Дело об «Астана LRT»: Антикор оценил свободу подозреваемых в 15 млн тенге

Следователи по делу об «Астана ЛРТ» оценили стоимость свободы подозреваемых в 15 млн тенге. Именно такую сумму они предлагали заплатить некоторым участникам процесса за смягчение условий содержания. Об этом рассказал подсудимый Тимур Касабаев, пишет корреспондент ИА «NewTimes.kz» Татьяна Мозговых.

Дело об «Астана LRT»: Антикор оценил свободу подозреваемых в 15 млн тенге
Фото: ИА NewTimes.kz

Официально, по его словам, «смягчение» оформлялось под видом ст. 65 УК РК («Лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно после совершения преступления добровольно явилось с повинной, или способствовало раскрытию преступления, или иным образом загладило нанесенный преступлением вред»). 

До него о том, что следователи предлагали заплатить 15 млн тенге, в суде говорили двоюродный брат экс-директора ТОО «Астана LRT» Талгата Ардана Самат Сванбаев и его экс-возлюбленная Айжан Акбаева.

Напомним, они признались в получении и передаче взяток, обналичивании денег. Но уголовное преследование в отношении них после оплаты 15 млн тенге было прекращено. А вот Касабаев, несмотря на передачу денег, так и остался сидеть в СИЗО, где находится по сей день.

Напомним, Талгат Касабаев — директор компании «Геобур», которая выполняла часть работ по проектированию проектов ЛРТ и БРТ. Фирма заключала договор с генеральным подрядчиком проекта — французской компанией SYSTRA. Напрямую с ТОО «Астана LRT» и ее директором не работала.

В суде

— В какой части вы признаете вину? — спросил в ходе допроса прокурор Джангельды Есебаев подсудимого Тимура Касабаева.

— В обналичивании денег, что убегал от налогов в первую очередь, чтобы мне хватило денег на работу. Были большие корректировки, мне не хватало.

— Вы обналичивали деньги, чтобы избежать налоговых выплат? Правильно я вас понимаю?

— Да.

Напомним, по версии обвинения Касабаев обналичивал деньги и передавал их Даурену Абдыхамитову (другу Талгата Ардана). Однако в суде Касабаев свою вину отрицал и заявил, что является потерпевшим. Ведь компания SYSTRA не заплатила ему 51 млн тенге, из-за чего Касабаев обанкротился и еще остался должен налоговому комитету.

Читайте также: «Астана LRT» осталась должна субподрядной организации 51 млн тенге

— Мы выслушали позицию относительно Абдыхамитова о том, что он никакого отношения не имел и не просил. Но в ходе организации по делу возникли противоречия. Значит, в период досудебного расследования Касабаев говорил, что он преступил закон непосредственно по условиям, оговоренным Абдыхамитовым (выплатить ему 110 млн тенге за проект ЛРТ и 115 млн тенге за БРТ — прим. авт.)? Это заложено в протоколах допроса. В этой части, Касабаев, выскажитесь, какие показания вы поддерживаете? — обратился к бизнесмену прокурор Есебаев.

— Я говорил, что поддерживаю последние показания. Во-первых, мне показывали не те документы. Я был вообще в шоке… — начал объяснять Касабаев.

— Не надо повторяться, мы это слышали, — прервал его прокурор.

— Возражаю. Пусть выскажется. Он же объясняет, почему оговорил моего подзащитного. Мы хотим услышать, — вмешалась адвокат Айткалиева.

— Касабаев, ответьте на вопрос, — подхватил судья.

— Я так и хотел. При задержании мне начали показывать разные документы, не соответствующие действительности. Показывали экспертизу, которая, как я узнал в дальнейшем, не соответствует реальности. И мне просто ткнули носом и сказали: «Касабаев, вы украли 3 млрд тенге, а в общем 5 млрд украдено».

Что я мог? Я, во-первых, испугался, во-вторых, у меня такого не было, чтобы я вообще что-то крал. Я на первых трех показаниях объяснял следователям, что работу всю выполнил, мне не доплатили 51 млн тенге, но меня в этот момент никто не слушал. Меня подвели к тому, что мне было оплачено 180 млн тенге и потом 205 млн тенге и я должен был эти деньги вернуть. Я говорю, с чего? И начал придумывать всякие ходы, и оттого, что я не знал, что говорить и не хотел попасть туда, куда попал сейчас, оговорил человека, — признался Касабаев.

