+7 (7172) 308 571

<
Написать нам в WhatsApp: +7 (707) 888 02 16
13.12.2017 в 14:40

В Актобе 10 миллионов тенге требует мать за жизнь сына

В Актобе 10 миллионов тенге требует мать за жизнь сына фото: timeskz.kz

Во вторник начался суд над горе-водителем по факту совершенного им ДИП со смертельным исходом, передает Тimeskz.kz.

Все случилось в полдень, в последний день лета. Семилетний Алишер его мать и еще трое детей шли по регулируемому пешеходному перекрестку на пересечении улиц Жанкожа батыра и Асау-Барака в Актобе. В это время, на большой скорости по улице Жанкожа батыра «летел» автомобиль марки «Фольксваген Пассат». Управлял машиной актюбинец Тимур Садыков, у которого, к слову, даже не было прав. Не успев затормозить, он врезался в ребенка, а потом в дерево. От полученных травм мальчик скончался на месте.

Свою вину Тимур Садыков полностью признает и раскаивается. Весь судебный процесс он сидел рядом со своим адвокатом, опустив голову и боясь взгляда матери, которая потеряла сына. Его допросили первым.

«В тот день я двигался на машине по улице Жанкожа батыра в сторону Центрального рынка. Со мной был мой друг. У него дома ремонт и я ему помогал, нам надо было отвезти старые батареи. Когда мы приближались к перекрестку, загорелся зеленый сигнал светофора. Пешеходы стояли полевую сторону и не выходили на проезжую часть. Доехав до перекрестка, я посмотрел еще раз вверх, чтобы убедится, что горит зеленый, потом я глаза опустил и в это время ребенок выбежал на дорогу. Я хотел выехать на встречную полосу, но к ребенку подбежала мама. Мне ничего не оставалось, как максимально крутить руль вправо – не получилось», ― вспоминает Тимур Садыков.

По словам мужчины, уже на следующий день он с родственниками поехал домой к родителям мальчика. Там от соседей он узнал, что все они уехали в Батамшу, где собирались хоронить Алишера.

«Мы поехали в поселок. На похороны ходил друг Виталий Сабиров, который был со мной во время ДТП, и дядя. В дом их не пустили, а показали список желающих помочь. Дядя передал конверт с надписью: «ДТП Тимур». В конверте было 150 тыс тенге. После похорон несколько раз мы ходили просить прощения с тетей и со снохой. В дом меня не пускали. Мать ребенка не хотела меня видеть, и я всегда оставался на улице. Мы обменялись номерами телефонов. Потом потерпевшая сказала, что ее дочь болеет, и мы дали еще 200 тыс тенге. Я полностью признаю свою вину и раскаиваюсь, если бы у меня была такая возможность, то я все бы изменил и не садился бы за руль в тот день», ― сказал Тимур.

Известно, что у Тимура Садыкова не было водительского удостоверения, не смотря на то, что стаж вождения у него – 5 лет (по утверждению самого обвиняемого). Он учился на права, но в конечном итоге не пошел сдавать экзамен. Как признался Садыков, всему виной - административный штраф, который он так и не оплатил. Оказалось, что штрафовали мужчину за вождения без документов.

Весь судебный процесс мать Алишера Рсты Малдыбаева сдерживала слезы, периодически вытирая лицо носовым платком. Она говорила тихо и, сдерживая гнев, старалась не грубить подсудимому.

«Ты должен был каждый день приходить и просить прощения, стоя передо мной на коленях. Я думаю, в зале со мной согласится каждый. Почему ты этого не делал? Ты просто не осознаешь свою вину. Прошло столько времени после аварии, а я тебя вижу в первый раз. Ты летел с бешеной скоростью и не собирался останавливаться и уворачиваться. Это я, - как опытный водитель говорю. Я помню, как подняла сына на руки – он был весь в крови. Сама я по профессии – медик, и поняла, что травмы у ребенка серьезные – его не спасти», ― ответила Малдыбаева.

Рсты Малдыбаева утверждает, что во время ДТП рядом с Садыковым находилась некая женщина, а не друг, о котором он говорил в своих показаниях. Это же подтверждает и дочь потерпевшей, которая своими глазами видела, как умирал братишка. После всего пережитого, - девочка и сама серьезно заболела.

Помимо всего, потерпевшие требуют с Тимура Садыкова крупную сумму – 10 млн тенге.

Я все подсчитала, все затраты: похороны – 1 млн тенге; памятник – 500 тыс; поминки, лекарства, моя зарплата, которую я могла получить, - это все по минимуму! Моральный ущерб – всего 2 млн, а все остальное, - это вынужденная трата из-за него. Пусть возместит все затраты, и пусть суд накажет его по всей строгости закона.

Тимур Садыков с такой суммой не согласен.

«Да, я виноват и буду таковым чувствовать себя до конца дней, но выплатить 10 млн тенге мне не по силам. Я готов возместить ущерб в размере 2 мл тенге», ― сказал подсудимый.

Потерявшая сына мать идти на уступки отказалась. Суд продолжается.

Самые интересные новости в нашем Telegram-канале


Редакция

ИА «NewTimes.kz» ЗАПРЕЩАЕТ копировать и перепечатывать материалы агентства с пометкой «Эксклюзив», а также их фрагменты. ЗАПРЕТ распространяется на все зарегистрированные СМИ, а также паблики в Instagram. Полное воспроизведение или частичное цитирование других материалов агентства допускаются только при наличии гиперссылки на ИА «NewTimes.kz» в первом абзаце. Фото- и видеоматериалы могут быть скопированы и размещены только с подписью «NewTimes.kz». Использование материалов ИА «NewTimes.kz» в коммерческих целях без письменного разрешения агентства не допускается.

© 2013-2018, «NewTimes.kz». Все права защищены.
Об агентстве. Правила комментирования. 
Реклама на сайте

Мы в соцсетях

       

Приложения Newtimes для:
iPhoneAndroid

    Яндекс.Метрика