«Занимайтесь делами, а не цензурой»: Почему снижение негатива в СМИ не поможет в борьбе с коронавирусом

На заседании правительства глава Минздрава Алексей Цой заявил о необходимости снизить до 10% негативные публикации о борьбе с коронавирусом в СМИ. В стране должны быть реализованы мероприятия, которые помогут снизить плохой настрой среди казахстанцев. Об эффективности такого инструмента и «позитивном» имидже на бюджетные деньги журналист ИА «NewTimes.kz» беседовала с медиаэкспертами Дианой Окремовой и Асель Карауловой. 

«Занимайтесь делами, а не цензурой»: Почему снижение негатива в СМИ не поможет в борьбе с коронавирусом
Фото: СЦК

14 июля на заседании правительства министр здравоохранения Алексей Цой заявил, что надо снизить до 10% негативные публикации в СМИ:

«По новому показателю, который показывает оценку эффективности информационно-разъяснительной работы по борьбе с COVID-19, должны быть реализованы мероприятия, которые уменьшат уровень негативного восприятия населением. 

Цель по показателю — не более 10% от всех публикаций в СМИ и соцсетях. На текущий период уровень данного показателя составляет 24%. Акиматам необходимо обеспечить реализацию данных мероприятий», — отметил Цой.

Позже его слова разъяснила вице-министр здравоохранения Людмила Бюрабекова. Она отметила, что речь идет о недостатке информационной работы с населением:

«Как раз таки акцент делался на проведение разъяснительной работы среди населения, пациентов. Информационная работа проводилась недостаточно, это и привело к жалобам, в том числе в социальных сетях. Мы их анализируем и понимаем, что некоторые вопросы можно было снять на уровне первичной медицинской организации, если бы правильно проводилась разъяснительная работа», — сказала Бюрабекова. 

Журналист ИА «NewTimes.kz» решила побеседовать с медиаэкспертами о том, насколько эффективным будет такой инструмент в борьбе с коронавирусом.

Диана Окремова, руководитель общественного фонда «Правовой медиацентр»

«Я шокирована инициативой Минздрава по снижению количество негатива в СМИ. Потому что в период, когда люди умирают от пневмонии, сталкиваются с нехваткой лекарств, отсутствием врачей и  нормального медицинского обслуживания, говорить о снижении негатива в медиапространстве, на мой взгляд, просто кощунственно. 

Вместо того чтобы заниматься реальными делами и исправлять ситуацию, мы в наших лучших традициях опять собираемся создавать «имидж». 

Когда идет речь об уменьшении негатива в СМИ, предполагается вливание дополнительных денег. Это и многочисленные боты в комментариях, и публикации лидеров мнений, как их называют. То есть материалы будут однозначно «позитивного» характера. И люди прекрасно понимают, что это проплаченные боты и ничего общего с реальностью это не имеет. 

Это однозначно не улучшит информационную работу с населением. Для этого нам нужна нормальная и адекватная работа пресс-служб, грамотная организация предоставления услуг и так далее. 

Каким образом на это могут повлиять положительные материалы в казахстанских СМИ? Я этого совершенно не понимаю. Сколько ни говори «сахар», слаще не станет. В нашей безграничной любви к улучшению имиджа нужно понимать, что важнее всего дело, а не слово», — уверена Окремова.

По ее словам, подобную инициативу можно назвать попыткой фильтровать и ограничивать деятельность журналистов в Казахстане:

«Если речь идет уже о каком-то проценте «позитива» и «негатива», значит, журналистам будут даны соответствующие инструкции. Например, какие нельзя употреблять слова или какие темы считаются табуированными. По сути, это и есть введение цензуры, которая является нарушением нашей Конституции.

Таким образом, получается легальная и завуалированная цензура. И это очень печально. Делая один шаг вперед к свободе слова, мы вновь и вновь отступаем два шага назад. Декриминализируем клевету, а потом возращаемся к старой системе пропаганды и постоянного контроля средств массовой информации», резюмирует эксперт.

Асель Караулова, президент Казахстанского пресс-клуба, председатель Совета НАСО РК 

Как вы оцениваете информационную работу Минздрава в период пандемии? Какие ошибки были допущены?

— Сразу оговорюсь, что я не оцениваю их работу с точки зрения госуправления, кризисного управления и медицины, потому что я в этом не эксперт. Говорим только о коммуникациях. Мы, PR-специалисты, называем это антикризисными коммуникациями. И есть аксиомы, базовые правила таких коммуникаций, которые должны быть соблюдены в любой ситуации кризиса безотносительно страны, отрасли, формы собственности организации и так далее.

Самое главное это просчет рисков, составление карты рисков и решения по их снижению. На мой взгляд, это была одна из самых основных ошибок. Коммуникационные риски не просчитали и не подумали, как с ними реально работать. Именно реально, а не для отчетности. Назову только несколько основных, их гораздо больше.

Первый тотальное недоверие населения официальным каналам информации и чиновникам, которое формировалось много лет. Второй риск зависимость населения от российского информационного поля и российских «звезд», которое тоже идет уже долгие годы. Третий риск низкий уровень медицинской грамотности и настороженности. Четвертый риск доверие населения к рассылкам по мессенджерам и фейк-новостям. Пятый риск – неэффективность традиционных каналов коммуникаций, таких как газеты, ТВ, для более молодой части населения. Шестой риск большое количество заказного контента, который отрабатывают как СМИ, так и блогеры. А заказ в случае кризиса практически не работает – уровень доверия нулевой. Как я сказала, это только часть рисков. На каждый из них нужно найти правильное коммуникационное решение, а министерство пошло традиционным путем.   

Следующий основной принцип, как бы банально это ни звучало, — говорить правду, даже если она неприглядная. В ситуации кризиса неправда и замалчивание усугубляют положение, поскольку организация находится в повышенном фокусе внимания и рассматривается «под лупой». Если в обычное время можно нивелировать, замолчать, опустить детали, то в кризисное этого делать нельзя. И это также одна из основных ошибок, допущенная в период пандемии.

Кроме того, в период кризиса нужна унификация коммуникаций с точки зрения ключевых сообщений. Никакой противоречивой информации. А у нас министр говорил одно, санврачи другое, акиматы третье.

Очень важен подбор спикеров. Здесь хочу отдать должное Биртанову (бывшему министру здравоохранения прим. ред.). Как спикер, он профессиональный, прекрасно говорит на трех языках, хорошо отвечает на вопросы. Но другие спикеры от гоcструктур были плохо подготовлены. Сразу видно, что они не прошли должную подготовку и очень боялись сказать лишнее. В результате были очень серьезные ляпы и ошибки. 

Еще одна большая ошибка это риторика обвинения населения. Да, оно у нас недисциплинированное и зачастую неграмотное в медицинском отношении. Но карантинные мероприятия показали, что вводимые ограничения не распространялись на «сильных мира сего». Очень много заразившихся среди самих чиновников, которые тоже продолжали встречаться, посещать массовые мероприятия и так далее. Обыватель четко видит, что правила не для всех, и нарушает их. Нужно правильно говорить с населением, а не обвинять свысока.

И очень важный момент  так называемая инфраструктура для успешных коммуникаций. К примеру, если ты говоришь людям со всех каналов «не бросайте мусор», но при этом у тебя нет достаточно урн, куда его бросать, то кампания не сработает.

В нашем случае ввели карантинные меры, но нормальный контроль за ними и инфраструктуру не обеспечили. А теперь еще этот бардак и ужас с лекарственным обеспечением. Государство говорит одно, а люди сталкиваются с совершенно другим. Эти противоречия и ведут к кризисам.       

Министр здравоохранения заявил, что необходимо снизить негативные публикации в СМИ до 10%. Как вы относитесь к подобной инициативе?

— На мой взгляд, здесь происходит подмена понятий и непонимание, как работают мониторинг, анализ и KPI в коммуникациях. Мониторить и анализировать СМИ и социальные сети нужно обязательно, но для того, чтобы понимать, что происходит, и реагировать на критику конкретными действиями. А негатив будет снижаться только за счет реально проводимой работы и решения проблем, а не за счет повышения количества позитивных статей через госзаказ. В этом основная проблема. Сказанная министром фраза сама по себе говорит о непонимании сути, но он медик, а не PR-специалист, и советники по коммуникациям должны были объяснить ему, выловить этот риск и исправить. А сейчас акиматы ринутся отрабатывать положительные публикации, чтобы потом отчитываться по ним.

Насколько эффективными будут положительные материалы в рамках госинформзаказа для борьбы с коронавирусом?

— В сегодняшней страшной ситуации нужны не положительные рапорты и ура-материалы, а грамотная разъяснительная работа, основанная на правде, открытости и эмпатии.  

Можно ли назвать инициативу Минздрава попыткой фильтровать и ограничивать деятельность журналистов?

— Пока вижу непонимание фундаментальных принципов коммуникаций. Но считаю, что умные люди должны учиться на ошибках. Нужно пересмотреть подход: проводить ежедневные брифинги для журналистов, без фильтрации вопросов, на основе правдивой и точной информации, давать аналитику, вести разъяснительную работу, в том числе через реальных лидеров мнений, а не мнимых, обязать всех акимов регулярно выступать и использовать нетрадиционные каналы коммуникаций, те же мессенджеры хорошо работают во многих областях. Сейчас нужны очень грамотные и честные коммуникации, а не ограничения. 

Loading...
По теме:

9 августа, воскресенье