— Я правильно понимаю, вы придумывали все эти обстоятельства? Когда вы передавали, когда осуществляли? — уточнил прокурор.

— Да. Это я придумал, — ответил подсудимый.

(…)

— Касабаев, вы в ходе досудебного расследования погасили ущерб, причиненный в размере 15 млн тенге. В связи с чем и почему данная сумма? — спросил прокурор.

— Во-первых, мне показали не те документы, еще раз говорю. Мне сказали, что было хищение, о котором я вообще не знал. Естественно, после того как меня задерживают, у меня больше не оставалось никаких мыслей… как сказать правильно. Я не хотел попадать в СИЗО, когда меня задержали только. И готов был любую бумажку подписать, сделать любую вещь, которую мне скажут.

По поводу суммы, которую я оплатил. Я посчитал, что ту сумму, которую потратил на работу (181 млн тенге по проекту ЛРТ и 250 млн тенге по проекту БРТ), меня заставят вернуть. Объяснял следователю, что работу выполнил и заказчик получил положительное заключение. Но меня никто не слушал.

И я спрашивал, как сделать так, чтобы меня освободили. Я признался, что убегал от налогов и обналичивал. Мне назвали сумму в районе 20 млн тенге. Я сказал, что у меня нет никакой суммы и я отдал все, что у меня было. И в связи с тем, что моя компания закрылась, я был в очень трудном финансовом положении. В итоге я сказал родителям, у них была 3-комнатная квартира в Алматы с 1981 года. И чтобы я вышел, как мне обещали следователи… Они обещали, что я выйду по 65 статье УК РК, если заплачу 15 млн тенге. Я согласился, признался, родители продали квартиру и заплатили 15 млн тенге. Но меня не выпустили. Сказали, что суд выпустит. Меня не выпустили и под домашний арест. В итоге я нахожусь здесь, хотя мне обещали, давали слово офицеров. Но ничего такого не было, — сознался Касабаев.

— Вы обналичили большие денежные средства. Кто может фактически подтвердить, что он получал за оказанные услуги суммы, озвученные вами? — продолжал прокурор Есебаев.

— Не думаю, что кто-нибудь что-нибудь подтвердит. Потому что это был наличный расчет, кэш, чтобы было дешевле. Чтобы я мог работу выполнить за 1,25% (ставка от общей суммы проекта, за которую компания «Геобур» выполнила свою часть работы, хотя по стандартам Касабаев имел право потребовать за свои услуги до 10% от общей суммы проекта).

— У вас остались записи, кому вы переводили денежные средства?

— Нет. В 2014 году я со всеми рассчитался и вышел по нулям. И ждал 51 млн тенге, чтобы закрыть налоги, мелкие долги и что-то оставить себе в качестве заработка, — ответил Касабаев.

Далее адвокат Абишев уточнил, кто именно озвучил подсудимому сумму в 15 млн тенге и в связи с чем он должен был оплатить. Касабаев неуверенно указал на следователя Шаленова.

— Скажите, вам было предложено так: «Все, кто хочет выйти по 65 статье, должны заплатить 15 млн тенге»? — конкретизировал свой вопрос Абишев.

— Да. Так и было, — ответил Касабаев.

Адвокат Далабаева выяснила, что деньги были перечислены на счет антикоррупционной службы. Более того, в деле (том 154-й, лист дела 146-147) есть документы, подтверждающие эту оплату.

— Когда вы эту сумму вносили, вам как пояснили: что это возмещение ущерба, или, как справедливо заметил адвокат Абишев, смягчение положения по версии следователя? — продолжила допрос Надежда Далабаева.

— Смягчение положения, — ответил подсудимый.

— Вам известно относительно других фигурантов, что им было предложено внести определенные суммы на счет антикора с тем, чтобы прекратить дело по 65 статье УК РК? — спросила адвокат.

— Я потом узнал, что еще два человека оплатили — Сванбаев и кто-то еще… Акбаева. Они по 15 млн тенге заплатили, и их выпустили по 65 статье УК, — ответил Касабаев.

Заседания продолжаются…

Все материалы Татьяны Мозговых о ходе судебного разбирательства читайте здесь. 

Loading...

7 марта, воскресенье