+7 (7172) 30 85 71

Написать нам в WhatsApp: +7 (707) 888 02 16
26.10.2017 в 19:49

Религиозная ситуация в Кыргызстане: вызовы и риски для Центральной Азии

Религиозная ситуация в Кыргызской Республике сложная и многогранная, как и в других странах Центральной Азии. Динамика ее развития определятся различными факторами, лежащими на разных уровнях: глобальном, региональном, национальном.

На глобальном уровне религиозная ситуация связана с политикой и риторикой великих держав, а также с распространением идеологий глобальных экстремистских групп (таких как Аль-Каида или ИГИЛ), которые могут рассматривать страну как площадку для вербовки боевиков, совершения резонансных акций или для дестабилизации страны.

На региональном уровне процессы в религиозной сфере определяются новой волной радикализации, которая характеризуется двумя группами факторов:

- положением стран Центральной Азии на периферии современных международных отношений;

- характером государственности стран Центральной Азии: теоретики международных отношений относят страны региона, в той или иной степени, к «слабым государствам», где население фрагментировано на отдельные социальные группы (этнические, религиозные и т. п.).

Региональный уровень также связан с ситуацией в соседних странах и возможностью «перетекания» радикальной идеологии из одной в другую страну.

На национальном уровне современная религиозная ситуация в Кыргызстане характеризуется следующими моментами:

1. Рост числа религиозных организаций, действующих на территории республики. В 1990 году в Кыргызстане действовало 39 мечетей, в 2014 году – 2362 мечети и 81 исламское учебное заведение, входящие в структуру Духовного управления мусульман Кыргызстана (ДУМК). В 2014 году зарегистрировано 68 мусульманских центров, фондов и объединений, занимающихся образовательной, просветительской, благотворительной деятельностью и строительством культовых объектов. Количество христианских организаций к 2014 году достигло 378. Функционирует 49 приходов Русской православной церкви (до 1991 года – 29 приходов) и 1 женский монастырь. Также в стране официально действуют 4 католических, 50 баптистских, 20 лютеранских, 56 пятидесятнических, 31 адвентистов седьмого дня, 38 пресвитерианских, 43 харизматических, 41 Свидетелей Иеговы, 18 других христианских организаций, 26 зарубежных протестантских миссий. В Государственной комиссии по делам религий Кыргызской Республики также прошли учетную регистрацию 1 еврейская община, 1 буддистская и 12 общин веры бахаи.

2. Увеличение идеологического разнообразия религиозных организаций, действующих на территории республики. Наряду с двумя традиционными конфессиями (суннитский ислам ханафитского мазхаба и православное христианство) в страну пришли религиозные организации нетрадиционного для Кыргызстана толка, пропагандирующие новые для страны мировоззренческие установки.

3. Расслоение мусульманской общины и появление новых культовых практик под воздействием нетрадиционных для страны турецких, пакистанских, арабских, иранских и других религиозных организаций, и деятелей, а также усиление финансовой поддержки со стороны иностранных организаций. Главной особенностью религиозной ситуации в Кыргызстане с этой точки зрения является тот факт, что почти все пришедшие извне религиозные течения обретают здесь своих последователей.

4. Рост радикальных религиозных настроений. Данный тренд подтверждается следующими индикаторами:

- увеличением числа последователей запрещённых в стране религиозных организаций. Как указывается в аналитическом докладе «Угроза международного терроризма и религиозного экстремизма государствам – членам ОДКБ на центральноазиатском и афганском направлениях», выполненным под эгидой Аналитической ассоциации ОДКБ, «Аль-Каида» имеет в Кыргызстане около 2 тыс человек, «Исламское движение Узбекистана» (ИДУ) – порядка 3 тыс человек, «Хизб-ут-Тахрир» – около 15 тыс сторонников, а из незарегистрированных – «Таблиги Джамаат» – порядка 20 тыс участников. 

- увеличение числа противоправных акций со стороны экстремистских и радикальных организаций, функционирующих в стране. Так, например, по данным МВД, за 8 месяцев 2015 года силовые структуры Кыргызстана выявили 264 факта проявления экстремизма, возбудили 119 уголовных дел, задержали 231 человека и изъяли 7.126 экземпляров экстремистских материалов. 1.866 человек стоят на учете как приверженцы экстремистских взглядов, из них 1.361 человек – приверженцы религиозно-экстремистской организации «Хизб ут-Тахрир».  По данным Государственной комиссии по делам религии при президенте Кыргызской Республики, по состоянию на начало 2016 года в Кыргызстане судами различной инстанции запрещена деятельность 19 экстремистских и террористических организаций, 18 из которых относят себя к числу исламских

- возрастающее участие женщин в экстремистских организациях, их выезд в зону сирийского конфликта. В 2005 году, по экспертным оценкам, этот показатель составлял 8%, а в 2010-2015 годах вырос до 23%. 

- рост количества боевиков, выезжающих из Кыргызстана в зону сирийского конфликта. Данные относительно количества боевиков серьезно разняться. Указываются цифры в диапазоне от 400 до 1000 человек. На 2015 год, согласно данным пресс-службы ГКНБ Кыргызстана, в Сирии находилось более 400 кыргызстанцев, 51 гражданин Кыргызстана был убит, 60 вернувшихся из Сирии привлечены к уголовной ответственности. К уголовной ответственности было привлечено 112 лиц, причастных к религиозно-экстремистским организациям.

