вторник, 28 июня, 2022
icon
460.95
icon
487.18
icon
8.66
Алматы:
icon
25oC
Нур-Султан:
icon
10oC
Подпишитесь на нас:
Фридом Финанс
Биржа kase признала АО «Фридом Финанс» победителем в 6 номинациях по итогам 2021 года
ffin.kz
Интервью Айнур Оразбекова
10 декабря, 2021, 11:20

Все хорошо только на словах: О лечении COVID-19 в Восточном Казахстане из первых уст

Коронавирус. Кажется, в Казахстане нет ни одной семьи, которую бы не коснулась эта болезнь. Либо ею уже переболели, либо выявили ковидную пневмонию. Естественно, не без последствий для здоровья: обострение хронических заболеваний, появление новых, в том числе сердечно-сосудистых патологий. У многих дела обстоят еще хуже – потеряли родственников. 

В семье собственного корреспондента ИА «NewTimes.kz» Виктории Петровой от стремительно развившейся пневмонии скончалось два человека. От того она не может всецело отвечать за непредвзятость, ведь боль утраты вряд ли чем-то можно унять. Но все же всеми силами автор старался отстраниться от проблемы, чтобы взглянуть на нее под другим углом, как бы со стороны, а не из эпицентра. 

Все хорошо только на словах: О лечении COVID-19 в Восточном Казахстане из первых уст

Иллюстративное фото: ИА «NewTimes.kz»

Все это произошло в октябре, но потребовалось больше времени, чтобы принять боль утраты и понять, что происходит в системе здравоохранения области. 

В конце недели заболела и почувствовала, что кашель не такой, как при обычной простуде, решила «сдаться» в субботу, 2 октября, в фильтр своей семейной врачебной амбулатории. Стоит отдать должное ТОО «Вита-1»: прием в фильтре здесь осуществляется быстро, а результат ПЦР-анализа сообщили по телефону уже на следующий день, 3 октября. 

Утром в понедельник пришел медик мобильной бригады и назначил лечение, снабдив необходимыми препаратами. Ежедневно звонили, справлялись о здоровье и давали рекомендации, как лежать, как дышать и так далее. 

Когда ощутила боль в груди, сразу направили на компьютерную томографию. Результат оказался  чистым. Сочли, что себя проявила межреберная невралгия, и тоже дали рекомендации по лечению. Казалось бы, образцово-показательный пример того, как должно быть. Но, к сожалению, так происходит далеко не у всех. Многие устькаменогорцы тем временем в соцсетях жаловались на долгое ожидание результатов ПЦР – от трех суток и более. И не поверила бы, но столкнулись с тем же. 

Заболели оба ребенка, всех отправили на карантин. И вот тут начинается новая история под названием «вылечиться и не сойти с ума». Сначала приезд мобильной бригады поликлиники №1 затянулся на трое суток. Приходилось каждый день звонить и напоминать о своих детях. Результаты ПЦР в этот раз ждали больше двух суток. Не говоря уже о том, что лечение для детей приходилось в буквальном смысле выпрашивать, написывая и названивая врачу.

К сожалению, ничего, кроме противовирусных и антибиотиков, детям при COVID-19 не назначают, хотя 9-летний сын еще жаловался на боли в ногах. Может, сосуды? При аналогичных симптомах взрослым назначают кардиомагнил, к примеру. Но в данном случае педиатр только развела руками, ответив, что детям такое нельзя. 

Фото: pexels.com

Дочь 4 лет также «дала дрозда» с температурой 39 в ночь и врач прибывшей «скорой» рекомендовал с таким кашлем получить на ребенка направление на КТ. Заветную бумажку получить удалось, но когда ребенка повезли в центр матери и ребенка, выяснилось что на КТ с контрастом (детям назначают именно такой) запись есть только на 14-е. А надо сейчас. Записались, но к тому времени почти вылечились. 

Что наблюдалось в этот период в организациях ПМСП, так это огромные очереди к участковым врачам и лор-специалистам. Причем повсеместно, если верить соцсетям и жалобам в них от разгневанных пациентов. Было много жалоб и на лечение в стационарах. 

В соцсетях широко распространился случай из Серебрянска в районе Алтай. Женщина 64 лет заболела 29 октября, спустя четыре дня вызвали мобильную бригаду на дом. О том, что было далее, рассказывают родственники. 

«Приехали, взяли ПЦР, который оказался отрицательным. Звонили в «скорую», но ее не забирали, так как ПЦР отрицательный и сатурация нормальная. Сказали, езжайте делайте КТ. Выяснилось, что КТ платная, а она пенсионерка, и у нее не оказалось средств. На что врачи сказали: «Ждите три дня, поедем в Усть-Каменогорск, повезем больных и возьмем вас «прицепом». Приехали через три дня и забрали на КТ, которая показала поражение легких 65%. После этого сразу увезли в больницу города Серебрянска», — написали они. 

Пожилой женщине делали капельницы и ставили уколы в живот, но лучше ей не становилось лучше. Наоборот, с каждым днем все хуже. 

«Потом выписали  список  лекарств, антибиотиков для уколов, мы купили их за свой счет. Ей было тяжело дышать,  но к ИВЛ ее не подключали, только трубочки в нос вставляли с воздухом. Затем закрыли родильное отделение, где находился ковидный госпиталь, и всех, кто там был, отправили по домам. Ее хотели перевести в инфекционное отделение. Когда она собиралась, спросила у медработника: «Куда мне дальше?», на что ответили: «Можете идти домой, а можете в инфекцию». Она спросила: «А что, разницы нет?», на что сказали: «Езжайте домой». Она вызвала сына, он приехал и забрал в четверг, 11 ноября. Она еле ходила. Сын привез ее домой, ей становилось хуже. Потом врач выписал дорогие лекарства и сказал принимать», — поделились родственники. 

12 ноября пожилая мать пенсионерки позвонила другой дочери и сообщила об ухудшении состояния больной. 

«Когда она звонила врачу, сообщила, что ей становится хуже, на что врач сказал: «А вы что хотели? У нее поражение 90%». «Скорая» приехала быстро, возле автомобиля она потеряла сознание, ее положили на носилки и увезли. Со слов медработников, ее привели в сознание в автомобиле скорой помощи, привезли в приемный покой, продержали там больше часа. Брали какие-то анализы целый час, когда она не могла дышать. Потом спустили в инфекционное здание, но врач не успела ее реанимировать. Нам сказали: «Если бы ее перевели сразу в инфекцию, ее бы могли спасти»», – добавили родные покойной женщины.

В пресс-службе управления здравоохранения ВКО по этому случаю удалось получить развернутый ответ, который расходится с данными родственников. 

«25 октября пациентка П. 1957 года рождения вызвала мобильную бригаду на дом с жалобами на кашель, повышение температуры тела до 38,5, боли в горле, слабость, – сообщили в областном ведомстве. – Болела дома, со слов пациентки в течение 10 дней. Был взят ПЦР на коронавирусную инфекцию, назначено лечение. 27.10.2021 г. получен отрицательный результат ПЦР. 28.10.2021 г. проконсультирована  врачом-терапевтом, назначено КТ на бесплатной основе (ОСМС). 29.10.2021 г. на транспорте ГБ города Серебрянска пациентка доставлена в 4-ю ГБ города Усть-Каменогорска, где ей проведена компьютерная томография. Заключение КТ: признаки двусторонней полисегментарной пневмонии (вероятность COVID -19 высокая). Степень поражения КТ – 4 (до 75-80%). В ОРиТ 4-й ГБ не было свободных мест, в связи с этим в Серебрянске пациентка сразу же госпитализирована в отделение КВИ».

Далее, согласно ответу УЗ ВКО, пациентку с диагнозом «коронавирусная инфекция COVID-19 тяжелой степени тяжести» лечат в стационаре Серебрянска в соответствии с протоколом лечения КВИ. При этом отмечается, что в динамике у пациентки наблюдалось улучшение состояния.  

«В динамике у пациентки наблюдалось улучшение состояния в виде повышения сатурации до 87% без кислорода, нормализации температуры тела, отхождения мокроты, самостоятельной ходьбы по палате, появился аппетит, но состояние оставалось тяжелым за счет выраженного респираторного синдрома (чувство нехватки воздуха после небольшой физнагрузки, одышка), — отметили в управздраве. — При физической активности сатурация снижалось до 73%. Получала увлажненный О2 ч/з носовую канулю, сатурация на кислороде поднималась до 94-96%.  Показания для НИВЛ не было. 11.10.2021 г. утром состояние оценивалось как стабильно тяжелое».

По словам же родственников, отделение закрыли, однако в облздраве эту информацию не подтвердили.

«В связи с уменьшением количества пациентов в двух отделениях КВИ они были объединены  в одно на базе инфекционного отделения. Пациентку П. перевели в отделение КВИ (инфекционное). Но она категорически отказалась переходить в другое отделение и самовольно покинула отделение. Более чем через сутки больная была доставлена скорой помощью в агональном состоянии и через непродолжительное время скончалась», – информировали в ведомстве.

