Отсутствие лекарств не вредит онкобольному? Позиция Минздрава РК в суде с журналисткой

Министерство здравоохранения не считает, что причиняет вред пациентам, если вовремя не выдает им жизненно необходимые лекарства в рамках гарантированного объема бесплатной медпомощи. С таким заявлением во время прений на судебном процессе Ирины Московки против системы здравоохранения выступил юрист Минздрава Сержан Оралов, сообщает корреспондент ИА «NewTimes.kz» Татьяна Мозговых.  

Отсутствие лекарств не вредит онкобольному? Позиция Минздрава РК в суде с журналисткой
Фото: egemen.kz

Напомним, журналист газеты «Время» Ирина Московка подала в суд сразу на четыре организации: «СК-Фармация», Минздрав, многопрофильная больница №3 Караганды, управление здравоохранения Карагандинской области.

Девушка состоит на учете в онкодиспансере, была прооперирована и должна получать медикаментозное лечение, чтобы избежать рецидива. Однако с мая по август врачи не выдавали ей положенное по закону лекарство «Тамоксифен» и его аналоги. Кстати, этот факт представители многопрофильной больницы даже не пытались отрицать.

С помощью суда Московка решила разобраться в том, кто виноват в том, что она и другие онкобольные не получали необходимые лекарства, и кто за это ответит. В своем иске журналист требует от ответчиков солидарно возместить ей материальный ущерб в размере 42 650 тенге (стоимость лекарств) и нанесенный моральный вред на сумму 42 500 тенге, а также чтобы ответчики предоставили ей полную информацию о причинах отсутствия необходимых лекарств в весенне-летний период 2020 года.

«Это не попытка выудить деньги, не хайп, а скорее, отчаяние. Я не могу больше видеть, как врачи, к которым я отношусь с большим почтением и уважением, отводят глаза, когда говорят, что лекарств нет. Такое, если говорить откровенно, происходит не впервые. Из разговоров с врачами я знаю, что они тоже не в восторге от деятельности «СК-Фармации». Ведь не эта организация, не Минздрав и облздрав выслушивают жалобы и претензии пациентов, а работающие на передовой медики, которые и без того перегружены работой. 

Возможно, благодаря этому процессу чиновники от медицины увидят настоящую важность не в разыгрывании тендеров и соблюдении процедур, а в оказании помощи больным людям. Разве не на это направлена деятельность всех этих структур? Между тем ни одна из этих структур не сумела набраться смелости и признать допущенные организационные ошибки. Не из-за подобных ли ошибок сейчас возбуждены уголовные дела в отношении руководителей Минздрава и «СК-Фармации»? — сказала, выступая в прениях, Ирина Московка.

В ходе заседаний ответчики вину свою не признавали и перекладывали ответственность друг на друга. Накануне в ходе прений юрист Минздрава Сержан Оралов заявил, что Московка в суде не доказала, что понесла моральный и материальный вред, и попросил суд отказать в удовлетворении иска.

Кроме того, несмотря на то что девушка предоставила в суд свою переписку с врачом, датированную июнем 2020 года, он почему-то заявил, что после мая в многопрофильную больницу она не обращалась.

«Официальных доказательств того, что она официально обращалась о наличии лекарств в больницу, суду не предоставила, а лишь скриншот переписки. Такой довод и такое доказательство являются сомнительными. (…) В ходе заседаний ни Московка, ни ее представитель не предоставили нам доказательств, подтверждающих нанесение вреда, ущерба.  (…) Под моральным вредом следует понимать нравственное и физическое страдание, испытываемое гражданином в результате противоправного нарушения. Какое противоправное действие было совершено? Доказательства такие не предоставлены. Умаления или лишения принадлежащих ему личных имущественных благ и прав не произошло. (…) Доказательства, подтверждающие вину ответчиков, истец не предоставил, основываясь лишь на громких обвинениях.

Московка в своем иске ссылается на статью, которая называется «Обязательства, которые наступают в случае причинения вреда». Однако она не предоставила доказательства того, что ответчики нанесли ей вред. Это объясняется тем, что ответчики не причиняли вред Московке. Таким образом, требования Московки о взыскании материального ущерба являются безосновательными. Прошу суд отказать в удовлетворении требований», — сказал в суде юрист Оралов.

