суббота, 20 апреля 2024 г.
icon
446.49
icon
475.38
icon
4.79
Алматы:
icon
22oC
Астана:
icon
23oC
1xadv
×

Почти 10 лет жители Шантобе борются с безработицей после закрытия рудника

Шахтерский поселок Шантобе в Акмолинской области в переводе с казахского языка означает «Пыльная сопка». Официально он был образован в 1956 году. В те времена между великими державами — США и СССР — происходило глобальное геополитическое противостояние, целью которого было обретение военного превосходства. Так началась гонка вооружений и потребность в создании ядерного оружия, где уран стал главным необходимым элементом. Поэтому с нависшей угрозой применения ядерного оружия Западом в отношении Советского Союза возникла потребность в поисках урановых месторождений для обеспечения своей безопасности. Как известно, «холодная война» закончилась, а СССР распался и финансирование урановых месторождений прекратилось. А что стало с шахтерским поселком, выяснял собственный корреспондент ИА «NewTimes.kz» Данияр Садвакасов.

Фото акимата
Фото акимата

Урановое месторождение

Шантобинский сельский округ, куда входит село Новокронштадка, сегодня относится к администрации города Степногорска. Согласно сведениям Степногорской централизованной библиотечной системы, Шантобе появился с началом разработки урановой руды на месторождении «Балкашинское» и основан в 1956 году. Его первыми жителями были геологи разведывательной партии №59 Степной экспедиции. Они появились здесь в 1953 году и поставили палатки у подножия сопки Шантобе, по имени которой был назван поселок. С 1953 по 1956 годы геологи вели здесь буровую разведку, в результате которой было открыто небольшое месторождение урана, пригодное для отработки открытым способом. С него и началось освоение урановой целины.

17 мая 1956 года заработал целинный горно-химический комбинат (ЦГХК, сейчас Степногорский горно-химический комбинат), а также рудоуправление №1 — первое горнорудное предприятие комбината, базировавшееся в Шантобе, где в июне 1957 года на Балкашинском карьере начались работы. Также к ЦГХК относилось рудоуправление поселков Заозерный, Красногорский, Володарское.

В 1956 году в Шантобе прибыли военные строители и началось возведение жилья для геологов и шахтеров. Одновременно появлялась потребность в строительстве ТЭЦ и железной дороги для поселка. В строящемся поселке не было воды, электроэнергии, кругом было бездорожье и распаханная целина. Но речь шла о ядерном щите родины, и поэтому все делалось быстро и в разных условиях.

Строительство поселка, как и рост добычи и переработка урана, шло ударными темпами. Таким образом, в Шантобе появились многоквартирные дома, две школы, три детских сада, клуб, кинотеатр, социальные объекты, объекты инфраструктуры.
Все дома и здания в поселке были подключены к центральному водо-, тепло-, электро- и газоснабжению, канализации. Был построен физкультурно-оздоровительный комплекс с бассейном и спортивной площадкой, где можно было одновременно проводить игры по волейболу и баскетболу. На тот момент численность поселка составляла более 8 тыс человек, большая часть из которых трудилась на руднике.

«С развалом Советского Союза прекратилось финансирование, уран стал никому не нужным и поселки пришли в упадок, добыча руды прекратилась. За те 90-е годы из четырех рудоуправлений в поселках Заозерный, Красногорский, Володарское жизнеспособным осталось только одно — рудоуправление №1 в Шантобе. Поселку удалось выстоять тяжелые невзгоды благодаря тому, что в 1991 году в состав рудоуправления №1 решением совета народных депутатов Целиноградской области было принято решение передать отделение совхоза Приозерный с селом Новокронштадка и более 10 тыс гектаров сельхозугодий. В тяжелые 90-е годы благодаря продукции подхоза, в который вошло село Новокронштадка с 7500 га посевных земель и животноводческим комплексом, удалось сохранить поселок и объекты рудника», — рассказывает аким сельского округа поселка Шантобе Ержан Муканов.

Недолгое второе дыхание

По словам акима поселка Ержана Муканова, в 2004 году с приходом АО «НАК «Казатомпром» рудник вновь заработал и возобновил добычу руды. В поселок стали приезжать люди. Жизнь продолжалась, а с ней появлялись рабочие места. Но в 2014 году рудник вновь прекратил добычу руды. С тех пор количество населения в Шантобе значительно уменьшилось. Осталось 3249 человек, в том числе 96 сельчан из Новокронштадки.

