Настоящим позором назвала обвинительный акт адвокат по делу об «Астана LRT»

Судебное заседание по делу об «Астана LRT» снова перешло на стадию прений. Прокурор и адвокаты уже во второй раз выступают в суде с заключительной речью, передает корреспондент ИА «NewTimes.kz» Татьяна Мозговых.

Настоящим позором назвала обвинительный акт адвокат по делу об «Астана LRT»
Фото: krg.sud.kz

Напомним, за день до вынесения приговора суд возобновил судебное следствие с официальной причиной выяснить детали по арестованному имуществу подсудимых. На деле же оказалось, что это был идеальный момент для гражданского истца ТОО «Сity Transportation Systems» (ранее ТОО «Астана LRT») для изменения своих претензий. Они попросили суд не учитывать в качестве гражданских ответчиков иностранные компании.

Адвокаты были возмущены, но судья Мекемтас позволил представителям потерпевшей стороны это сделать. Сегодня суд снова заслушал доводы адвокатов. По мнению защитников, суд «все больше становится похожим на балаган». Ведь в итоге обвинение не предъявлено организаторам преступления — экс-главе ТОО «Астана LRT» Талгату Ардану и бывшему заместителю акима столицы Канату Султанбекову (на данный момент они только подозреваемые, и не совсем ясно, по каким эпизодам) и их пособникам — иностранным компаниям.

Судья несколько раз отказал адвокатам в просьбе вызвать представителей компаний, куда перечислялись все деньги за разработку проектов ЛРТ, БРТ, ИТС. Но от претензий в их адрес отказалась и потерпевшая сторона («Астана LRT»). В итоге на скамье подсудимых оказались те, кому следствие отвело роль исполнителей. Они же, по мнению потерпевших, должны возместить 5,8 млрд тенге в бюджет.

— Это обстоятельство по необоснованному выведению из числа ответчиков тех, кто фактически получил все денежные средства, которые обвинение считает похищенными, сильно озадачивает. Сначала следствие, потом суд отказал нам в вызове и допросе руководителей и сотрудников этих иностранных компаний (французской компании SYSTRA, испанской компании TECNICA Y PROYECTOS, S.A. (TYPSA), ТОО «Бюро Веритас Индастриал Сервисез» (Турция). А теперь и потерпевший отказывается от претензий к ним по возмещению ущерба. Это как понимать? Этого, по сути, не должно быть! Получается, к иностранным компаниям и их сотрудникам нет претензий у потерпевшего и гражданского истца, а сидящие на скамье подсудимые должны быть крайними по принципу, что кто-то же должен быть ими?! Почему гособвинение заняло такую позицию? Почему государственный обвинитель, который поддерживает государственное обвинение и который обязан действовать в интересах государства, в суде сам не заявил гражданский иск к этим компаниям, если потерпевшему это уже стало по каким-то только им известным причинам в том же суде это не нужно? Закон это не только позволяет, закон обязывает гособвинение это сделать, — высказалась в суде адвокат Акатова.

По ее мнению, сотрудники этих компаний могли предоставить документы, подтверждающие выполнение работ. Ведь ими исполнялись договоры о госзакупках, подписывались фиктивные договоры (как сказано в обвинительном акте), были получены деньги за работы и услуги, которые они якобы не выполняли. То есть, как считает следствие, иностранные компании фактически и похищали денежные средства.

— Вину подсудимых, если она есть, можно доказать только привлекая к рассмотрению дела эти иностранные компании и их сотрудников, чтобы была установлена вся логическая цепь всех действий. Но этого нет по делу. А почему нет? Ответ напрашивается один: следствие и обвинение боятся этого, поскольку знают, что у них развалится обвинение. Это обвинение и сейчас голословно и развалилось, — добавила Акатова.

Она также отметила, что в деле нет исполнителей. Следствие их просто не определило. Есть странности и с организаторами. Так, например, Аманжулов обвиняется в восьми эпизодах: от участия в организованной Султанбековым и Арданом преступной группе до пособничества путем устранения им препятствий в хищении денежных средств. Но при этом в деле ни Султанбекова, ни Ардана, как организаторов и руководителей преступления, нет.

— Спрашивается, с кем в организованной преступной группе участвовал Аманжулов и кто ею руководил? Кому он пособничал в совершении хищений, которые указываются в обвинительном акте, если нет ни организаторов, ни руководителей, ни исполнителей этих преступлений, если они имели место быть? — спросила Акатова.

