Информационное сообщение по предвыборной агитации

«Зачем тебе это нужно, цифры уже согласованы наверху»: Что говорят свидетели в суде по делу о ЛРТ

В столице Казахстана продолжаются разбирательства по делу об «Астана LRT». В деле насчитываются 155 томов и восемь эпизодов, по которым проходят семь подсудимых. Причем у каждого свой эпизод обвинения. Их деятельность напрямую друг с другом не связана. Корреспондент ИА «NewTimes.kz» Татьяна Мозговых попыталась понять, в чем обвиняют каждого из них.

«Зачем тебе это нужно, цифры уже согласованы наверху»: Что говорят свидетели в суде по делу о ЛРТ
Фото: ИА «NewTimes.kz» / Ертай Ыдырыш

Суть дела

Первое — это судебное разбирательство никак не связано со строительством легкорельсового транспорта (ЛРТ) и выделенных полос для скоростного автобусного сообщения (BRT) компании «Астра». А весь обвинительный акт посвящен подготовке документации, проведению экспертиз, взаимодействию с иностранными компаниями.

Стоит отметить, что по проекту BRT, помимо «выделенок», в городе должны были возвести двухуровневые станции, на каждой их которых должен был появиться подземный пешеходный переход, зоны оплаты и контроля доступа, технические помещения, а также платформы, зоны ожидания, посадки и высадки. Соединить уровни планировалось эскалатором, лифтом, лестничными пролетами.

Второе — организаторы преступления (по версии обвинения, мы же стараемся соблюдать презумпцию невиновности) Ардан и Султанбеков находятся в международном розыске (один в Турции, другой в США) и не сидят на скамье подсудимых 

Зачем был нужен ЛРТ?

Проект «Астана LRT» предусматривал систему легкорельсового транспорта, которая должна была стать основной платформой транспортной системы города и объединить все виды общественного транспорта. Презентуя проект, представители власти (от акимата до правительства) отмечали, что новая система внесет кардинальные изменения в действующую инфраструктуру столицы.

По словам управляющего директора компании CTS (в прошлом — «Астана LRT»), для реализации этого проекта было принято решение о привлечении иностранных компаний, ведь в Казахстане нужных специалистов просто не оказалось. Ими в итоге оказались французская компания SYSTRA (она оказывала консультацию) и испанская TYPSA (готовила ТЭО). Понятно, что напрямую эти фирмы не могли работать с акиматом Нур-Султана (доля МИО в ТОО «Астана LRT» — 100%), а потому были созданы консорциумы: «Астана LRT», SYSTRA и «Нур-Трейд» и ТОО MG-Pro и TYPSA.

По данным следствия, изначально экс-начальник управления пассажирского транспорта и автомобильных дорог Нур-Султана Рашид Аманжулов нес персональную ответственность за совершение правонарушений и осуществлял контроль за целевым использованием бюджетных средств. Но позже он делегировал право подписывать протоколы, другие документы и контроль деятельности бывшему заместителю акима столицы Канату Султанбекову.

Постановлением акимата от 18 мая 2011 года председателем управления «Астана LRT» сроком на пять лет был назначен Талгат Ардан.

В чем именно обвиняют подсудимых?

До начала строительства линии ЛРТ правительству необходимо было подготовить все документы, провести тендерный конкурс на реализацию проекта. На этом этапе финансово-экономическое (ФЭО) и технико-экономическое обоснования (ТЭО) готовили сотрудники «Астана LRT». Компания SYSTRA, как эксперт в области такого рода строительства, выступала консультантом. Эти документы прошли многоуровневую экспертизу министерств, акимата, правительства. В итоге появляются консорциумы SYSTRA — «Нур-Трейд» — «Астана LRT» (занимаются консультациями) и «Астана LRT», ТОО MG-Pro и TYPSA (составляют ТЭО, ПСД и так далее). Причем TYPSA готовит ПСД согласно международным стандартам, а MG-Pro и «Нур-Трейд» адаптируют их под казахстанские реалии.

Так, например, разрабатывая проект BRT, компания TYPSA предлагала, чтобы автобус ездил посередине дороги. А «Нур-Трейд» отстаивал то, что автобус должен ехать с правой стороны: это удешевит проект, будет лучше и целесообразнее для Казахстана, где водители вряд ли каждый раз захотят пропустить автобус к остановкам посреди дороги.

Читайте также: «Версия следствия распадется как карточный домик»: Обвиняемые по делу о ЛРТ вину не признают

В итоге после разработки документации, проведения конкурса на реализацию выясняется, что проект слишком дорогой, приостанавливают проект ЛРТ, и концентрируются на БРТ, потому как хотят завершить его к ЭКСПО-2017. Снова начинаются консультации, разработка проекта, ФЭО, ТЭО, ПСД, конкурс на реализацию.

