«Почему государство от меня отворачивается?»: Первое слушание по иску журналиста к «СК-Фармации» и Минздраву

Состоялось первое судебное заседание по делу журналиста газеты «Время» Ирины Московки против Минздрава и «СК-Фармации». В своем иске журналист просит привлечь чиновников к ответственности за то, что во время карантина ей не выдали положенные онкобольным препараты. Представители системы здравоохранения с исковыми требованиями не согласны. Каждый по отдельности не считает себя виноватым, зато перекладывает ответственность на остальных, пишет корреспондент ИА «NewTimes.kz» Татьяна Мозговых из зала суда.

«Почему государство от меня отворачивается?»: Первое слушание по иску журналиста к «СК-Фармации» и Минздраву
Фото с сайта rus.azattyq.org

Исковое заявление

Ирина Московка состоит на учете в онкодиспансере Караганды с января 2018 года. Уже в марте 2020 года в больнице ей вместо «Тамоксифена» выдали аналоговый препарат «Фарестон». А в мае в наличии не оказалось ни того, ни другого.

«Врачи, у которых я пыталась выяснить причину отсутствия лекарств, не смогли ничего объяснить. При этом они отметили, что лекарства им вскоре должны доставить. Но, из-за того что я вхожу в группу риска и мне было рекомендовано не посещать медучреждения, врачи неоднократно обещали доставить необходимые лекарства на дом, через врача общей практики поликлиники, к которой я прикреплена. Однако положенные мне лекарства «Тамоксифен» либо «Фарестон» на момент составления искового заявления я так и не получила», — говорится в исковом заявлении Московки.

Чтобы не подвергать свое здоровье риску, женщина покупала необходимые лекарства в аптеках, несмотря на опасность заразиться КВИ. Так делали все. Но почему? Средства на закуп лекарств ежегодно выделяются из государственного бюджета, а «СК-Фармация» должна контролировать обеспеченность всех государственных медицинских учреждений препаратами, иметь запас на складах.

В своем иске журналист не просит миллионы за нанесенный моральный и материальный ущерб. Ее цель — напомнить сотрудникам системы здравоохранения, что они работают для людей, и предотвратить подобные ошибки системы в будущем. Ирина Московка хочет, чтобы многопрофильная больница №3 Караганды, управление здравоохранения Карагандинской области, Минздрав и ТОО «СК-Формация» солидарно возместили ей материальный ущерб в размере 42 650 (стоимость лекарств), возместили нанесенный моральный вред на сумму 42 500 тенге, предоставили ей полную информацию о причинах отсутствия необходимых лекарств в весенне-летний период 2020 года.

Первое заседание: позиция представителей здравоохранения

Заседание началось с ходатайства адвоката Ирины Московки о привлечении в качестве стороны по делу прокурора.

«С учетом большого количества граждан, которые страдают онкологическими заболеваниями и в связи с этим нуждаются в бесперебойном получении лекарственных средств, сторона истца считает, что рассмотрение настоящего дела и вынесенное по нему решение может затрагивать интересы неограниченного круга лиц — граждан Казахстана. Кроме того, несовершенство порядка своевременного обеспечения лекарственными средствами вышеуказанных лиц в нарушение существующего регламента выдачи лекарств обязательно будет иметь необратимые последствия для жизни и здоровья людей», — пояснил причину заявления ходатайства юрист Камиль Каримов.

Судья Смагулова ходатайство удовлетворила. Вот только на момент заседания свободных прокуроров не оказалось.

Но на следующем заседании от надзорного органа будет присутствовать прокурор Исакова.

«Так получилось, пока вы боролись с коронавирусом, онкобольные, в данном случае я говорю за себя, остались без жизненно важных препаратов. Это нарушение моих конституционных прав. (…) Пришлось тратить свой личный бюджет на приобретение лекарств. Я законопослушный гражданин, плачу налоги, не иждивенец и не сижу на плечах государства, приношу ему пользу. Почему, когда я оказываюсь в беде, государство от меня отворачивается? И до сих пор непонятно, кому мне предъявлять претензии, кто исполняет обязанности по обеспечению людей гарантированным объемом бесплатной медпомощи. Только поэтому я обратилась в суд», — объяснила суду Ирина Московка.

Минздрав

Представитель Минздрава, выступая в суде, сообщил, что ведомство не является вышестоящим госорганом для управления здравоохранения Карагандинской области. То есть больница №3, не выдавшая лекарства Московке, подчиняется акимату области, а не министерству, а значит, Минздрав ни при чем. Более того, ведомство считает, что его вообще не должно быть в списке ответчиков.