Согласно материалам уголовного дела, ни Султанбекову, ни Ардану не предъявлено обвинение ни в организации и руководстве организованной группой, ни в организации хищений. Никто из них не предан суду по этому уголовному делу, не говоря уже о наличии приговора, установившего их вину в этих преступлениях. Фактически они являются подозреваемыми, правда, непонятно, по какому уголовному делу.  

Читайте также: «Астана LRT» решила повесить долги иностранных компаний на казахстанцев

Ранее прокурор предоставлял ксерокопию документа о выделении дела в отношении организаторов хищения. Однако адвокаты Акатова и Айткалиева сделали запрос в управление комитета по правовой статистике и специальным учетам Генпрокуратуры по городу Нур-Султану и получили ответ, что документ 11 июля 2020 года, как утверждает гособвинение, не был зарегистрирован.

— В суде достоверно установлено, что в это время досудебное расследование было завершено и шло ознакомление участников с материалами дела. Почему элементарные вещи нам приходится опровергать и доказывать?  Почему прокурор не реагирует на это, а пытается закрыть бреши такими незаконными методами? Я в прошлый раз назвала это марафетом. Приношу извинения, что употребила и вновь употребляю этот сленг, но возмущению нет предела, а юридический язык не позволяет выразиться точнее и ярче. (…) Надо же быть такими изобретательными в своих незаконных действиях и методах! Это не столько поражает, сколько возмущает! Считаю, что суд обязан на это реагировать! — возмутилась адвокат.

Она также отметила, что у обвинения нет доказательств того, что сотрудники иностранных компаний помогали Султанбекову и Ардану похищать деньги.

— Возникает вопрос: на основании каких фактов, установленных в ходе досудебного расследования, обвинение считает Султанбекова и Ардана совершившими уголовно наказуемое деяние, если суду не представлены доказательства и материалы выделенного уголовного дела? 

На каком основании и в силу какого закона вышеперечисленные лица из иностранных компаний называют в обвинительном акте пособниками и утверждают, что они, действуя с прямым умыслом, по предварительному преступному сговору пособничали Султанбекову и Ардану в совершении хищения путем устранения препятствий, если в материалах дела отсутствуют постановления о признании их подозреваемыми? Им также не вручался обвинительный акт, чтобы они стали обвиняемыми, и они не преданы суду. Более того, по ним также нет вступившего в законную силу приговора. Они и не подозревают, что здесь, в Казахстане, их называют пособниками и утверждают, что они, действуя с прямым умыслом по предварительному преступному сговору, пособничали Султанбекову и Ардану, — обратилась к суду с очередной порцией вопросов защитник.

Она привела несколько формулировок из обвинительного акта, чтобы не быть голословной. Вот один из них:

«Одновременно Ардан и Султанбеков привлекли в качестве пособников совершения преступления представителей компаний SYSTRA (Франция) Алана Годри и TYPSA (Испания) Саяго Баутиста Карлоса Хосе, которые должны были содействовать совершению хищения своими советами, предоставлением информации, средств совершения преступления и устранением препятствий, а именно:

— обеспечить подачу ценовых предложений на услуги КУП и проектирования по завышенной /стоимости;

— предоставить акты выполненных работ и счета-фактуры с включением в них завышенных сумм денежных средств;

— после перечисления товариществом денежных средств на счета иностранных компаний перечислить далее часть полученных денег на счета казахстанских компаний».

Адвокат уверена, что следствие могло заочно привлечь Ардана с Султанбековым, а также иностранцев, которых в обвинительном акте прямо называют пособниками.

— В результате того, что суд принял в производство данное дело, не дав правовую оценку этим обстоятельствам на стадии предварительного слушания, а затем до прений, как мы это видим в настоящее время по многим уголовным делам и в судебной практике (хотя бы в том же районном суде №2 Есильского района города Нур-Султана), судебное следствие не в состоянии дать оценку и правильно квалифицировать действия каждого фигуранта уголовного дела, — отметила она и добавила, что за свою адвокатскую практику впервые видит «такой непрофессиональный обвинительный акт», назвав его «настоящим позором обвинению».

Судебные прения продолжаются.

Все материалы Татьяны Мозговых о ходе судебного разбирательства читайте здесь. 

В статье:
Loading...