Казахстанское искусство столкнулось с новой реальностью из-за карантина

Любовь к искусству полезно прививать с самых ранних лет, ведь это своего рода духовное питание для человека. Но карантин заставил задуматься: а не произойдет ли в цифровом будущем так, что искусство перестанет существовать? Гражданский журналист ИА «NewTimes.kz» Аурелия Акмуллаева не представляет своей жизни без походов в театр, выставок, поэтических чтений. И она задалась вопросами, что происходит с культурой во время пандемии, как арт-пространства выживают сейчас и будет ли место для них в будущем.

Казахстанское искусство столкнулось с новой реальностью из-за карантина
Фото: Pixabay

В период, когда все вынуждены оставаться дома, мировые культурные площадки открыли доступ к своим материалам онлайн для того, чтобы поддержать людей и скрасить дни. Под лозунгом «Stay home» ежедневно можно увидеть уникальные спектакли, выставки, учебные программы всемирно известных площадок, но и отечественные платформы не остаются в стороне.

Многие казахстанские арт-пространства показали себя с наилучшей стороны — собрали архивные материалы и выложили их в открытый доступ. У жителей маленьких городов появилась уникальная возможность увидеть то, что обычно являлось привилегией жителей мегаполисов.

Список казахстанских платформ, перешедших в онлайн-режим:

АРТиШОК не унывает

А может ли просмотр картин и постановок на экране компьютера заменить те эмоции, которые мы испытываем в реальности? Что думают о переходе в онлайн представители культуры и как им живется на карантине? С этими вопросами мы обратились в популярный алматинский театр «АРТиШОК».

АРТиШОК — это независимый современный театр в Алматы. Здесь ставят постановки на самые насущные темы казахстанского общества. После объявления ЧП на YouTube-канале театра бесплатно стали появляться уникальные записи спектаклей. В театре планируют оставить часть видеозаписей и после окончания карантина.

Несмотря на стрессовую ситуацию и новый вызов, команда АРТиШОКа рада, что все казахстанцы получили возможность смотреть спектакли вне зависимости от места проживания. А если карантин затянется, театр даже подумывает ввести практику продажи билетов для онлайн-просмотра. Пока же искусству помогают добровольцы.

«В рамках карантина у нас идет уже вторая акция по сбору средств. В ходе первой акции, которая проходила почти сразу после объявления карантина, нас активно поддержали люди. Сейчас ситуация обстоит иначе, ведь все ограничены в средствах. Многие площадки сейчас просят о помощи, но количество людей, которые имеют возможность помочь, сокращается с каждым днем. Прекрасно понимаю, в каком положении сейчас находятся люди, и поэтому благодарна каждому, кто в этой нелегкой ситуации находит время на просмотр наших спектаклей и средства для поддержки», – рассказывает управляющий директор театра Анастасия Тарасова.

По словам Анастасии, актеры подавали заявки на пособие от государства. Некоторые уже получили деньги, а часть заявок, увы, еще находится на рассмотрении. Пока все выживают на накопления, придумывают новые идеи и проекты и стараются не унывать.

Управляющий директор отмечает, что, анализируя ситуацию в мире, ясно было: рано или поздно эпидемия придет и в Казахстан. Тем не менее, когда вышло постановление акимата о закрытии всех театров, никто не был к этому готов. Еще накануне в театре планировали спектакли и продавали билеты.

Сейчас значительных трудностей у АРТиШОКа пока нет. Но, скорее всего, театры не откроются вплоть до сентября, тогда ситуация значительно осложнится.

«Есть люди, которые принципиально не смотрят видеотрансляции спектаклей. Я же считаю, что это отличная возможность увидеть уникальную постановку, но при одном условии — качество и режиссура записи должны быть на высоком уровне. Сейчас все театры мира выкладывают свои спектакли, и это невероятно крутая сторона карантина. Рынок переполнен интересным контентом», — говорит Анастасия.

«Картины предназначены для того, чтобы рассматривать их вживую»

Еще одна творческая платформа, быстро сработавшая в ситуации карантина, — музей имени Кастеева. К слову, это первый музей в Центральной Азии, вышедший в режим онлайн-вещаний.

«Конечно, музей не был готов к карантину. Если у театров, например, скапливаются архивы спектаклей, то музей — это абсолютно иной формат, и видеоархивов в нужном формате у нас нет. Поэтому нам срочно понадобилось снимать материал. Но это лишь новый этап развития, проблемой для нас он не стал», — говорит руководитель центра экскурсий музея Оксана Танская.

Оксана считает, что, вероятно, после выхода из карантина у музея появится новый онлайн-проект для жителей других городов. Подробнее эти вопросы будут решаться коллегиально, но только когда пандемия отступит.

Она отмечает, что музей получает огромное количество отзывов от зрителей о пользе и интересе контента. По ее личному мнению, картины предназначены для того, чтобы рассматривать их «вживую», ведь от них исходит особая энергия, но в данных условиях такой возможности нет. Поэтому проведение онлайн-работы — единственный вариант хоть как-то возместить урон.  

«Сложно представить мир, где нет места искусству»

И все же стоит ли нам опасаться компьютеризации искусства и что она за собой повлечет? На этот вопрос ответила фотограф и выпускница программы ВШЭ «Визуальная культура» Евгения Горобец, которая, в частности, занимается социологией фотографии и социокультурными исследованиями сообществ.

Фото: Facebook / Евгения Горобец

«Переход в цифровой формат уже существует, и не один год. Использование компьютера и новых медиа в искусстве — это лишь расширения инструментария, новые виды техники производства. С другой стороны, выход в цифровой формат уже имеющихся произведений расширяет круг зрителей и дает эффективный канал коммуникации и распространения. Например, в настоящей ситуации, когда люди не могут не просто выехать в другую страну, но и выйти из дома, виртуальные туры по музеям с аудиогидами, приложения с подробной информацией о произведениях дают возможность привлечь колоссальное количество публики, которая никогда не испытывала опыт посещения музеев, галерей, концертов», — говорит она.  

Евгении сложно представить мир, где нет места архитектуре, музыке, фотографии, кино, танцу, декоративному искусству. Она сомневается, что возможен социум, в котором индивиды не производят художественную практику, не анализируют окружающий мир и не занимаются его переосознанием.

«Новая формация людей теоретически может появиться только после ухода того поколения, которое не будет помнить своих аналоговых практик. Да и возможно ли это? Даже если абстрактно принять факт появления такого типа людей, то они в любом случае будут испытывать влияние эстетики любого вида искусства. Возможно, каналы передачи эстетических образов поменяются, но сами образы не исчезнут — людям необходимо совместное переживание. Это основа создания и существования социальных групп», — подытожила Евгения.

Loading...

28 мая, четверг