«Управление здравоохранения должно было организовать выдачу медикаментов. А отношений между министерством здравоохранения и Московкой нет. Минздрав правила закупа не нарушал и не препятствовал осуществлению и реализации прав и свобод истца», — сообщил представитель Минздрава.

С позицией ведомства не согласился юрист Ирины Московки. Он напомнил участникам, что по уставу основная деятельность «СК-Фармация» — обеспечение лекарственными средствами и изделиями медицинского назначения, в том числе в рамках ГОБМП.

«Минздрав — единственный учредитель ТОО «СК-Фармация». В случае, если компания не справляется с выполнением поставленной задачи и не поставляет вовремя лекарственные средства, вы, как учредитель, должны нести ответственность за это?» — спросил Каримов.

«Вы неверно говорите. Как это понять — «не справляется со своей задачей»? Вы ничего не знаете о работе «СК-Фармация», как вы можете такие вещи говорить?» — отозвался представитель Минздрава.

Этот диалог привел к перепалке между участниками процесса (каждый пытался доказать свою правоту, указывал на неправомерность оценочного суждения другого). Представитель Минздрава назвал адвоката «уважаемым», защитник  среагировал и попросил суд сделать замечание своему оппоненту. Минздрав стал настойчиво доказывать, что ничем не оскорбил адвоката. Судья громко стучала молотком. Какофония звуков в what’s app (процесс шел онлайн) длилась несколько минут, затем суд продолжился.

Читайте также: Борющаяся с онкологией жительница Кокшетау больше полугода ждет жизненно важное лекарство

Судья еще раз задала вопрос юриста, адресованный Минздраву. Представитель ответил, что «ТОО — это отдельное юридическое лицо», а «руководство данного юрлица осуществляет первый руководитель, он же несет ответственность». При этом он почему-то опустил детали, что в совет директоров входят вице-министры Минздрава и некоторые руководители департаментов ведомства.  

«Так все-таки Минздрав несет какую-либо ответственность за деятельность «СК-Фармация» или нет? Или, как вы пояснили, за все отвечает только руководство организации?» — переспросил Каримов.

«А какое это отношение имеет к предмету спора?» — отозвался представитель и попросил, чтобы в суде задавались вопросы, касающиеся только предмета спора.

Судья пояснила, что вопрос относится к теме спора, ведь в иске речь идет о солидарной ответственности как Минздрава, так и «СК-Фармация». И еще раз озвучила вопрос адвоката. Представитель министерства продолжал настаивать, что «СК-Фармация» — отдельное государство, за которое Минздрав не несет ответственности.

Управление здравоохранения

Управление здравоохранения в свою очередь также несогласно с обвинениями. Их позиция: лекарств не было в связи с тем, что они не были своевременно поставлены ТОО «СК-Фармация».

«Мы лишь координируем деятельность медучреждений по закупу лекарств и не участвуем в отношениях закупа «СК-Фармация» и медорганизациями, следовательно, управление не могло осуществить закуп «Тамоксифена». Так что ни к закупу лекарственных средств, ни к договорам поставки мы отношения не имеем», — пояснила представитель управления здравоохранения Карагандинской области.

Она также добавила, что больница — это отдельное юридическое лицо со своими правами и обязанностями.

Судья на это пояснение поинтересовалась, каким образом управление здравоохранения реализует свои функции по обеспечению права граждан РК на получение бесплатной медпомощи, обеспечению их бесплатными медуслугами и лекарственными средствами.

«Напрямую мы не обеспечиваем. Это осуществляется через больницы и поликлиники», — ответила представитель управления здравоохранения.

«Это понятно. Скажите, как работает сам механизм, куда дается заявка на объем? Вот многопрофильная (больница №3) пояснила: ей приходят заявки от районных онкологов, они собирают все в одну. Затем отправляют заявку в «СК-Фармация»? — пояснила свой вопрос судья.

— Да, — последовал ответ.

— А управление здравоохранения тогда где? — уточнила судья.

— Управления здравоохранения здесь нет. Деньги они (больницы — авт.) получают через ФОМС (фонд социального медицинского страхования). ФОМС выделяет больницам, и они из этих денег формируют заявку в «СК-Фармация».

— А в чем ваша функция реализации прав граждан на ГОБМП? Получается, они сами по себе, вы сами по себе? — продолжила задавать вопросы судья.