После BRT акимат выдает постановление на создание проекта «Астра». Для чего вообще нужна была эта компания? Свидетели говорят, что хотели сделать большой холдинг, который занимался бы несколькими проектами, где одно направление курировало бы работы только ЛРТ, а «Астра» взяла бы на себя BRT. К слову, проект «Астра», который готовила компания SYSTRA, и проект BRT все еще действуют. 

В итоге у каждого подсудимого свое обвинение:

Аманжолову, Нурпеисову, Ашиму вменяют в вину проведение экспертиз ФЭО, ТЭО, конкурсов для реализации проекта ЛРТ;

Ачилову, Абдыхамитову вменяют в вину работу в консорциуме с иностранными компаниями;

Косабаев, Усенов обвиняются в том, что они якобы занимались обналичиваем денежных средств.  

Что говорят свидетели в суде?

Пока в суде выступают сотрудники «Астана LRT». Они рассказывают о специфике работы, экспертизах, подготовке ФЭО, ТЭО и сотрудничестве с иностранными компаниями. Наиболее интересным нам показался рассказ управляющего директора компании CTS (в прошлом «Астана LRT») Айтказы Арыкбаева, который работает с июля 2012 года.

Он рассказал, что SYSTRA руководствовалась только еврокодами, и именно поэтому было принято решение привлечь казахстанскую компанию для адаптации еврокодов под местные нормативы. Этой компанией стала фирма «Нур-Трейд».

«Французы все время находились у нас, они давали рекомендации, мы отрабатывали их замечания. Позже совместно с SYSTRA и «Нур-Трейдом» разработали ТЭО, директором которого являлся Ачилов, а учредителем был якобы Абдыхамитов, не знаю точно», — рассказал Арыкбаев.

«Вы говорите, что обращались к Ардан (директор «Астана LRT» — авт.) по поводу завышенной стоимости технико-экономического обоснования, на что он ответил: «Зачем тебе это нужно? Эти цифры уже согласованы наверху…» — обратился в ходе допроса к свидетелю прокурор Джангельды Есебаев.

«В первую очередь было разработано ТЭО, затем ПСД. Когда приступили к ПСД, опять не было опытного человека в «Астана LRT», и нам пришлось искать среди зарубежных проектировщиков. Султанбеков, куратор, познакомил нас с компанией TYPSA. До этого приходили их представители, господин Сантьяго такой был, других не знаю. В итоге с ними заключили договор. Они участвовали в разработке проектно-сметной документации. В конце ноября 2013 года проект приостановили», — ответил Арыкбаев.

Прокурор также интересовался, подписывались ли акты выполненных работ после остановки проекта ЛРТ. Арыкбаев припомнил только один случай с компанией TYPSA:

«TYPSA выполнила определенную работу, около 30%. Мы должны были рассчитаться с ними после выполнения всей работы, но так как было выполнено 30%, экспертиза это не приняла. В ноябре они представили работы, но мы попросили полный объем документов для уверенности в выполнении работы. Сказали Ардану, что объем работ до конца не выполнен, если мы сейчас оплатим, будет проблема. Мы должны принять работы с участием экспертной компании. Если выполнена работа  в полном объеме, должно быть заключение либо в судебном порядке. Ардан отказался, сославшись на то, что в дальнейшим они будут привлекаться к работе, поэтому нужно было принять работу и оплатить 2 млрд 800 объем. Я отказался, так как не был уверен. Тогда, он созвал техсовет и дал поручение быстро проверить и принять работу, так как TYPSA будет в дальнейшем проектировать BRT, это требование акимата, администратора проекта. Сотрудники техотдела, человек 20, расписались, поставили визу на акте выполненных работ. После этого я принял».

— Фактически проверка не проводилась? — уточнил прокурор.

«Нет, мы смотрели. Первая часть — генплан, архитектурная часть, утверждение трассы, эскизный проект. Все было сделано, но у нас не было 100% уверенности. Это могла дать только экспертиза, а она не принимала, потому что было только 30%. Мое предложение нанять экспертную компанию отклонили. «Я же вам плачу деньги, зачем вы тогда нужны», — рассказал свидетель.

По его словам, к моменту проведения конкурса по проекту BRT все документы были в порядке, имелись все заключения и экспертизы, вплоть до решения РБК. И добавил, что сотрудники «Астана LRT» в утверждении проекта участия не принимали.

«Стоимость разработки проектно-сметной документации и рекомендованные госэкспертизы суммы были одинаковыми?» — продолжил прокурор.

«Нет. Заключение госэкспертизы в части финансово-экономического раздела, они утверждают даже сводно-сметный расчет, который не нормируется нашими нормативами. Госэкспертиза не нормирует изъятие земельных участков, закуп подвижного состава, спецтехники, консультанта по управлению проектом, но они включили туда еще разработку ПСД, то, что предусмотрено нашим нормативом, то, что рекомендовала SYSTRA. Включили технический надзор, превысили нормативы. Когда нам принесли, ни один уполномоченный орган не сказал, что завышено. Заключение «Астана Innovations», господин Ашим, там было указано, что завышено, но в связи с тем, что этот проект социально уязвимый, его можно рекомендовать для реализации. Нам просто принесли заключение и сказали: «Работайте», — пояснил Арыкбаев.

