«Помощь не доходит всем нуждающимся»: Волонтер поведал о своей работе в очагах заражения

Руслан Рамазанов — обычный житель южной столицы, который должен был закрыться дома и ждать окончания карантина. Но, мужчина решил помогать казахстанцам, которые остались запертыми в своих квартирах без денег и еды. Две недели назад он обратился в оперативный волонтерский штаб, и с тех пор ежедневно фасует продуктовые наборы, развозит их нуждающимся семьям и работает в очагах заражения вирусом. Журналист ИА «NewTimes.kz» Назгуль Жарбулова побеседовала с волонтером и узнала, как добровольцы помогают людям во время режима ЧП.

«Помощь не доходит всем нуждающимся»: Волонтер поведал о своей работе в очагах заражения
фото: Facebook/Ruslan Ramazanov

Расскажите, пожалуйста, почему вы решили присоединиться к штабу волонтеров? Вас не пугал риск заразиться вирусом?

— Я всегда считал, что волонтерство – это нужное и правильное дело, в которое нужно привлекать как можно больше людей. Но, до этой ситуации никак не получалось реализовать наши возможности.

Ситуация с пандемией не просто ЧС, это случай, который в корне меняет положение вещей не только сфере здравоохранения, но и в самой уязвимой – социальной. Было понятно, что карантин, потеря или снижение доходов большинства населения, станет настоящим квестом на выживание для малоимущих, людей с ограниченными возможностей или многодетных.

И тут, как сказал один из наших чиновников, «наконец-то» появился шанс помочь нуждающимся людям.

Около двух недель назад мы с другом увидели призыв в  Facebоok— волонтерам не хватало помощников. Мы нашли информацию о том, как можно присоединитьсяк волонтерам, но не сразу.

Оказывается, не так просто разыскать и вступить в их ряды – это еще одна из проблем. Но, самоорганизация граждан, в данном случае в волонтерстве, могла быть облегчена госаппаратом, у которого в этой сфере есть опыт массовой оказания помощи. К этому моменту в стране уже объявили чрезвычайное положение.

Выходить на улицу просто так или выезжать на помощь самостоятельно запрещено. И о том, как присоединиться к волонтерским движениям, мы ничего не знали. Через наших блогеров я вышел на людей из фонда социального обеспечения, которые дали мне контакты волонтерского штаба. 

Там мы с другом подали свои документы для оформления пропусков и бейджиков, которые нужны для свободного передвижения по городу.

Риск заразиться коронавирусом меня, конечно же, пугал. Но, во-первых, я понимал, что в плане гигиены и соблюдения санитарных правил я очень дисциплинирован, а во-вторых, желание помочь людям, которые оказались в тяжелой ситуации, было сильнее.

Как вы находите людей, которым нужна помощь? Кому оказываете помощь?

— Волонтеры занимаются совершенно разными делами. Мы, например, расфасовывали продукты, собирали продовольственные наборы, развозили их по малоимущим семьям.

Кроме того — обслуживаем очаги заражения. То есть те дома, в которых выявлены больные коронавирусом.

Помощь предоставляется только определенных категориям граждан. Этот список составляет акимат Алматы. К сожалению, я не знаю, по какому критерию они это делают. Чиновники подходят к этому вопросу весьма формально, и поэтому не все малоимущие получают государственную поддержку. 

Мы встречаем людей, которым реально необходима помощь. Но никак не можем повлиять на то, чтобы их включили в список нуждающихся. Это на самом деле самые уязвимые слои населения. 

Мне было интересно посмотреть: кому же достаются эти продуктовые наборы? Все, к кому я приезжал, действительно живут в плохих условиях и им нужна была наша поддержка.

Но, у меня есть знакомые-волонтеры из церкви. Они рассказывали, что однажды заехали в дом к мужчине, который вполне себе обеспечен. И по каким-то причинам он был в списке нуждающихся. 

Поэтому у волонтеров возникают резонные вопросы. Насколько вообще актуален этот список? Многие номера телефонов были отключены, не указаны адреса или контакты.

А это существенно, потому что временные потери могут обернуться настоящей трагедией для одиноких людей, лишенных возможности выйти на улицу за продуктами. 

