В Казахстане обсуждают возможность предоставления квот на ЭКО женщинам с донорскими яйцеклетками

В последние годы в Казахстане бесплодие стало бичом многих семейных пар. Причин этому врачи называют множество, а решений обычно несколько — лечение или ЭКО. При этом даже выделенные в этом году 7 тыс квот считаются недостаточными. О том, как сейчас складывается ситуация с квотами и ценами на ЭКО, в интервью корреспонденту ИА «NewTimes.kz» Дане Кариной рассказала врач-репродуктолог Лейла Чалова.

В Казахстане обсуждают возможность предоставления квот на ЭКО женщинам с донорскими яйцеклетками
Фото: ИА «NewTimes.kz»

Лейла Рашидовна, насколько остро стоит в Казахстане тема бесплодия? Какого бесплодия больше — мужского или женского? По-вашему мнению, с чем это связано?

— Проблема, действительно, есть и ее нужно решать. При этом в среднем у тех, кто обращается к врачам, мужское бесплодие составляет около 40% и женское — порядка 60%. На самом деле проблемы обычно бывают с двух сторон, у около 70% пар идет сочетание мужского и женского бесплодия.

Я думаю, это связано с изменением образа жизни людей. Играют свою роль и вредные привычки, наличие оперативных вмешательств, половые инфекции. К тому же сегодня изменился сам подход к ведению пациентов. Так, если раньше была диспансеризация и обследование, то сейчас этого нет. Возможно, с этим тоже связано увеличение бесплодия.

Особенно это актуально для регионов, где пациентам особо некуда обращаться. Обычно все идут к гинекологу, хорошо, если есть еще и уролог. Но чаще всего люди просто не обследуются и не лечатся, а приходят к врачам с уже запущенной формой болезни, когда необходимо серьезное лечение.

Сегодня этот вопрос остро стоит в Казахстане. Об этом свидетельствует и то, что президент Касым-Жомарт Токаев обратил на него внимание и поручил выделить 7 тыс квот на ЭКО для женщин по программе «Ансаган саби».

Какая доля бесплодных пар обычно нуждается в ЭКО и какая часть может обойтись лечением?

— Если брать официальную статистику, то доля бесплодных пар в Казахстане — около 15%. Но нужно понимать, что есть еще ряд частных клиник, куда люди обращаются с этой проблемой. И эти организации обычно не предоставляют свои данные для статистики. Я думаю, с их учетом мы можем говорить, что в стране около 35% бесплодных пар.

Если говорить о том, какая часть из них нуждается в лечении, а какая во вспомогательных репродуктивных технологиях, то нужно брать в расчет, сколько времени пара страдает бесплодием. Если до 3 лет, то чаще всего можно обойтись курсом лечения и обследованием. А если речь идет о 5 годах и более, тут уже ЭКО может помочь.

В чем главные минусы ЭКО?

— Во-первых, в дороговизне. Это очень высокотехнологичная манипуляция, которая требует больших затрат. Для этого необходима организация специальных лабораторий, обучение специалистов не менее 3 лет, хорошее оборудование. Учитывая, что большая часть приборов производится за рубежом, то и стоит дорого, так как покупается за валюту.

Поэтому и пациентам сама процедура обходится довольно дорого. Однако если сравнивать со странами СНГ — Россией, Узбекистаном, Украиной, то в Казахстане она стоит дешевле. К примеру, в Европе и Америке ЭКО может обойтись вам около 40 тыс. долларов. А в Казахстане это порядка 1,2 млн тенге.

Второй минус — результативность процедуры — в среднем 30-40%, то есть никто вам не даст гарантию 100%.

Третий минус — клиники, которые могут проводить ЭКО, чаще всего находятся в крупных городах. Получается, что людям из регионов приходится приезжать в мегаполисы, снимать жилье, оплачивать питание, проезд и т.д. Это еще больше увеличивает их расходы на программу.

И четвертый минус — неосведомленность о процедуре не только пациентов, но и иногда докторов в дальних регионах. Это приводит к различным мифам и домыслам.

Расскажите о ситуации с доступностью ЭКО для населения. Как она изменилась за последние 5 лет? Как менялись цены и сама процедура?

