Многодетная семья из Косшы боится повторить трагическую судьбу сестер Ситер

— Сынок, у нас закончилась вода, в баклажке осталось чуть больше половины.

— Хорошо, мама, сейчас дрова допилю и схожу за водой.

В семье 38-летней Ботагоз Санкубаевой второй сын — десятилетний Искандер уже давно примерил на себя роль главы семьи. На его детских плечах все домашние хлопоты. Он и дрова колет, и воду носит, и снег чистит. «Маме надо помогать, она у нас одна» — по-философски рассуждает мальчик. В день, когда корреспондент редакции ИА «NewTimes.kz» поехала в дом Ботагоз, Искандер усердно пилил дрова, чтобы как можно больше заложить их в печь и разогреть дом так, лишь бы гостья не замерзла. Сами члены семьи, как говорит женщина, к холоду и сырости давно привыкли. А переезжать в новое съемное жилье не рискуют, потому, что знают, с какой неохотой люди впускают многодетные семьи.

Многодетная семья из Косшы боится повторить трагическую судьбу сестер Ситер
Фото: ИА «NewTimes.kz»

Ботагоз Санкубаева согласилась на интервью с некоторым чувством опасения. Она боится услышать в свой адрес слова пренебрежения и злости, оскорбления и ненависти. Женщина не хочет слышать упреков и замечаний. Кстати, именно поэтому она никогда не выходила на митинги многодетных матерей, не стояла в одиночных пикетах, не стучалась во все двери местной администрации. Она просто работала, каждую лишнюю минуту тратила с пользой, искала способы заработка.

«Знаете, много слышала и читала о том, как нас, многодетных мам, не любят в обществе. Я никого не осуждаю, тем более в нынешнее время, когда никто никому ничего не обязан. Такая реакция вполне объяснима. Лишний раз боюсь говорить, что многодетная. Единственные, ради кого я готова на все — не спать ночами, работать не смыкая глаз, это мои дети», — кладя руку на сердце говорит она.

И только ради детей Ботагоз согласилась на беседу с журналистом. Женщина надеется, что, может благодаря помощи неравнодушных казахстанцев подарит детям то, о чем они мечтают.

«Мы переехали в поселок Косшы Акмолинской области в 2015 году. Через некоторое время встала в очередь на жилье, а затем и на землю, но пока тишина. Верите, нет, но в этот дом я въехала без одного тенге в кармане. Благо, хозяйка согласилась подождать», — вспоминает женщина.

У Ботагоз 6 детей, она — мать-одиночка.

«Старшему сыну 21 год, он учится на ветеринара. На грант поступить не удалось, но учебу старается оплачивать сам.  В свое время он мечтал поступить в медицинскую академию, но у меня денег не хватило, поэтому выбрал сельскохозяйственную сферу. Сейчас проходит практику и работает ветеринаром в одной из актюбинских ветклиниках», — говорит Ботагоз Санкубаева.

Второй ребенок собеседницы — 14-летняя Жасмин в прошлом месяце неудачно упала. Рентгенолог поставила диагноз расщепление дужек S1 позвонка. Подросток находится в больнице.

«В День моего рождения, 11 ноября, дочь хотела сделать мне приятное, навести в доме порядок. Придерживая одной ногой дверь, неудачно упала. Она до последнего скрывала это от меня. Пока в один из дней она совсем не смогла встать на ноги. Четыре раза вызывала бригаду скорой помощи, но ни одна не приехала. Сказали, что машин нет, мол, везите сами. В итоге через знакомых транспортировали Жасмин в больницу», — добавляет мама деток.

Неизвестно точно, когда выпишут девочку, но Ботагоз надеется, что Новый Год встретят в полном составе.

«Двойняшкам — Белле и Искандеру по 10 лет, Жансае — шесть лет, а самой младшей — Аружан — 5 лет. Жансая, к сожалению, плохо разговаривает. Ей нужна помощь логопеда, но как мне возить ее и как расплачиваться со специалистом ума не приложу», — потупив взор говорит Ботагоз.

За съем жилья многодетная мама платит 50 тыс тенге, 8 тыс — за электроэнергию.