«Подхоз переименовали в ТОО, а в 2014 году земли были переданы обратно в состав Сандыктауского района. На сегодняшний день в поселке действуют два предприятия — ТОО «Шантобе-энергокомплекс» и КСК «Горняк». При этом ТОО «Шантобе-энергокомплекс» не в состоянии обеспечивать себя сам и получает помощь от государства в виде субсидий на уголь, электроэнергию и воду. С остановкой рудника жизнь в поселке стала тяжелее, многие молодые шахтеры уезжают на вахту в Россию, а именно в Забайкальский край, город Тюмень, Архангельскую область и Хромтау в Казахстане, на южные рудники. Некоторые трудятся в поселке Бестобе и городе Аксу. Остальные содержат огороды и дачи. А из-за отсутствия выпасных и сенокосных угодий невозможно развитие животноводства», — поделился аким.

Согласно предоставленной информации министерства по ЧС, урановое хвостохранилище ТОО «Степногорский горно-химический комбинат», находящееся вблизи поселка Шантобе, не работает и находится на консервации. А в самом СГКХ никак не комментируют ситуацию с закрытием, ссылаясь на коммерческую тайну.

Но по словам главного инженера ТОО «Шантобе-энергокоплекс» Александра Егорова, закрытие шахты связано с аварией на АЭС «Фукусима-1» в Японии.

«Я предполагаю, что закрытие рудника связано с аварией на АЭС «Фукусима-1», когда резко обрушился рынок урана и, возможно, это решение учредителей-иностранцев, которым нет никакого дела до нас. Но если посмотреть и по мнению наших аксакалов, урановой руды у нас хватает. И я об этом давно говорил, что атомная станция, а лучше станции, во-первых, решат проблему дефицита электроэнергии по республике. Но это небыстро, но, конечно, будет. И плюс это свое сырье в первую очередь. Мы по урану ходим и просто обязаны им пользоваться. И у нас весь Северный Казахстан в уране», — поделился Александр.

Тем не менее Ержан Муканов утверждает, что, хотя рудник находится на консервации, офис СГХК в Шантобе продолжает свою деятельность, поддерживая оборудование в исправном состоянии и обеспечивая охрану рудника.

Живем и ждем перемен

По словам председателя местного сообщества Любови Тамашеевой, в поселке есть практически все: детский сад, школа, детско-юношеская спортивная школа, библиотека и дом культуры «Горняк», врачебная амбулатория, многоквартирные и частные дома с центральным отоплением и многое другое. Но в то же время и много проблемных моментов.

«В местном сообществе нас 28 человек. В составе есть директора школы, спорткомплекса, заведующая детсадом и другие. То есть все первые руководители поселка. Мы собираемся один раз в месяц, но если возникает срочный вопрос, то проводим внеочередное собрание. А вопросы бывают разные. К примеру, по благоустройству, планированию бюджета поселка, встреча с акимом города Степногорска и т. д. Вот сейчас мы остро нуждаемся в карете скорой помощи. Второй год ее выбиваем, потому что машина у нас старая, далеко не ездит. Хотим еще дороги обновить, безработица у нас. Молодежи негде работать», — рассказала Любовь Тамашеева.

В акимате сообщили, что из-за отсутствия работы многие покинули Шантобе. Но если возобновить работу рудников, все вернутся.

«Большинство наших шахтеров работает вахтовым методом. Кто-то навсегда покинул поселок. Наших шахтеров везде ценят как специалистов. Я с ними иногда разговариваю и спрашиваю насчет восстановления рудника. Они мне отвечают, что если рудник восстановят, то все вернутся в родной поселок. И, самое главное, горнодобывающая промышленность потянет за собой остальные сферы деятельности», — уверен аким.

Глава сельского округа надеется, что рудник все-таки заработает.

Современные фото предоставил акимат.
Архивные фото — из книги «Шантобе в моей душе», Москва, 2011 год

Что думаете об этом?
Нравится 2
Мне все равно 3
Забавно 7
Сочувствую 0
Возмутительно 33