«Казахстан спокойно переварит эту резолюцию»: Айдос Сарым о заявлении Европарламента

Европейский парламент 11 февраля принял резолюцию, в которой призвал правительство Казахстана действовать в соответствии со своими международными обязательствами и уважать права человека. Евродепутаты также заявили о возможных санкциях в отношении нашей страны. На антиказахстанский документ ответили в МИД РК, отметив, что резолюцию инициировали «недружественно настроенные политики, подпитываемые сфальсифицированной информацией деструктивных кругов». Что означает принятый евродепутатами документ и как Казахстану с этим жить, в интервью ИА «NewTimes.kz» рассказал политолог и депутат мажилиса Айдос Сарым.

«Казахстан спокойно переварит эту резолюцию»: Айдос Сарым о заявлении Европарламента
Фото Армана Мухатова

Айдос, на прошлой неделе была опубликована резолюция Европейского парламента по ситуации с правами человека в Казахстане. Хотели бы узнать ваше мнение относительно данного документа как у политолога и депутата парламента Казахстана. Вы согласны с мнением ваших европейских коллег и как вообще оцениваете данный документ?

— Спокойно. Наше министерство иностранных дел дало развернутый ответ, с которым я полностью солидарен. Добавлю, что Европейский парламент — это достаточно весомая организация в экосистеме европейских институтов, но вовсе не определяющая и главенствующая.

Позиция Европарламента не всегда совпадает с мнением исполнительных органов Евросоюза, мнением глав правительств стран Европы. Зачастую, и это подтверждается практикой, евродепутаты бывают сверхэмоциональны, подвержены влияниям и давлению лоббистских групп и не всегда владеют реальной ситуацией в конкретных направлениях и странах.

Полагаю, что настоящая резолюция лучшим образом иллюстрирует это. Мы, конечно же, признательны европейским представителям за интерес и внимание к нашей стране, но в данном случае и в этом виде вынуждены отметить некоторую претенциозность и эпигонство, которые сами по себе никаких проблем не решают, нового понимания и стратегической глубины не дают. А по некоторым позициям с учетом наличествующей геополитической ситуации в мире и регионе такие скороспелые документы даже вредят долгосрочным интересам сотрудничества и партнерства.

Почему вы так считаете?

— Давайте начистоту: ситуация в мире и регионе сегодня далеко непростая, откровенно говоря, тревожная. Усиливается противостояние коллективного Запада с Россией и Китаем, нарастает санкционнное противостояние, которое грозит перерасти в новую холодную войну. И Казахстан, давайте говорить честно, также находится в ситуации непрерывного балансирования и постоянных тактических маневров. Находясь между Россией и Китаем, имея с ними самые протяженные сухопутные границы, серьезные экономические и иные интересы, мы вынуждены учитывать и держать в уме слишком много переменных и постоянных факторов.

Безусловно, Казахстан — это не Россия и не Китай, никогда ими не будут. Мы независимое, суверенное государство, которому судьбой и историей суждено быть пограничьем, быть на острие сложных геополитических и геоэкономических игр больших держав.

В начале четвертого десятка восстановленной государственности все мы уже давно понимаем, что мир несовершенен и далек от идеалистических, романтических представлений отдельных политиков и обывателей. Потенциальная угроза новой холодной войны заставляет нас быть гиперреалистами и трезво оценивать свои возможности и потенциал. В таких условиях подобные резолюции не сделают Казахстан более демократическим и открытым государством, напротив, будут толкать страну вовсе не в сторону европейских ценностей, а скорее, наоборот.

Радует, что резолюция — это плод и продукт европарламентариев, а не, скажем, позиция европейских исполнительных органов, не мнение глав государств и внешнеполитических ведомств. А это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Полагаю, что на уровне исполнительных органов царят несколько иные настроения и ожидания, которые более близки и приближены к грешной земле и горьким истинам.

Между тем некоторые гражданские активисты и критически настроенные группы в социальных сетях сочли указанную резолюцию своей безусловной победой и трактуют документ как некий приговор внешней и внутренней политике Казахстана. Что вы можете на это сказать?

