«Не считаю нужным уведомлять, с кем я сплю»: Откровения 28-летней бисексуалки из Алматы

В этом материале корреспондент ИА «NewTimes.kz» рассказывает о ЛБТИК-женщинах Казахстана (лесбиянка, бисексуалка, трансгендер, интерсекс и квир люди), которые ежедневно из-за своей сексуальной ориентации подвергаются дискриминации, оскорблениям, шантажу, а также испытывают психологическое, вербальное, социальное, экономическое и физическое насилие.

«Не считаю нужным уведомлять, с кем я сплю»: Откровения 28-летней бисексуалки из Алматы
Фото: unsplash.com

В Казахстане трудно сделать каминг-аут, потому что есть последствия. ЛБТИК-женщине нужно иметь твердую почву под ногами, ощутить поддержку, особенно правовую, чтобы громко заявить о своей сексуальной ориентации. Поэтому в целях безопасности настоящие имена героев материала были изменены.

Интервью с 19-летней лесбиянкой Эрикой и 28-летней бисексуалкой Варварой было записано для того, чтобы узнать, сохраняются ли в Казахстане их гражданские права на личную жизнь. Беседа началась с банального вопроса.

— В каком возрасте вы поняли, что вас привлекают девушки?

Эрика: Сложно сказать в каком возрасте я это поняла. В детском саду, помню, мне нравилась девочка с группы и воспитательница. В более старшем возрасте я сделала несколько каминг-аутов. Первый получился незапланированным в 13 лет, так получилось, что родители случайно узнали. Мягко говоря, они были в шоке. Все надеялись, что это несерьезно. Кстати, на днях я разговаривала с матерью, призналась, что живу с подругой.  Она ответила, что понимает, в каких отношениях мы состоим. После этого разговора у нас с родителями все более-менее наладилось. Теперь они это понимают, но не любят об этом разговаривать.

Варвара: Хоть я и выросла в довольно консервативной семье, откуда-то у меня в голове всегда была убежденность, что человека нужно любить не за форму его гениталий. Однако в отношениях с девушкой я себя не видела лет до 25 - пока не влюбилась. Без истерик на тему «ааа, что же теперь делать?» не обошлось. Но отпустило меня через пару недель: рядом с той девушкой весь окружающий мир становился таким до невозможности правильным и прекрасным, что заморачиваться совсем не хотелось.

Ту же мысль я попыталась донести и до своих родных, чтобы они не надоедали вопросами про замужество. Для мамы главной сложностью было то, что она не может себе представить секс между двумя девушками и то, что у нее «никогда не будет внуков». Я ей объяснила, что лесбийский секс она должна представлять, только если в нем подразумевается ее участие, а детей у меня нет совсем по другим причинам. Спустя два года после каминг-аута мы спокойно начали обсуждать мои отношения с обеими полами. Сложнее было с бабушкой. От нее правду я скрывала очень долго - она у меня старенькая и абсолютно советская гражданка, не хотелось ее лишний раз травмировать. Но все тайное рано или поздно становится явным. Были скандалы, были многочасовые беседы… Не могу сказать, что она меня приняла. Скорее, в общении друг с другом мы обе делаем вид, что «нетрадиционной» части моей жизни просто нет.

— Решиться на каминг-аут в казахстанском обществе настолько трудно? В нескольких изданиях читала, что девушек, признавшихся родным, везут к каким-то шаманам…

Варвара: Помимо истории с родными, в остальном мне страшно везет на каминг-ауты - никто из друзей ни разу еще не скривился и не перестал общаться из-за моей бисексуальности. Меня из-за нее не били, не увольняли и даже не возили к бабкам изгонять демонов. Но это не значит, что ЛГБТИК-людям так уж легко и безопасно о себе заявлять. Меня, возможно, очень спасает окружение - адекватные творческие люди широких взглядов. Но даже при таком раскладе я не готова к публичному каминг-ауту. Во-первых, я не считаю нужным уведомлять государство о том, с кем я сплю, а во-вторых, это может повлиять на работу. Едва ли меня уволят, но оставаясь в тени, я смогу сделать для защиты ЛБТИК-сообщества гораздо больше. По крайней мере, здесь и сейчас.

Однако делать из своих предпочтений тайну я тоже не стремлюсь. Всегда отвечаю на прямые вопросы и ставлю в известность потенциальных партнеров и партнерш. С романтическими отношениями, кстати, бывает сложно. Бисексуальных людей часто не воспринимают всерьез: гетеросексуальное сообщество считает нас экспериментаторами и извращенками, а негетеросексуальное - неопределившимися предателями. И те, и другие часто уверены, что мы ветреные и в один прекрасный день непременно бросим своего человека ради другого пола. На самом деле, ориентация никак не влияет на верность, точно так же как пол или цвет глаз. Но объяснять это каждый раз дико утомительно.

— У нас не принято афишировать свою сексуальную ориентацию. Как вы определяете, лесбиянка девушка или нет? Как знакомитесь?

Эрика: Не знаю даже как определяю, это что-то вроде гей-радара. В основном, знакомство происходит в интернете или ЛГБТ-клубах.