— Ну, мы, как орган управления, наверное, выступаем, но к закупу лекарств никакого отношения не имеем, и тендеры не мы проводим, — ответила представитель управления здравоохранения.

— Ничего не поняла, — резюмировала судья.

Кроме того, как оказалось, управление здравоохранения не проводит проверки и не осуществляет контроль за работой медучреждений. Этим занимается департамент контроля качества медуслуг МЗ РК.

Многопрофильная больница №3

Представитель больницы с исковыми требованиями не согласился. Их позиция — лекарственных средств не было по объективным причинам — увеличение количества пациентов и неполная поставка («СК-Фармация» не закупила нужный препарат).

Кроме того, в своем отзыве сотрудники больницы ссылаются на ст. 80-ю Кодекса РК «О здоровье народа и системе здравоохранения». В ней говорится: «Граждане Казахстана обязаны заботиться о сохранении своего здоровья, нести солидарную ответственность за сохранение и укрепление индивидуального и общественного здоровья». 

«Истец после обращения 20 мая 2020 года  должен был интересоваться информацией о наличии лекарственных препаратов», — сообщил в суде представитель медучреждения.

Помимо этого, он сослался на постановление главного санврача страны, который обязал руководителей областных управлений здравоохранения обеспечить онлайн-выдачу и доставку рецептов на дом пациентам в рамках ГОБМП.

А еще в больнице сомневаются, что Московке причинен имущественный и неимущественный вред. Ведь неблагоприятных последствий для нее не наступило (здесь они, видимо, имеют в виду неслучившийся рецидив онкозаболевания).

Читайте также: Надежды в разгар пандемии: Чем живут пациенты онкодиспансера Караганды

Кроме того, в больнице утверждают: поставка необходимых лекарств сделана из «СК-Фармация» 28 мая. Но объяснить, почему лекарства не были выданы, представитель медучреждения не смог.

«Есть переписка Московки с вашим врачом. В ней истец просит предоставить ей лекарства, но врач говорит, что их нет. Когда придет ваш специалист, он должен будет ответить на него», — предупредила судья.

Сама Московка пояснила, что переписка шла с врачом поликлиники, а не с многопрофильной больницей, которая, по ее словам, во время карантина просто перестала контактировать с пациентами.

ТОО «СК-Фармация»

Единый дистрибьютор также не считает себя виновным в отсутствии лекарственных средств, утверждая, что поставили в больницу аналог «Тамоксифена» «Фарестон». А контроль над доставкой лекарств пациентам они не координируют.

При этом в «СК-Фармации» признают: тендер на покупку «Тамоксифена» не был проведен вовремя. Сначала тендер не состоялся из-за отсутствия участников, на второй тендер поставщика не допустили из-за отсутствия некоторых документов в заявке. И только 10 апреля Казахстанская фармацевтическая компания «Медсервис плюс» выиграла тендер.

Помимо этого, представитель компании обратил внимание на, что больница имеет право самостоятельно закупать лекарства на 60 дней в случае, если «СК-Фармация» не поставила препараты.

«Вам 8 ноября 2019 года подали заявку, и только 10 апреля 2020 года, через пять месяцев, вы закупили лекарства (...) У вас что, нет резерва?  Ну не вышел поставщик на тендер, у вас есть резерв, который вы можете отдать поликлиникам, чтобы они получили лекарства?» — спросил Камиль Каримов.

«Есть правила, на основании которых медорганизации могут закупить до 60-дневной потребности лекарственных средств в случае, если у них не осталось лекарств для населения в рамках ГОБМП и ОСМС», — ответила представитель компании.

— А финансирование им откуда идет? — спросила судья.

— Это вопрос к многопрофильной больнице, — переадресовала вопрос «СК-Фармация».

В больнице же ответили, что финансирование на закуп лекарственных средств у них не предусмотрено.

«Закупать лекарственные средства мы можем только в рамках стационара. На амбулаторную помощь это право не распространяется. Стационары финансирует ФОМС», — добавил представитель больницы.

Ни один из четырех ответчиков не считает себя виновным. Но факт налицо — лекарств не было несколько месяцев. И кто-то должен взять на себя ответственность.  Конечно же, ситуация, когда пациенты не могут получить положенные им бесплатные препараты, происходит не впервые. Но только сейчас кто-то решился подать в суд на систему здравоохранения.

Следующее заседание состоится 13 октября.

Loading...
По теме: