+7 (707) 888 02 16

<
Написать нам в WhatsApp: +7 (707) 888 02 16
24.07.2018 в 16:08
Дюсенгулова Рабига

Дюсенгулова Рабига

«Зацикленность на истории мешает казахам двигаться вперед»: Карагандинка нашла свое счастье в Перу и домой не собирается

31-летняя Меруерт из Караганды вышла замуж за испанца. Теперь она Меруерт Алонсо. Молодая женщина живет в Перу и воспитывает троих детей, передает ИА «NewTimes.kz».

«Зацикленность на истории мешает казахам двигаться вперед»: Карагандинка нашла свое счастье в Перу и домой не собирается фото: Instagram

«Я родилась в Карагандинской области, училась в обычной школе в Караганде, потом поступила на филологический факультет в КарГУ. После этого я работала в местной газете до 2012 года», — начала свой рассказ Меруерт.

С будущим супругом она познакомилась в Караганде. По словам собеседницы, их романтические отношения длились два года, после чего они решили связать себя узами брака.

«Мой супруг Хосе франкоговорящий. Я в тот момент ходила на курсы французского языка. Познакомились мы в рамках недели франкофонии. Это было в 2009 году. Тогда мне было 23 года, ему — 29. Он приехал в Караганду по работе всего на три месяца, ему очень не понравилось, потому что было холодно. Но когда мы познакомились, он решил остаться. У нас был языковой барьер: он не говорил по-русски, я — по-испански. Первые три месяца мы общались через переводчиков», — вспоминает карагандинка.

«Больше всего мне понравились в нем честность и открытость. Он веселый, дружелюбный. Это все то, чего нет в казахских мужчинах», — добавляет Меруерт.

По ее мнению, казахские мужчины ограничивают женщин в свободе.

«До замужества у меня были отношения с молодым человеком. Он не давал мне свободы, надо было отпрашиваться, чтобы выйти, объяснять, почему я не хочу сидеть дома, а хочу работать, почему хочу родить детей позже, а не в 20 лет. С Хосе не было ограничений, стопа. Каждый развивается, двигается, но при этом мы вместе. Никто не пытается закрыть тебя дома. Для них вообще очень странно, если женщина сидит дома, выйдя замуж. Хосе всеми конечностями за работу, продвижение и личностный рост», — делится женщина.

Она говорит, что родные благосклонно приняли новость о свадьбе. 

«Мои родители достаточно свободные в этом плане. Мама, конечно, удивились: «Господи, единственный испанец в Караганде и твой?». Отец сказал: «Главное, чтобы ты была счастлива». Испанская родня рассудила так же: мол, вам жить, не нам», — улыбается Меруерт.

Свадьбу, уточняет она, играли дважды: в 2011 году в Караганде — для казахской стороны, в 2012-м в Валенсии на берегу Средиземного моря — для испанской стороны. При этом, по словам женщины, свидетельство о браке имеет силу и в Казахстане, и в Испании.

«Брак зарегистрирован в карагандинском ЗАГСе. Повторно мы зарегистрировались в посольстве в Астане и получили свидетельство о браке испанского образца. Нас проверяли на фиктивность брака, задавали каверзные вопросы, мы облажались на них по полной, но все закончилось хорошо, потому что все знали, что мы долго встречались и поженились по любви», — смеется карагандинка.

Ее супруг Хосе Алонсо — генеральный директор компании, «которая занимается взрывными работами». Как отмечает собеседница, в конфетно-букетный период их отношений Хосе работал в Караганде, потом в Ташкенте. Из-за этого супруги метались между Казахстаном и Узбекистаном. Сейчас Меруерт и Хосе Алонсо с тремя детьми живут в Перу в Латинской Америке.

Первенца — дочку — Меруерт родила в 2013 году в Испании.

«Я выносила ее в Ташкенте, а родить надо было в Испании — и для документов, и доверия больше к испанским врачам. Когда я родила дочь, Хосе подарил мне квартиру, это был его подарок», — замечает она.  

А в 2016 году семья Меруерт и Хосе отпраздновала рождение двойни — мальчика и девочки.

«Мне безумно повезло, теперь у нас полный комплект. В прошлом году Хосе пригласил всю мою семью — 11 человек — в наш дом в Испании, они гостили у нас месяц», — говорит Меруерт.

Что касается испанской родни, по мнению собеседницы, отношения с ними складываются замечательно. Однако, по наблюдениям женщины, различия в менталитете заметны.