«Сумма детского пособия, которое получаю, — 53-55 тыс тенге. Пожалуйста, не подумайте, что я жалуюсь, просто говорю так, как есть. Перебираю овощи. За это мне платят на руки 36-37 тыс тенге, мою подъезды. А все лето вместе с детьми ходила по ягоды — за смородиной, плодами рябины, иргой. Единственное, чего не умею, так это собирать грибы и то потому, что не разбираюсь в них. Благодаря сбору ягод смогла рассчитаться с частью долгов. У меня одно время на кухонной двери весел список людей, которым я была должна, а рядом — сумма. Это меня подстегивало работать-работать и еще раз работать. Как бы я не старалась, расходов оказывается больше, чем доходов. Скажу честно, детское пособие трачу не на них, а на оплату аренды и комуслуг. Не помню даже, когда покупала девочкам и сыновьям одежду в магазине. Они у меня носят то, что отдают знакомые, соседи», — добавляет Ботагоз.

Долго не припоминала многодетная мама и того, когда в последний раз куда-либо выводила детей. Бросив взгляд на холодильник, вспомнила, что — в мае прошлого года. Об этом ей напоминала единственная фотография-магнит, сделанная в Happylon City.

«Тогда я получила адресную социальную помощь сразу за два месяца. Помню, как сейчас. Пришла в Казпочту, подала удостоверение и мне отсчитали 239 тыс тенге. Я глазам не верила. Долго переспрашивала, а точно ли это мне, ну, вдруг, ошиблась кассир, да и не тому человеку выдает. Оказалось, что, правда, мне. Вот тогда и сводила деток в центр развлечений», — говорит собеседница.

Вообще, дети для Ботагоз — целый мир. Она ими в переносном смысле дышит и старается делать все возможное, чтобы они дышали свежим воздухом, но в доме, где неисправная печь это сделать трудно.

«Видите плита на печи треснула, дымоход забился, нужно менять колодцы. Каждую ночь усыпляя детей думаю о том, чтобы утром мы проснулись живыми. Я несколько раз говорила хозяйке, что нужно что-то делать с дымящей печью, но, как видите, ничего не меняется. Прежде, чем уснуть, на несколько раз проверяю состояние горе-печи. Хотя «уснуть» громко сказано, спать-то не дают мысли о долгах. Каждый раз прокручиваю в голове, кому сколько должна. Вспоминаю банк. Несколько лет назад брала в нем деньги на покупку одежды детям в школу на 1 сентября и еще хотела открыть свою точку по услугам ксерокса и распечатки. Собственное дело, к сожалению, не пошло, так как заболела, и пришлось аппаратуру продать за бесценок для покупки лекарств. А долг в сумме 671 тыс тенге, так и висит на мне. В банке мне сказали, что передали мое дело коллекторам. Вот и не знаю, что теперь будет», — говорит женщина.

По словам женщины, в местном акимате ей помогали всего несколько раз.

«Помните, когда в пожаре погибли пять сестер Ситер, нас, многодетных собрали в акимате, выдали по 20 тыс тенге, а мне еще выписали одну тонну угля. Больше я и не припомню, чтобы нам помогали местные власти. Спасибо благодетелям, нашей активистке Сауле Айтпаевой, общественным фондам. Они стараются не забывать о нас. В пандемию нам прислали продукты от коллектива Верховного суда», — говорит Ботагоз.

На сегодняшний день наша героиня мечтает только об одном — собственном жилье. Она не говорит, что семье требуются продукты и одежда, постельное белье и теплые одеяла потому, что подсознательно думает, что без этого всего можно прожить. Почему-то женщина считает, что не имеет морального права просить о помощи и это несмотря на то, что дети мерзнут в холодном и сыром доме, в котором одна печь (без парового отопления) и та, дышит ладаном.

Провожая нас, женщина негромко произнесла: «Жилье — это, наверное, что-то сверхъестественное. Мне бы, если возможно, подарить деткам веру в новогоднее чудо и подарить им то, о чем они мечтают».

А детки Ботагоз мечтают совсем о малом — блокноте с замком, куклах LOL, беспроводных наушниках и квадрокоптере. К слову, последний подарок, — заказ 10-летнего Искандера, который очень любит все, что связано с техникой.

Хочется верить, что на семью Ботагоз Санкубаевой обратят внимание и дети не повторят трагическую судьбу сестер Ситер.

Для желающих оказать поддержку многодетной маме указываем ее контактный телефон:  

 +7 (702) 547 67 61 (Ботагоз)

Поскольку личная карта женщины заблокирована, прикладываем фото карты сестры Ботагоз — Айман.

Loading...

9 марта, вторник