«При архитектурно-градостроительной деятельности обязательно ли заключение госэкспертизы? От него можно отойти?» — спросил Есебаев.

«Госэкспертиза, допустим, утверждает только строительно-монтажные работы, будем говорить, по проекту ЛРТ — 466 млрд, представляете? После этого на основании ФЭО сюда добавляются затраты, не предусмотренные нормативами: земельные участки, закуп подвижного состава, спецтехники, консультанта по управлению проектом. Они должны были написать, что, в соответствии с казахстанскими нормативами, разработка проектно-сметной документации и технический надзор в данном проекте превышены на столько-то. Но они все промолчали. Уполномоченные центральные органы подтверждают те же показатели  ФЭО, ТЭО. Говорят, что рекомендуется к реализации. Никто не говорит, что завышено. Я задавал такой вопрос Ардану. «Что ты голову ломаешь: когда центральный уполномоченный орган — министерство индустрии и инновационного развития в лице Мереке Кушенбаева подписывает, подписывает положительное заключение Женис Касымбек, ты сюда зачем лезешь, что тебе нужно?» — говорил он. В мои обязанности не входило утверждение проекта или внесение возражений. Я подписывал на основании документов», — пояснил Арыкбаев.

«…эти суммы уже давно были согласованы наверху, так? Кем были разработаны сводно-сметные затраты, где были заложены завышенные суммы?» — продолжил прокурор.

— Да. Скорее всего, Ардан сам обратился в SYSTRA. Их спросили касательно процентного соотношения затрат, на что они сделали расклад. От общей суммы проекта строительно-монтажных работ они берут в процентном соотношении. Например, с 2,5% до 4,5%, в зависимости от сложности и так далее. Сделали это Алан Гудри, Винсент Руссо. Наверное, представило управление пассажирского транспорта и автомобильных дорог, и они утвердили по тому списку.

Кто утверждал?

— Сводно-сметный расчет утверждал Султанбеков, по финансовой части — Нурпиисов, Аманжулов, Алан Гудри, Винсент Руссо и сам Ардан. После утверждения нам дали на подписание с Иржановой, что мы ознакомлены. После этого у нас вопрос отпал. Потом пришло утверждение из министерств инвестиций и развития, национальной экономики, управления пассажирского транспорта и автомобильных дорог, управления экономики. И был подтвержден РБК.

Он также рассказал, что в проекте BRT была задействована компания «Кулагер». В ее задачу входило провести инженерные сети, строительно-монтажные работы и так далее. По его словам, стоимость работ этой компании была завышена, но эти цены утвердило МНЭ. Поэтому «Астана LRT» просто ставили перед фактом, а руководство было вынуждено только фиксировать работы и принимать отчеты от компании.

— Каким образом сдавались отчеты по услугам технадзора? — продолжил прокурор.

 Для строительно-монтажных работ на объектах находились их представители, японец был, фамилию не знаю… Кондзи. При выносе инженерных сетей он постоянно находился, сотрудники. Качество работ проверялось, наверное. Потом составлялся ежемесячный отчет. Если были замечания, они вносились в журнал. СК «Кулагер», которая занималась выносом инженерных сетей, приступила к основным строительно-монтажным работам, когда еще не была готова ПСД. Стали рыть котлованы, ограждения ставить, объездные пути делать. Мы говорили, что проектно-сметной документации нет, работу принимать не будем, но они продолжали, говоря, что есть указание из акимата. Я сказал, что это на их страх и риск. Бюро по противодействию коррупции говорит, что тоже за ними следили, когда они работали, проверяли. Я сказал, что с ними договора нет, с основным подрядчиком тоже, а вы здесь каким путем? Это вы свою инициативу проявили? — открыл новые факты свидетель.

Отвечая на вопросы адвокатов, свидетель отметил: компании SYSTRA и «Нур-Трейд» действительно работали, давали свои рекомендации. Результатом их деятельности стало получение семи экспертиз — пять ТЭО и два проекта ЛРТ.

«Без них никто не знал бы об ЛРТ, БРТ, ИТС. С сотрудниками SYSTRA и «Нур-Трейд» во главе с Ачиловым мы ходили в госэкспертизу, каждый день защищались, доказывали, отрабатывали. Претензий к SYSTRA и «Нур-Трейду» я не имею, и «Астана ЛРТ» тоже не имеет, потому что они свою функцию выполнили в полном объеме. Он находились в нашем здании, по Туран, 34», — пояснил он.

Говоря о работе этих компаний по проекту BRT, Арыкбаев сообщил, что «это интеллектуальный труд» и что «осязаемых работ нет». Но, согласно технической спецификации и плану финансирования, они свою сумму получили и на этом прекратили консультант-управление проектом.

Loading...

3 декабря, четверг