Представитель управления здравоохранения в своей речи еще раз сослалась на то, что они не имеют никакого отношения к поставкам лекарств, а потому не могут быть ответчиками по делу.

Представитель «СК-Фармация» сообщила, что больница неверно подала заявку на лекарственные средства и именно поэтому они закончились. 

Кроме того, она настаивала на том, что медорганизации вправе сами закупать определенный объем лекарств в случае, если «СК-Фармация» не провела тендер (компания смогла приобрести «Тамоксифен» только после проведения третьего тендера, первые два не состоялись — прим. авт.), не поставила лекарства вовремя и так далее.

А вот у юриста больницы было совсем другое мнение.

 «СК-Фармация» имела право провести закуп лекарственных средств способом из одного источника и не возлагать ответственность по закупу их на заказчика (больница — прим. авт.). Заказчик по вынужденным обстоятельствам перешел на аналог «Тамоксифена» — «Таримифен» и «Фаристон». Ждал проведения тендера по «Тамоксифену». Ввиду несостоявшихся закупок по «Тамоксифену» заказчик начал предоставлять пациентам «Таримифен» и «Фаристон». Из-за этого в момент обращения Московки ей не был выписан рецепт, поскольку данное лекарство в аптеке не оказалось. Данный препарат был в городе Жезказгане в количестве 26 упаковок.

Согласно графику поставок, в мае 2020 года мы недополучили «Фаристон» в количестве 1290 таблеток. К нам 29 мая 2020 года поступил «Фаристон» в количестве 1710 таблеток. Согласно графику, должно было поступить 3000 таблеток, что подтверждается накладными и графиком поставки. (…)

Обеспечение и организация закупа лекарств для онкобольных возложены на «СК-Фармация». Московке в момент обращения не был выписан рецепт в виду отсутствия препарата», — сказал представитель больницы.

Он обвинил Ирину Московку в том, что она не приходила в медучреждение за лекарством лично. Но по рекомендации санврача «хроникам», онкобольным и людям старше 65 в то время было запрещено выходить на улицу.

Журналист в свою очередь напомнила участникам процесса, что медицинские организации в мае еще были закрыты да и сейчас работают в особом режиме.   

К слову прокурор, участвующий в процессе, поддержала требования истца в части возмещения ей материального вреда, но не согласилась с  тем, что в этой истории присутствует и моральный вред.

Решение суда

«Суд решил исковые требования Ирины Московки удовлетворить частично. Взыскать с многопрофильной больницы №3 Караганды сумму материального ущерба в размере 19 250 тенге и компенсацию морального вреда 30 тыс. тенге», — сообщила судья Смагулова.

В удовлетворении исковых требований в отношении других организаций здравоохранения суд Ирине Московке отказал. Причина — «прямые правоотношения напрямую у Московки возникают только с многопрофильной больницей №3, в связи с чем все остальные ответчики признаны судом ненадлежащими ответчиками».

«Взыскание материального вреда основано на изучении правовой базы, где расписаны обязанности каждого из наших ответчиков. В соответствии с НПА, эти отношения регулируются двумя правилами: одни мы постоянно цитировали — это правила организации тендерных процедур, а вторые — обеспечение лекарственными средствами. В соответствии с этими правилами, медорганизация вправе закупать лекарства и при подаче заявки должна предусмотреть их 3-летний запас. В случае если наступают форс-мажорные обстоятельства и в больнице отсутствуют лекарства, она вправе закупить их самостоятельно. Это указано в правилах. Поэтому суд вменил в вину многопрофильной больнице бездействие, посчитал, что есть виновное бездействие и возложил ответственность за несвоевременное получение медицинских препаратов на больницу», — добавила она.

Ирина Московка таким решением суда не удовлетворена и намерена подать апелляцию. Она уверена: в проблемах поставки лекарственных средств виноваты все ответчики, а потому сваливать все на областную больницу несправедливо.

Loading...
Жанар Муканова -  вторник, 24 ноября в 04:12
Открытый процесс по «Астана LRT» закрыли для журналистов
Жанар Муканова -  четверг, 19 ноября в 01:00
Изгой с чистой совестью…
Жанар Муканова -  суббота, 14 ноября в 01:30
Село на перепутье…
По теме:

27 ноября, пятница