Ребята говорили, что с самых первых дней они охватили почти всех нуждающихся и развезли продукты по всем домам. Они проделали большую работу. 

Тратите ли вы деньги на продукты и еду из своего кармана? Оплачивали ли вам транспорт, питание?

— От волонтеров не требуется, чтобы они тратили деньги на продукты из своего кармана. Это все по желанию. Есть люди, которые сами покупают продуктовые наборы и отвозят нуждающимся на свой выбор. 

Расходы на транспорт или бензин нам не оплачивают, обеспечивают питанием.

Есть и недобросовестные волонтеры. По словам человека из нашего штаба, который курирует вопросы транспорта, некоторые люди начали использовать бейджи с пропусками, чтобы решать свои личные дела. 

То есть они пришли в штаб, получили документы, которые обычно проверяют патрульные, а потом просто исчезли.

Выяснилось, что по ночам они катаются на машине с этим пропуском.

Как реагируют люди, которые получили соцпомощь? На что они жалуются или за что благодарят?

— Все люди, которые получили социальную помощь были очень благодарны. Говорят нам очень много добрых слов.

В какой-то момент волонтерам запретили развозить продуктовые наборы по домам. Теперь этим занимаются люди из Казпочты. А штаб занимается фасовкой этих наборов.

Мы с другом вышли на обслуживание людей в очаге заражения. То есть, каждый день мы приезжаем в оцепленные ЖК, находимся там все время и обрабатываем заявки жильцов, контактируем с ними.

Они ведь не могут выйти из домов, поэтому мы доставляем им продукты и ходим в аптеки за лекарствами.

В одном из таких подъездов мы узнали о беременной девушке с двумя детьми. Из-за карантина она не успела подать документы на декрет, а в семье уже начали заканчиваться деньги. Не на что было даже продукты купить. 

Представляете, в какой сложной ситуации оказалась эта семья? Мы начали поднимать шум, оторвали телефоны акимата, чтобы им помогли. Вроде бы проблема решилась и им предоставят продукты.

Как, по вашему мнению, государство справляется с задачей помощи уязвимым слоям населения? 

— Не думаю. Мне не нравится, что даже в такой ситуации государство больше занимается пиаром. в такой ситуации государство больше занимается пиаром. По моему мнению, в этом направлении работа волонтеров и государства должна быть скоординирована, но идти они должны как бы параллельными курсами.

Это поможет охватить больше нуждающихся, усилить контроль за материальной помощью и, в каком-то смысле, лишит возможности  для коррупции и черного пиара, который имеет место.

По большому счету, люди, болеющие душой за благотворительную деятельность, всегда сами найдут возможности для того, что самоорганизоваться и наладить работу, для этого им нужны актуальные списки и возможность беспрепятственно передвигаться.

Пиаркомпании, имиджевая продукция, как например, эти дорогущие и ненужные пакеты с надписями – это все показное, к тому же непрактичное и редко действительное приносит пользу. Можно было класть больше продуктов в самые обычные пакеты. Это людям нужнее.

Волонтерство — дело правильное, нужное и хорошее, особенно в такое время. Но этим хорошим людям и активистам не дают самоорганизоваться. Поэтому у нас штаб при акимате. Они, безусловно, нам помогают. Но пока этого недостаточно.

Как вы думаете, почему важно помогать людям в период ЧП? Волонтером может стать каждый?

— Это важно помогать друг другу в тяжелый период. Мы единый народ, который в состоянии не допустить голодая. 

Это без преувеличения весьма возможная перспектива для многих в дни карантина, тотального бездействии или безработицы.

Голод и так черной язвой зияет в нашей истории. Поэтому волонтерство – это способ показать людям, что они не одни, что помощь придет, чтобы они не отчаялись, не озлобились и не потеряли веры.

Делать добрые дела и быть волонтером может каждый. Людей нам до сих пор не хватает, как я уже говорил, организационные несостыковки в данный момент не дают привлечь большее количество людей.

Надеясь на помощь, каждый казахстанец должен понимать, что и он может стать кому-то помощником.

Читайте другие материалы автора ИА «NewTimes.kz» Назгуль Жарбуловой.

Loading...

27 мая, среда