Эксперты озвучили результаты молекулярно-генетической экспертизы по делу избитого на ВОАД мальчика в Алматы

В специализированном межрайонном уголовном суде продолжается разбирательство по делу мальчика с ВОАД, передает МИА «Казинформ».

На очередном заседании допросили свидетельницу, которая якобы видела ДТП, где возможно пострадал 5-летний мальчик.

По словам свидетельницы Наргизы Пашаевой, которая работает учительницей в школе, в тот день она как обычно ехала на работу на автобусе и увидела, что произошло ДТП. По дороге сотрудники полиции остановили автобус и спросили, видели они какое-либо происшествие. На их вопрос пассажиры, якобы, все промолчали.

«Вышла из дома на работу. На остановке я ждала автобус какое-то время, 10-15 минут. Когда я ехала на автобусе 37, где-то через 200 метров с левой стороны увидела большую темную машину. Рядом были люди, два человека. На земле лежал маленький ребенок. Представители ГАИ были, но намного дальше ДТП. Возможно, не видели. Потом приехала домой и рассказала родителям. В тот день я опоздала на работу», − рассказала в суде свидетель Наргиз Пашаева.

Кроме того, в суде был допрошен сотрудник органа экспертизы, которая озвучила результаты молекулярно-генетической экспертизы по предметам материала следствия.

«От образцов крови потерпевшего и подозреваемого мы провели молекулярно-генетическую экспертизу. Как показал результат ДНК на камне и на колесе велосипеда кровь принадлежит потерпевшему мальчику. А ДНК крови подозреваемого на исследованных предметах исключается. Нарушений не было, имеется фототаблица», − рассказала сотрудница органа экспертизы.

Напомним, инцидент произошел 16 августа, когда пятилетнего мальчика с разбитым черепом нашли на обочине ВОАД.

Изначальная версия полиции о том, что ребенка сбила машина не подтвердилась. В ходе следственных мероприятий было установлено, что ребенок пострадал от рук собственного отца. Однако родные задержанного не верят, что он мог совершить такое.

На предварительных слушаниях отец мальчика неоднократно повторял, что поступить так со своим ребенком не мог. На заседании в начале апреля Мурат Аскароглы даже расплакался, когда прокурор зачитывал обвинения.



29 января, среда