— Я бы не стал переоценивать роль и смысл данной резолюции. Европарламент в общем и целом ежегодно принимает сотни и сотни документов, большинство из которых являются рекомендательными и остаются на уровне политической публицистики и риторики. Многие решения Европарламента даже евробюрократы спокойно кладут под сукно, руководствуясь реальной повесткой и принципами «реал политик». В своей истории Казахстан, как государство, такое уже проходил, спокойно переживет и переварит и эту резолюцию. Как говаривал Ницше, «все, что нас не убивает, делает нас сильнее».

Как уже было многократно сказано: Казахстан строит свою государственность вовсе не для международных рейтингов и хвалебных слов со стороны внешних наблюдателей. Мы не то государство, которое боится внешней или внутренней критики. Все правильное и полезное будет взято в работу, учтено. Если есть ошибки и недочеты, по ним будут сделаны выводы и проведена необходимая и должная внутренняя работа. Проблемы в стране есть, есть издержки и есть не всегда прямые решения, их никто внутри страны не отрицает. Для нас важен сам вектор, курс на реформы и модернизацию, которые будут осуществляться вне зависимости от критики или поддержки международных организаций.

Проводимые внутри страны политические, экономические, социальные реформы, по сути, безальтернативны, они направлены на улучшение благосостояния граждан и исходят из глубинного понимания собственных национальных интересов. И, пожалуй, лучшим ответом на подобные резолюции является спокойное, уверенное следование провозглашенному курсу реформ и преобразований. Самое главное, что у них есть весьма четкая логика, свой темпоритм, индикаторы, которые учитывают живую действительность и конкретные реалии страны, нашего общества.

Другими словами, «мы не будем, задрав штаны, бежать за комсомолом»?..

— Ни за комсомолом, ни за Европарламентом наша страна бежать не будет, тем более не будем задирать штаны или становиться в какие-либо иные глупые позиции.

Вот вы сказали, что позиция Европарламента не всегда является обязательной к исполнению на уровне национальных государств и брюссельской евробюрократии. Можете немного прояснить сказанное нашим читателям?

— Начнем с того, что Европарламент не совсем обычный парламент, который мы знаем. Каждая европейская страна имеет в наличии свой национальный парламент, который контролирует исполнительную власть, принимает обязательные для своей юрисдикции законы и решения. Избираться в национальные парламенты и престижно, и значимо. Между тем европарламент — это структура более представительская, со многими изъятиями и ограничениями, связанными с наднациональным статусом. К тому же не будем забывать, что наиболее важные и главные решения в Европе принимаются на уровне глав государств и правительств, на уровне министров иностранных дел. Их саммиты и есть главный орган объединенной Европы. Чтобы было понятно, можно вспомнить, что в нашем пространстве были всякого рода парламентские структуры вроде парламентской ассамблеи СНГ и других. И хотя у европарламента набор функций более широк, тем не менее, факт остается фактом: тотальной законодательной инициативы у него попросту нет.

Да, граждане европейских стран выбирают своих депутатов от каждой страны, но и здесь речь больше идет о представительстве. Идут туда в основном из личного интереса или исходя из партийных необходимостей и задач. Как правило, наиболее амбициозные политики предпочитают членство в национальных парламентах, поскольку это дает больше возможностей для карьеры, участия в общественной жизни, присутствия на информационном поле.

Поскольку у европарламентариев функционал ограничен, то во многом он сосредоточен на гуманитарных вопросах, вопросах перспективы, внешней политике и так далее. К примеру, евродепутаты не могут существенно влиять на агрополитику и субсидии, антимонопольные и иные вопросы. Бюджеты в основном согласовываются на уровне правительств и вообще это явления высшего порядка. К тому же надо понимать, что есть вопросы коммуникации — не все владеют английским языком, зато есть фракционная дисциплина.

Такая ситуация наверняка открывает колоссальные возможности для странового или корпоративного лоббизма...

