Черный понедельник в парламенте: Как дешевеющий тенге девальвировал страх перед коронавирусом

Утром, 16 марта, повисшая в воздухе интрига из-за отсутствия информации о времени обращения президента к народу страны держала столичную прессу в напряжении. Когда репортеры пришли в мажилис на правчас по вопросам насыщения рынка отечественными сельхозтоварами, их встретила полицейские с антисептиком и измерителями температуры. В эти минуты еще никто не подозревал, что вовсе не коронавирус, не проблемы сельхозпроизводства и даже не предстоящее выступление Касым-Жомарта Токаева будут в центре информационной повестки этого понедельника. Страну ждала очередная девальвация, пишет автор ИА «NewTimes.kz» Анар Бекбасова.

Черный понедельник в парламенте: Как дешевеющий тенге девальвировал страх перед коронавирусом
Фото автора

Все совещания, заседания и обсуждения в столице о проблемах развития отечественного рынка сельхозпродукции всегда похожи.

Суть их не меняется много лет: правительство выделяет средства на развитие сельского хозяйства, стимулирует производителей и экспортеров, но местные продуктовые рынки все равно завалены импортом.

В потребительской корзине затраты граждан на продукты составляют 50% от ее стоимости. Поэтому чем больше растут цены, тем чаще казахстанцы вынуждены отдавать предпочтение дешевым, низкокачественным товарам.

«В России, Украине и Белоруссии, да и, наверное, у нас, за счет применения пальмового масла снижается себестоимость молочных продуктов. В отдельных сырных продуктах, поступающих из за рубежа, вообще нет молока и масла. Всем известно, что трансжиры — это вредно для организма. У нас за первое полугодие прошлого года ввезено 6 тыс тонн пальмового масла», сообщил вице-спикер Владимир Божко, открывая правчас. 

Некоторые парламентарии пришли на работу в медицинских масках и старались снять их, когда фотографы наводили объектив.

Регламент, объявленный вице-спикером, вызвал ропот в зале. Депутаты не хотели слишком долго обсуждать заявленную тему. 

«Коллеги, мы должны не время ограничивать, а усиливать качество рассматриваемых вопросов. (...)Я понимаю, что все озабочены, но …», не договорил фразу Божко.

Доклад министра сельского хозяйства Сапархана Омарова был кратким. Зато следующие выступающие, приглашаемые Владимиром Божко и сопровождаемые его лестными комментариями, заставили депутатов переглядываться и неодобрительно качать головами.

То были сельхозпроизводители внешне совсем не похожие на крестьян. Их брендовые костюмы, галстуки и аксессуары были не хуже, чем у самих депутатов и представителей правительства, сидящих в зале.

Гости, как и ожидалось, просили усилить государственную поддержку сельхозбизнеса. В какой-то момент депутат Омархан Оксикбаев не выдержал.

«По какому принципу мы их позвали сюда?  вскипел он.  Кто их выбрал? Есть другие, глубокие вопросы. Я сейчас не понимаю, по какому принципу мы их вызываем на трибуну. Стоят с руками в карманах, какие-то проекты нам двигают. Может, что-то лоббируют нам. Это неправильно, я считаю, что мы должны идти по процедуре, которая нас установлена из веков в мажилисе. Не надо это нарушать».

«У нас нет процедуры, определенной регламентом. А мы (депутаты — А.Б.) должны руководствоваться регламентами. Спасибо»,  сухо ответил Божко, оставив замечание Оксикбаева о лоббировании без комментариев.

Из последующих выступлений и вопросов депутатов было понятно, что о проблемах насыщения рынка отечественной сельхозпродукцией в парламенте знают предостаточно.

Депутаты замечали, что 80% произведенной продукции в Казахстане реализуется в виде сырья, а готовая продукция не очень конкурентоспособна из-за технологической отсталости предприятий переработки.

К тому же из-за субсидирования экспорта сырье уходит за границу и местным производителям мало что остается перерабатывать, а гарантии сбыта — нет.

Рыночная мафия заставляет продавать сельхозпродукцию по завышенным ценам. В итоге цепочка перекупщиков получает прибыль больше, чем сами крестьяне. Знают депутаты и о проблеме приписки статданных.

