«Нечеловеческие крики за стеной»: Астанчанка рассказала о бытовом насилии во время карантина

За карантинный март в Казахстане на линию доверия Союза кризисных центров поступило 199 жалоб по поводу бытового насилия. Это на 25% больше, чем обычно. Общественники бьют тревогу: самоизолировавшиеся казахстанцы остались запертыми со своими агрессорами. Журналист ИА «NewTimes.kz» рассказывает о том, как обострилась домашняя тирания на период ЧП.

«Нечеловеческие крики за стеной»: Астанчанка рассказала о бытовом насилии во время карантина
Фото: freepik.com

Недавно глава Союза кризисных центров Зульфия Байсакова заявила об ухудшении положения женщин и детей, столкнувшихся с бытовым насилием из-за чрезвычайного положения в стране. По ее словам, дом перестал быть безопасным местом для жертв. А печальная статистика лишь подтверждает заявление общественницы.

С тех пор как в стране объявили ЧП, у кризисных центрах значительно прибавилось работы. Только за один месяц на линию доверия для детей и молодежи поступило 199 звонков с жалобами на бытовое насилие в семье. Удручающие цифры выросли сразу на 25%.

Так, карантин обнажил проблему домашней тирании и беззащитности жертв. Из-за того что казахстанцы оказались запертыми дома наедине друг с другом, в семьях начало расти психологическое напряжение и все чаще возникают конфликтные ситуации.

И если раньше пар можно было выпустить, прогулявшись на улице или ударившись в работу, то теперь такой альтернативы нет. Агрессоры все чаще срываются на своих близких, прикладываются к бутылке и, в конце концов, начинают поднимать руки.

А жертвы насилия больше не могут сбежать к родным или друзьям, так как на улицах уже строго ограничили свободное передвижение по городу. Они остались закрытыми наедине со своими насильниками и больше не чувствуют себя в безопасности. 

По словам Байсаковой, ситуацию усугубляет тот факт, что суды практически перестали обращать внимание на проблему бытового насилия. Раньше они могли назначить наказание в виде предупреждения или арестовать домашнего тирана на срок до 10 суток. Но из-за чрезвычайного положения деятельность судов сильно ограничена — приоритет отдается делам о карантинном режиме. 

Кроме того, на патрулирование улиц, проверки на блокпостах и задержание нарушителей карантина брошены большие силы правоохранительных органов. О том, как она столкнулась с проблемой бытового насилия, журналисту ИА «NewTimes.kz» рассказала жительница столицы Диана Абдукаримова (имя изменено — прим. ред.). Недавно женщина попыталась помочь своей соседке, которую регулярно избивает муж

«Я живу в обычном панельном доме, слышимость у нас дай бог. Надо мной живет семья — муж, жена и двое детей. Раньше я, конечно, слышала крики — плакали дети и иногда ругались взрослые. Но это было нерегулярно и не так громко. Да и в какой семье не бывает ссор? Поэтому не обращала на это особого внимания», — рассказывает астанчанка.

Ситуация в соседской семье изменилась в середине марта.

«С тех пор как мы все позакрывались в квартирах, стала постоянно слышать сверху нечеловеческие крики, маты и топот. Бедные дети плакали постоянно, как будто там война какая-то идет. В один из вечеров у соседей, как всегда, разгорелся скандал, и я услышала грохот. Как будто на пол кидали какой-то тяжелый предмет, у меня потолок начал ходуном ходить. Я не выдержала, подумала, вдруг там детей уже начали бить. Поэтому решила подняться и узнать в чем собственно дело», — продолжила женщина.

Дверь в соседней квартире открыли не сразу. Диане пришлось стучать пять минут, и только когда женщина пригрозила вызвать полицейских, к ней наконец вышел хозяин квартиры.

«Весь красный, аж вены на лбу вздулись. Я с этим мужчиной раньше не общалась, только здоровались иногда в лифте. Он с ходу начал хамить и кричать, чтобы я не лезла, якобы все у них нормально. Жену я не видела, меня ведь дальше порога не пустили. Но решила все-таки позвонить участковому, потому что очень испугалась  мужчины и того, что он мог сделать с женщиной и детьми», — поделилась переживаниями Диана. 

Спустя некоторое время представитель правоохранительных органов связался с женщиной, и выслушал все ее жалобы. Участковый провел в семье профилактическую беседу, и попросил Диану вновь обратиться в полицию, если конфликт повторится. 

«Сказал, что поговорил с соседями, но женщина отказалась писать заявление.  Я до сих пор не знаю, были ли у жены следы побоев. Так как она не заявила ни о каких претензиях, разговор закрыт» —  делится героиня. 

Проблема заключается в том, что даже если соседка Дианы решила бы написать заявление на своего агрессора, доказать насилие с его стороны было бы очень трудно. Ведь ограничение на передвижение во время ЧП также означает, что невозможно провести судебно-медицинскую экспертизу или собрать доказательства факта бытового насилия.

Чтобы хоть как-то помочь в такой ситуации, управление социального благосостояния Алматы предоставило отдельное помещение вновь прибывшим жертвам домашнего насилия на период карантина. 

Кроме того, казахстанские НПО написали открытое письмо в адрес правительства с призывом улучшить защиту женщин, находящихся в зоне риска бытового насилия во время кризиса COVID-19. Общественники требуют: 

  • обеспечить жертвам бытового насилия быстрое реагирование на сообщения о фактах насилия через деятельность участковых полицейских и службу 102; 

  • уведомить сотрудников правоохранительных органов о том, что вынесение постановлений о защите и вмешательство в случаи бытового насилия необходимо рассматривать как приоритетную задачу наряду со случаями, связанными с пандемией COVID-19; 

  • обеспечить продолжение рассмотрения в судах дел о бытовом насилии; 

  • обеспечить принятие мер, позволяющих жертвам бытового насилия своевременно проходить судебно-медицинскую экспертизу, когда это необходимо; 

  • оказать информационную поддержку службе 150 для информирования населения о круглосуточном предоставлении психологической и информационной поддержки.

По оценкам экспертов, проблема бытового насилия в Казахстане затрагивает 34% женщин и 28% детей, которые зачастую являются свидетелями и жертвами чудовищной агрессии. И, согласно букве закона, домашние тираны не несут уголовной ответственности за издевательства над своими жертвами, так как в стране декриминализировано домашнее насилие.

Если вы или ваши близкие столкнулись с физическим, психологическим, сексуальным или экономическим насилием, можете обратиться за помощью на линию доверия по номеру 150. Линия направлена на обеспечение доступной и своевременной квалифицированной психологической и правовой поддержки для подростков и молодежи независимо от социального статуса и места жительства. А также оказание помощи абонентам в разрешении конфликтных ситуаций.

Читайте другие материалы автора ИА «NewTimes.kz» Назгуль Жарбуловой.

Loading...
По теме:

12 июля, воскресенье