— Абсолютно! Хотя там нет общеобязательной регистрации лоббистов, как это принято в США и ряде других стран, при Европарламенте зарегистрировано на добровольной основе около 9 тысяч структур!

(…)

— И это только официально заявленные! На самом деле цифру можно умножить на порядок-другой. Площадка эта авторитетная, и туда стекаются интересы всех корпораций, правительств, посольств, оппозиционных, неправительственных и иных структур. Есть большие и малые компании, консалтинговые фирмы, которые на профессиональном уровне лоббируют те или иные интересы, обходят депутатов, находят своих проводников. Существуют самые разные коалиции, группы интересов, которые временами кооперируются по принципу «мы вам — вы нам», попросту говоря, обеспечивают «перекрестное опыление» различных вопросов.

Читайте также: МИД РК ответил на антиказахстанскую резолюцию Европарламента

Например, кто-то лоббирует интересы Газпрома, кто-то интересы «Гринписа», но вполне может статься, что эти лоббисты из дружеских или иных, в том числе меркантильных, соображений могут поддержать, скажем, вопросы прав человека в Уганде, права геев в Пакистане и активно давить на «своих» депутатов. Те в свою очередь будут агитировать среди депутатов своих фракций, формировать коалиции и так далее. При этом большинство голосующих, по большому счету, слабо будет себе представлять, что там в Уганде и где она такая или каково быть изгоем в Пакистане…

А они знают, где находится Казахстан?

— Полагаю, что мы мало чем отличаемся от других «станов». Во всем европарламенте есть, быть может, несколько десятков депутатов, которые состоят в комиссиях и группах по сотрудничеству с нашим регионом, периодически встречаются с нашими официалами, депутатами, бывают в странах, соответственно, обладают высокой степенью компетенции и знаниями. Этого не скажешь про абсолютное большинство депутатов.

Как вы думаете, почему резолюция появилась именно сейчас? И какие структуры лоббировали принятие данной резолюции?

— Думаю, что на принятие резолюции по Казахстану по касательной повлияли события в Беларуси и России. Европарламент уже год активно давит на Беларусь и вообще постсоветское пространство. Не скажу, что данная политика дала реальные результаты и сильно продвинула демократическую повестку в этой стране, но факт остается фактом. События с отравлением Алексея Навального, его арестом сильно консолидировали европейские структуры, элиты. В таких условиях оказалось легче давить и на Казахстан, просто по аналогии, а также в силу геополитического и географического приближения. Это фон, который заведомо предопределил негативно критический фон и тональность резолюции.

Что касается лоббистов, то, очевидно, речь идет о группе Мухтара Аблязова, который, не имея поддержки внутри страны, сосредоточился на внешнеполитическом фронте. Они, по-моему, прямо упоминаются в документе, все это секрет Полишинеля. Тем более что Париж — это совсем рядом с Брюсселем и Страсбургом, есть возможность для большего маневра и организационной работы. К тому же в условиях коронакризиса в мире у правительства Казахстана не было возможностей для активного участия в дискуссиях, лоббирования, направления крупных делегаций, которые могли бы представить альтернативные мнения и точки зрения. Этот вакуум и заполнили лоббисты, точнее, лоббистки Аблязова. 

А если представить, что правительство Казахстана могло бы направить представительную делегацию, активно представлять свою точку зрения, что оно могло бы противопоставить озвученным фактам?

— Уверен, что да. Главная проблема и недостаток резолюции в том, что там представлена только одна точка зрения, мнение наиболее негативно, критично настроенной части нашего общества. Эти мнения должны и обязаны звучать, но наряду с другими точками зрения и позициями. Тогда резолюция могла бы получиться совершенно иной.

При этом в стране идут политические, экономические и социальные реформы. Принимаются революционные, с точки зрения прав человека, решения, есть много позитивных новаций, которые будут реально менять и уже меняют страну, делают государство слышащим и видящим. Мой коллега Марат Шибутов на днях озвучивал цифры по тем же согласованным митингам и пикетам. По сравнению с прошлыми годами рост в разы. В год 30-летия Независимости ожидается большая амнистия ранее осужденных граждан. Не исключено, что ряд лиц, указанных в документе, сможет воспользоваться этой опцией.