Варвара: Еще одна сложность - почти нереально познакомиться с человеком своего пола просто на улице или в кафе. Конечно, есть дейтинговые сервисы, тематические тусовки и общие знакомые... Но все же иногда не хватает возможности просто подойти к понравившейся девчонке и сказать: «Ты классная, сходишь со мной на свидание?».  Даже при работающем гей-радаре шансы не быть посланной к черту пока исчезающе малы.

 

— Бытует мнение, что лесбиянками, бисексуалками, трансгендерами и квирами становятся из-за детской травмы, либо психической болезни. Так ли это?

Эрика: Я считаю, что сексуальную ориентацию не выбирают. Но есть такие случаи, когда ориентация действительно может стать следствием полученной в детстве психологической травмы. Однако, есть еще масса других причин. К примеру, существуют люди, которые из каких-то личных соображений готовы на половой контакт с партнерами своего же пола. 

Варвара: Ориентацию нельзя выбрать или навязать. Если бы это работало, в мире не было бы не гетеросексуальных людей. Потому что с самого детства нас всех окружает пропаганда «нормальных» отношений между мальчиком и девочкой - сказки, фильмы, целующиеся парочки на улицах. По такой логике, влечению к своему полу неоткуда взяться. Но оно есть. У большинства ЛБТИК-людей, с которыми я знакома, оно есть с детства. И повлиять на это не смогло ни воспитание, ни религия, ни что-то еще.

— Сталкивались ли вы с дискриминацией из-за сексуальной ориентации?

Эрика: Дискриминацию в свою сторону как таковой я не ощущаю, если только в интернете. Но есть другая проблема. Иногда абсолютно каким-то случайным образом к тебе «катит» мужчина, ты говоришь, что-то вроде «извините, но я не по вам», а он начинает предлагать себя третьим, начинаются странные вопросы, что-то вроде как ты поняла о своей ориентации. И самое глупое, что я слышала в своей жизни: женщина без мужчины не проживет.

Варвара: На мой взгляд, очень глупо запрещать нам создавать семьи, усыновлять детей, иметь право на совместное имущество и заставлять прятаться за закрытыми дверьми спален. Было бы гораздо лучше, если бы вместо агрессии и жадного интереса к тому, «кто сверху», люди учились быть добрее друг к другу и шире смотреть на мир. Потому что каждый человек, вне зависимости от ориентации должен иметь право на любовь или даже просто хороший секс. А еще - выглядеть так, как ему или ей нравится, и строить отношения так, чтобы было комфортно всем, кто в них участвует.

Соосновательница Казахстанской феминистской инициативы «Феминита» Гульзада Сержан, отвечая на вопросы ИА «NewTimes.kz» сообщила, что среди лесбиянок, бисексуалок и квир Казахстана есть родительницы. Некоторые имеют детей, которых сами рожали, другие называют своими детьми рожденных партнерками малышей. Есть женщины, чьи дети появились на свет в гетеросексуальных отношениях, но в последствие воспитываются в гомосексуальных союзах.

«Некоторые рожали детей сразу в гомосексуальных семьях. Поэтому утверждение ЛБТИК-женщины не планируют беременность и вовсе не собираются рожать - не соответствует действительности. Возможно, количественно среди ЛБТИК-женщины мало тех, кто рожают по сравнению с гетеросексуальными женщинами того же возраста. Это обуславливается тем, что ЛБТИК-женщины, наоборот, относятся к рождению детей и воспитанию ответственно. Они могут отказываться от родительства по причине того, что их ребенку придется жить в враждебной к ЛБТИК-женщинам среде», — рассказала Гульзада Сержан.

Активистка добавила, что сексуальная ориентация – личная жизнь каждого. Нет оснований, чтобы утверждать, что лесбиянками или бисексуалками становятся из-за детской травмы, обиды на мужской пол или психической болезни.

«Возможно, есть лесбиянки, которых обижали мужчины, подверглись детской травме и с психической болезнью. Но, среди гетеросексуальных женщин немало тех, кого обижали и обижают мужчины, подверглись детской травме и с психической болезнью. Так же есть лесбиянки, которые дружат с мужчинами, не подвергались в детстве насилию, росли в любви и гармонии. Есть лесбиянки с прекрасной физической и атлетической формой, здоровые спортсменки. Считаю, пока нет доказанных научных исследований, нельзя сказать, что лесбиянками становятся по каким-то причинам», — заключила феминистка.

Этот материал приурочен к 8 марта – международному женскому дню. Дамы бывают разные и у каждой из них есть свои мечты, цели и желания, за которые их не стоит преследовать и подвергать дискриминации. Ранее мы рассказывали, что в Казахстане есть список из 213 запрещенных для женщин профессий, который правозащитники считают дискриминационным. 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Loading...
Жанар Муканова -  вторник, 4 мая в 11:53
Бессвязная связь, или Кто виноват?
Жанар Муканова -  понедельник, 26 апреля в 05:19
Образы будущего в мечтах казахстанцев
Жанар Муканова -  пятница, 23 апреля в 02:00
Подсудимые по делу об «Астана LRT» выступили с последним словом
Жанар Муканова -  пятница, 23 апреля в 12:15
Бессилие или черствость?

8 мая, суббота