделью. Затем он стал лицом детской линии одежды от Даны Наби, она заметила его сразу», — рассказывает мама мальчика.

После этого Тамерлана Сансызбая пригласили открывать показ, в котором участвовали Аида Кауменова, Алекс Чжен и Таукел Муслим.

«Нас пригласила в Милан модный критик Мила Ануфриева для работы с итальянским брендом Qusella. В апреле в Италии прошла фотосессия. Все это у нас получилось благодаря поддержке казахстанских блогеров и певице Зарине Омаровой. На фотосессии в Милане сын всех поразил фотогеничностью и умением позировать перед камерой. Я получаю много сообщений в дайрект, многие мамы пишут, что наша история вдохновляет их. Я уверена: чтобы проделать такой путь от отчаяния до счастья, нужно просто любить своего ребенка», — подчеркивает Айгерим.

Айгерим Бижанова отмечает, что в Актобе нет хороших специалистов, которые могли бы заняться обучением детей с синдромом Дауна. А занятия с логопедом очень дорогие — 4 тысячи тенге в час. Тамерлан ходит в детский центр, который открыла его мама.

«Многие детские центры не хотят брать детей с особенностями развития, родители против, чтобы они были вместе с их малышами. Поэтому пришлось открыть свой детский центр, который он посещает с обычными детьми. Там родители знают, что наш ребенок особенный, дети хорошо относятся к Тамерлану, родители правильно объяснили им», — объясняет Айгерим.

В статье:
Loading...
Жанар Муканова -  понедельник, 22 февраля в 06:07
Астанчане в сомнениях: нужно ли вакцинироваться от COVID-19?
Жанар Муканова -  понедельник, 22 февраля в 02:56
Приложение, способное изменить жизнь
Жанар Муканова -  среда, 17 февраля в 10:28
Нерыночная вакханалия

26 февраля, пятница