Кыргызстан, в соответствии с Концепцией национальной безопасности 2012 года, рассматривает «расширение масштабов международного терроризма и религиозного экстремизма» как внешнюю угрозу. При этом данная угроза напрямую связывается с военно-политической обстановкой в Афганистане и Пакистане, где «сконцентрированы основные идеологические и боевые силы терроризма, религиозного экстремизма и специальные лагеря подготовки боевиков», «оперирующих в Центральной Азии». Вместе с тем указывается, что условия для «активизации террористических и экстремистских проявлений в странах Центральной Азии, в том числе и в Кыргызской Республике» были созданы «трудностями в политике трансформации новых независимых государств Центральной Азии», которые «привели к обнищанию определенной части населения, существенной социальной дифференциации и слабости государственной идеологии на фоне деградации образовательного и интеллектуального потенциала населения. Этот социальный вакуум с успехом заполняют исламские экстремисты, утверждающие, что только исламское государство может дать людям справедливую и достойную жизнь».

Данная официальная установка о воздействии преимущественно внешних факторов на усиление вызовов и рисков в религиозной сфере и рост религиозной радикализации ретранслируются и большинством кыргызстанских экспертов.

«Кыргызстан страдает от экстремистских элементов, приходящих в страну из соседних республик, в которых религиозные свободы намного ограниченнее и где эти течения радикализированы в связи с их репрессиями со стороны государств».

При этом, экспертное сообщество указывает также на нерешенность ряда социально-экономических и политических вопросов в стране, что создает благодатную почву роста религиозного экстремизма в стране среди наиболее уязвленных групп.

Существует несколько проблемных зон в развитии религиозной ситуации в Кыргызстане, формирующих угрозы и вызовы как общественному порядку в стране, так и региональной стабильности. К ним относятся следующие вопросы:

- рост числа неконтролируемых религиозных объектов. Существующая практика регистрации религиозных организаций и объектов культового назначения, слабый контроль этого процесса со стороны государства и несовершенство законодательства, регулирующего религиозную сферу, приводит к существованию в стране религиозных организаций, осуществляющих свою деятельность без учетной регистрации. Более 20% объектов культового назначения не проходят регистрацию. Расширение сети намазканы, в том числе в государственных учреждениях, приводит к тому, что под видом помещений для молитвы, функционируют нелегальные мечети, где проводится незаконная религиозная деятельность. Зачастую незарегистрированные религиозные организации уходят в «серую зону» или меняют организационно-правовую форму – работают под видом различных образовательных, оздоровительных, языковых и др. некоммерческих организаций; 

- недовольство со стороны населения прозелитизмом религиозных организаций и отдельных лиц. Например, препятствия, возникающие в связи с захоронением лиц, сменивших свое вероисповедание, в частности, кыргызов, сменивших ислам на христианство (протестантизм); 

- слабая система обеспечения информационной безопасности государства, характеризующаяся неэффективными методами реагирования на пропаганду религиозного экстремизма и распространения чужды для страны мировоззренческих установок и идеологий, в том числе, распространяемыми посредством новых средств коммуникации;

- слабое развитие религиоведческого и религиозного образования в Кыргызстане, дефицит интеллектуальной исламской элиты и отсутствие опыта деятельности отечественного мусульманского духовенства в светском государстве, религиозная неграмотность имамов, работающих на уровне местных религиозных общин.

В целом, все выше обозначенные проблемные вопросы связаны с низкой эффективностью государственной политики в религиозной сфере. Как отмечается в Концепции государственной политики Кыргызской Республики в религиозной сфере на 2014-2020 годы в стране отсутствуют систематические исследования религиозных процессов, нет системной и планомерной работы с целью продвижения ценностей и принципов светского государства, идей свободы совести и вероисповедания, воспитанию толерантности; слабая преемственность в действиях органов государственной власти, ответственных за сферу государственно-конфессиональных отношений, и органов местного самоуправления; существующая практика проведения теологической и религиоведческой экспертизы несовершенна; недостаточно разработаны механизмы своевременного реагирования на вызовы со стороны деструктивных и экстремистских проявлений в деятельности религиозных организаций и т.д. 

Минимизация рисков и вызовов, проистекающих из современной религиозной ситуации в Кыргызстане, будет зависеть от того, насколько государство системно и последовательно будет реализовывать систему мер и механизмов противодействия данным вопросам и их профилактики. Повышение эффективности государства в Кыргызстане, в том числе – по работе в религиозном сегменте, в той или иной степени будет способствовать нормализации ситуации и в Центральной Азии как регионе.

Ирина Черных, доктор исторических наук

*Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.


Редакция

Новости Казахстана

Полное воспроизведение или частичное цитирование материалов агентства допускаются только при наличии гиперссылки на ИА «NewTimes.kz» в первом абзаце. Фото- и видеоматериалы агентства могут быть использованы только с указанием авторства «NewTimes.kz». Использование материалов ИА «NewTimes.kz» в коммерческих целях без письменного разрешения агентства не допускается.

© 2013-2019, «NewTimes.kz». Все права защищены.
Об агентстве. Правила комментирования. Реклама на сайте

Республика Казахстан, 010000
г. Нур-Султан (Астана), К. Сатпаева, 13А
Тел.: 8 (7172) 308571
Email: n.times@mail.ru

Мы в соцсетях

       

Приложения Newtimes для:
iPhoneAndroid

  Яндекс.Метрика