«Только по крупному рогатому скоту приписки составили боле 1 млн тонн. Недавно в своем интервью экс-министр сельского хозяйства Мамытбеков озвучил уже другую цифру — 1, 5 млн составляют приписки. По молоку мы производим чуть более 6 млн тонн по статистике, приписки составляют более 1 млн тонн . Можно ли при таких искаженных цифрах создать реальную программу развития АПК. Как можно на основании таких искаженных данных оценить продовольственную безопасность страны? Это же нацбезопасность. Кто вообще будет отвечать за этот бардак возмутился депутат Роман Ким.

Кто будет отвечать, представители правительства не ответили, да и депутат не настаивал на поиске виновных. Представителя агентства по статистике на правчасе не было.

Коллега Романа Кима — нуротановец Жексенбай Дуйсебаев вспомнил, что в 2005 году правительство инициировало создание коммунальных рынков, на которых производители могли бы напрямую продавать свою продукцию потребителям.

Он поинтересовался, сколько продукции сбыли на этих рынках и сколько рынков сейчас работает.

«Если признаться, мы не проводим министерством мониторинг, — отвечал министр сельского хозяйства Сапархан Омаров. Я даже не могу назвать какие-то цифры. Но, как вы знаете, в связи с коронавирусом и по поручению главы государства, ежедневно мы должны контролировать продукцию товаропотребления. И здесь, совместно с министерством торговли, мы должны контролировать и вести учет всей продукции, которая имеется на складах этих рынков и тогда мы увидим, какие у нас есть недостатки или плюсы».

Тема сельхозпроизводства не сильно увлекала парламентариев. Кто-то демонстративно читал газету, кто-то уходил в социальные сети или перебирал записи.

В эти минуты обменные пункты меняли табло и страна погружалась в атмосферу паники.

Вопрос депутата Мурата Темиржанова заместителю акима Акмолинской области о перспективах развития продовольственного пояса столицы был отпечатан на листе заранее и он прочитал его, добавив в текст злободневные нотки.

«Какие шаги область будет предпринимать? Какие дополнительные меры с учетом того, что количество населения в столице неуклонно растет? Вот даже мы час сидим — у нас доллар с 415 до 440 вырос — поэтому я хотел бы понять, какие шаги Акмолинская область будет предпринимать, чтобы наш продовольственный пояс на месте тоже не остался», произнес депутат.

Ответ заместителя акима Галымжана Абдыкалыкова тоже был отпечатан на листе, и он монотонно перечислил статданные. Депутат Мурат Темиржанов в это время изучал стоимость доллара через интернет.

«Смотрите, пока я задавал вопрос, доллар 450 стал!»  пытался он удивить сидящих рядом коллег, показывая смартфон. И те равнодушно кивали.

После того как правчас завершился и трансляцию для прессы прервали, вице-спикер попросил коллег остаться и что-то обсудить за закрытыми дверями.

Журналисты все же дождались их выхода и приставили микрофоны к тем, кто не успел нырнуть в лифт. Репортеров интересовало, что думают депутаты о последствиях обесценившегося тенге и влиянии ситуации на жизнь казахстанцев.

«Я ничего не думаю, потому что я покупаю в теньгах все. … У нас подавляющее большинство продуктов производится в стране и зарплату все получают в тенге. Так что не все продукты вырастут», нервно ответил Владимир Божко.

«Что за вопросы?»  услужливо шипели его преданные коллеги.

Президент Касым-Жомарт Токаев все-таки выступил по телевизору. Во второй половине дня. Его текст был о коронавирусе, угроза которого после девальвации уже не казалось такой страшной, как прежде.

Читайте все материалы автора Анар Бекбасовой.

Loading...
Жанар Муканова -  среда, 21 апреля в 10:32
В уголовном деле о хищениях в «Астана LRT» нет исполнителя
Жанар Муканова -  вторник, 20 апреля в 12:48
Страна мусора
Айнур Оразбекова -  воскресенье, 18 апреля в 04:39
Не кричите на детей

23 апреля, пятница