Сейчас ожидается второй пакет политических реформ президента Токаева. Мы ждем большой пакет законодательных инициатив Высшего совета по реформам, направленных на реформирование экономики, поддержку национального бизнеса, улучшение инвестиционного климата. Сейчас готовится проект социального кодекса, готовятся изменения и дополнения по вопросам защиты прав инвалидов, многодетных матерей, иных социально уязвимых групп населения. Будет разработан пакет законов по противодействию семейно-бытовому насилию, защите прав матери и ребенка.

Правительство и парламент услышали критику общества и отозвали наделавший много шума и вызвавший большой общественный резонанс проект закона о семейном насилии. Сейчас формируется новая, более широкая рабочая группа с участием всех заинтересованных сторон, которой предстоит разработать новый проект закона. При этом он будет подготовлен с учетом традиционных и культурных устоев нации, с максимальным учетом самых разнообразных мнений и точек зрения. Для всего этого нам не нужно никаких внешних посредников и наставников.

Глава государства неоднократно подчеркивал: все, что ни делается, диктуется и объясняется, только и исключительно в национальных интересах Казахстана и его народа. Другие мнения интересны, важны, но лишь в той мере и тех степенях, в которых они не противоречат коренным интересам нашего общества и страны!

В чем, на ваш взгляд, опасность такого рода непродуманных заявлений и резолюций?

— Знаете, в данный момент я читаю книгу интеллектуалов Ивана Крастева и Стивена Холмса «Свет обманувшей надежды. Почему Запад проигрывает борьбу за демократию?». Кстати, рекомендую всем, прежде всего европейским депутатам и бюрократам.

Главная и сквозная мысль книги заключается в одном: излишне самоуверенная, самовлюбленная позиция Запада, которая считала себя конечной и единственно возможной, безальтернативной системой привела к тому, что он потерял гибкость и возможность для стратегического думания и рефлексии. Все это начинает отторгать от него даже самых преданных сторонников и союзников по всему миру, заставляет их искать другие зримые альтернативы и форматы, более активно бороться за собственное «я», традиции и культуру, что они называют антилиберальным бунтом или восстанием. При этом аналогичные процессы происходят уже в самой Европе.

Казахстан не является врагом или противником Запада. Во многом мы хотим походить на успешные страны Запада, хотим войти в клуб 30 успешных экономик и обществ мира. А это в основной массе те же страны Европы. Мы, как страна, живем в непростом геополитическом окружении, которое не может не влиять на целый ряд процессов. В таких условиях не видеть очевидные успехи и шаги в сторону демократизации, реформирования страны контрпродуктивно.

Политику «кнута и пряника» мы уже видели, но политика «кнута и кнута» — это вообще что-то непонятное. Это не просто демотивирует, это увеличивает очки и резоны наиболее консервативных групп и слоев общества, в том числе внутри сегодняшней элиты Казахстана. Вряд ли в цели и задачи правящих кругов Европы входит задача вытолкнуть Казахстан в зону тоталитаризма и число откровенных врагов Запада.

На днях после визита в Москву глава европейской дипломатии Жозеп Боррель написал в своем блоге: «Я вернулся в Брюссель с глубоким беспокойством по поводу перспектив развития российского общества и геостратегического выбора России… Моя встреча с министром Лавровым и сигналы, посланные российскими властями во время этого визита, подтвердили, что Европа и Россия расходятся. Похоже, что Россия все больше отдаляется от Европы и рассматривает демократические ценности как экзистенциальную угрозу». Мне бы не хотелось, чтобы европейские дипломаты повторили такие же слова в отношении и моей страны.

Loading...
Жанар Муканова -  понедельник, 22 февраля в 06:07
Астанчане в сомнениях: нужно ли вакцинироваться от COVID-19?
Жанар Муканова -  понедельник, 22 февраля в 02:56
Приложение, способное изменить жизнь
Жанар Муканова -  среда, 17 февраля в 10:28
Нерыночная вакханалия