«Хосе поздний ребенок, его сестрам уже за 50. Он младший в семье. У старших сестер взрослые дети, поэтому для них мои — как возвращение в молодость. Они с удовольствием проводят с ними время. Мы бываем у отца Хосе, 14 человек там собираются, как селедки в банке, но мы вместе. Нет такого: вырос, отпочковался и до свидания. Менталитет в моей испанской семье очень схож с казахской семьей. Конечно, есть различия. Европейцы не будут брать на себя ответственность, как наши. К примеру, две мои сестры взяли отпуск, чтобы присматривать за моими детьми, пока я буду делать свои дела. Я даже не просила их об этом. Наших не надо о чем-либо просить. Они сами. А с испанской стороной надо договариваться. Они помогут, будут бегать, но надо договариваться», — объясняет она.

Тем не менее, по ее словам, конфликтов не бывает — семья одинаково хорошо ладит и с казахскими родственниками, и с испанскими.

«Хосе 7 лет прожил в Средней Азии. Он знает подход к нам. Наши дети растут на русском языке. Наши праздники: казахстанские, испанские и русские. Мы отмечаем католическое Рождество, старый Новый год. Готовим бешбармак и паэлью. Я окончила школу на казахском языке, он здесь непопулярен, русский функциональнее, его знают во всем мире. Казахский язык мне пригодился только в Узбекистане. Я одна казашка в Перу, но я привыкла. Мой муж агностик, а я не могу назвать себя мусульманкой. Я не держу Оразу, не ношу платок. Детям не прививаю веру, муж не настаивал — вырастут и сами решат. Наши дети — перуанцы, а у меня казахстанский паспорт. Я его не меняла и менять не собираюсь», — заверила Меруерт.

«В Перу, конечно, плюс — это океан, круглогодично овощи и фрукты. Свежая рыба, еда. Цены не космические. Погода не такая суровая, как в Караганде. Мы живем в столице Перу — Лиме, в одном из самых элитных районов. Сейчас я разговариваю с вами и смотрю на океан. Здесь замечательные условия для спорта. Все для людей», — уверена она.

Вопрос, скучает ли по Родине, погрузил собеседницу в грустные рассуждения.

«Это очень болезненный вопрос. К сожалению, я читаю все информационные сообщения о Казахстане. Я слышала про Дениса Тена, это ужасно. Мальчика сбили на дороге и бросили умирать как собаку. Постоянные изнасилования, убийства. В этот момент я понимаю, что не хочу возвращаться в Казахстан», — сказала она. 

«Казахстану необходимо менять менталитет, должно расти самосознание. Все патриоты на словах, а на деле? Не бешбармак продвигать, а двигаться вперед. Казахи очень зациклены на своей богатой истории, это мешает двигаться вперед. Яростное стремление сохранить многовековые традиции мешает развитию. В Перу не понимают, что такое Казахстан, никто не знает, где и что это. У меня часто бывают проблемы в банке, когда я приношу свой паспорт, мне не верят, что такая страна существует, приходится показывать ее на карте. Даже если нас знают, то знают только с плохой стороны. Я бы вернулась в Казахстан, если бы там не было так страшно. На данный момент я не планирую возвращение», — заключила в итоге Меруерт.

ИА «NewTimes.kz» ЗАПРЕЩАЕТ копировать и перепечатывать материалы агентства с пометкой «Эксклюзив», а также их фрагменты. ЗАПРЕТ распространяется на все зарегистрированные СМИ, а также паблики в Instagram. 

Новости партнеров


Редакция

ИА «NewTimes.kz» ЗАПРЕЩАЕТ копировать и перепечатывать материалы агентства с пометкой «Эксклюзив», а также их фрагменты. ЗАПРЕТ распространяется на все зарегистрированные СМИ, а также паблики в Instagram. Полное воспроизведение или частичное цитирование других материалов агентства допускаются только при наличии гиперссылки на ИА «NewTimes.kz» в первом абзаце. Фото- и видеоматериалы могут быть скопированы и размещены только с подписью «NewTimes.kz». Использование материалов ИА «NewTimes.kz» в коммерческих целях без письменного разрешения агентства не допускается.

© 2013-2018, «NewTimes.kz». Все права защищены.
Об агентстве. Правила комментирования. 
Реклама на сайте

Мы в соцсетях

       

Приложения Newtimes для:
iPhoneAndroid

    Яндекс.Метрика