— Первые программы ЭКО были запущены в Казахстане в 2010 году в рамках гарантированного объема бесплатной медицинской помощи (ГОБМП). Тогда казахстанцам выделили всего 100 квот. Но это по результатам расчетов, консультаций с министерством здравоохранения, финансистами и клиниками.

Проводить саму процедуру 11 лет назад могли только две государственные клиники. Это был пилот. Через год, получив хорошие результаты, к программе присоединились частные клиники.

Читайте также: Квота на ЭКО: Кому государство поможет исполнить мечту о ребенке

Постепенно росло и количество квот. Если начинали со 100, то в прошлом году их было уже 2 тыс, а в текущем — 7 тыс.

С каждым годом ЭКО становится доступнее. К тому же сейчас те, кто не получил квоту, могут использовать часть своих пенсионных накоплений. Зная это, люди уже начинают откладывать на процедуру и планировать ее.

Как менялась ситуация с квотами на ЭКО? Как это повлияло на решение президента о выделении 7 тыс квот в 2021 году? Много ли желающих получить эти квоты? Достаточно ли квот?

— Первые годы квот, конечно, было крайне мало. По расчетам Всемирной организации здравоохранения и Европейской ассоциации репродукции человека (ESHRE) Казахстан должен получать не менее 10 тыс квот в год, и это обеспечило бы 90% нуждающихся.

Поэтому сегодняшние 7 тыс квот по программе «Ансаган саби» — это очень хорошо, но все равно недостаточно. Хотелось бы, чтобы таких программ было больше. Тем более что сегодня в Казахстане смертность увеличилась, а рождаемость снизилась.

Кто может претендовать на квоты? Случались ли отказы и почему?

— Претендовать могут женщины, отвечающие определенным условиям, которые прописаны в соответствующем приказе министерства здравоохранения.

Так, у женщины должны быть в достаточном количестве яйцеклетки, антимюллеров гормон — не меньше единицы. Претендовать могут и казахстанки с отсутствующими маточными трубами, эндокринным бесплодием, безуспешными попытками ЭКО в анамнезе.  

Что касается отказов, то они случаются периодически. В основном они связаны с острыми инфекционными заболеваниями, болезнями соматического характера, то есть когда пациентка не может получать программы стимуляции или забора клеток, так как это связано с риском для жизни. Кроме того, могут быть отказы из-за злокачественных образований, аномалий развития половых органов, тяжелого мужского бесплодия, то есть когда нет сперматозоидов. Или, к примеру, если женщина обратилась за квотой, но на тот момент у нее идет острый воспалительный процесс, тогда нужно сначала пролечиться, потом делать процедуру.

При этом сейчас уже обсуждаются изменения в данный приказ Минздрава. В частности, хотят дать возможность использовать донорскую яйцеклетку и ситуации, когда у женщины нет матки либо тяжелые формы эндометриоза и необходимо суррогатное материнство.

С чего нужно начинать обследование и куда обращаться для получения квоты?

— Если женщина не беременеет больше года, она должна обратиться к гинекологу по месту жительства, чтобы провести предварительное обследование и выявить причину. После этого вырабатывается тактика лечения. Если оно окажется безуспешным или есть показания к проведению ЭКО, то она уже обращается к репродуктологом в различные клиники и получает их заключение. С этим документом женщина снова идет в поликлинику, где ее ставят в очередь на квоты.

Пациентов очень много и очередь большая. Когда подходит время, женщину вызывают в поликлинику, и она подает все необходимые документы. Саму программу подготовки и процедуру для нее определяет уже репродуктолог.

Loading...
Жанар Муканова -  вторник, 27 июля в 04:43
Что скрывают улицы Казахстана?
Редактор -  суббота, 24 июля в 10:00
Как бороться с COVID-19?
Жанар Муканова -  вторник, 20 июля в 11:03
Как нам развить внутренний туризм
Редактор -  суббота, 17 июля в 11:00
Пролетая над гнездом насилия
Жанар Муканова -  среда, 14 июля в 03:43
По ту сторону мечети

29 июля, четверг