В облздраве также отметили, что «за все время нахождения в стационаре никто из родственников ни разу не поинтересовался ее состоянием, тактикой лечения и дальнейшего ведения. Никаких медикаментов от родственников никто не требовал, так как в стационаре все имеется в полном объеме».

Не легче обстояла ситуация с амбулаторным лечением. Там же, город Серебрянск.

Пациентка О. По данным КТ от 17 ноября, 30% поражения легких. Лечение дома. Выданы препараты риварокс и парацетамол. При этом ПЦР-тест – отрицательный. Но симптоматика, по словам женщины, такая же, как при КВИ, включая отсутствие обоняния. 

«Мне никто не звонил, не интересовался, – рассказывает горожанка. – Я хотела измерить сатурацию, почувствовав изменение самочувствия. Попросила супруга, он свозил меня в больницу. Мне сначала нацепили этот аппарат, а потом, увидев, что я включила камеру, пошли, обработали руки, надели перчатки, его сняли и протерли! Такое отношение к человеку», – рассказала следующая пациентка.

В состоянии крайней слабости женщину вызывали в больницу на сдачу анализов. 

«На слуху смертей много в Серебрянске: то пневмония, то тромбы, – поделилась О. – Я напугана была, и повторную КТ в Усть-Каменогорске сделали за свой счет – 13 тыс тенге. Успокоило, что дальше поражение за неделю не пошло. А потом позвонили из больницы и попросили прийти и сдать анализы – кровь на биохимию, мочу, флюорографию. Пришлось больной и слабой толкаться по очередям рядом с детьми. ЭКГ так и не дождалась, ушла. Не было сил».

Женщина вылечилась, но одно из последствий заболевания – высокий показатель сахара. С одышкой она борется до сих пор. Терапевт обмолвилась в разговоре о возможности восстановиться в реабилитационном центре. Женщина обратилась в реабилитационный центр в Усть-Каменогорске, на что ей ответили, что лечение она получала амбулаторно, потому в постковидной реабилитации не нуждается. Сейчас женщина сидит дома, выходит на прогулки, делает дыхательную гимнастику и борется с последствиями заболевания, как и большинство переболевших казахстанцев. 

По последним данным УЗ ВКО, общий процент занятости коечного фонда в регионе составил 14,9%. Всего инфекционных коек – 1862, госпитализировано 352 человека (18,9%) и карантинных коек – 490, госпитализировано 0. За сутки 8 декабря всего 35 заболевших, причем двое из них в бессимптомной форме, что вполне соответствует критериям зеленой зоны. 

Возможно, все стало куда лучше по сравнению с началом октября, когда процент загруженности коечного фонда, согласно ответу главы облздрава Ермека Омарбека, составлял 19,4%.

Тогда же, в октябре, во время пресс-конференции руководитель ГБ №4 Усть-Каменогорска Сергей Попов сообщил, что, даже при том что коек достаточно, всех желающих положить в ковидный стационар все равно возможности нет. 

«Есть определенные показания в протоколе лечения для госпитализации согласно стандартам, то есть каких пациентов мы можем лечить дома, а каких должны лечить в стационарах, чтобы исключить риски, – пояснил медик. – Наблюдаться надо у своего участкового врача. Все пациенты, у которых ПЦР-тесты на наличие КВИ положительный, обзваниваются участковыми специалистами и лечатся на дому». 

Что касается компьютерной томографии, направление на которую все заболевшие также хотят непременно получить и пройти, чтобы подтвердить или исключить поражение легких, руководитель ГБ №4 отметил, что это направление дают не раньше пятых суток с начала заболевания. Лишь тогда можно увидеть проявление поражения легких. 

Получается, не мест не хватает, чтобы всех желающих положить, а нет на то соответствующих показаний. Выходит ли, что статистические данные и реальная ситуация «не бьются»? Возможно, предоставленные ведомством цифры вполне соответствуют. Однако не стоит забывать, что за этими цифрами – человеческие жизни. Отношение в организациях ПМСП и стационарах все-таки во многом решает дальнейшую судьбу пациента. 

Врачей СВА понять можно: больных много, а медик один, и из красной зоны стационара они выходят лишь, чтобы выдохнуть ненадолго, и родных не видят и как растут дети. Это плачевная реальность последних двух лет. И пациентов не понять нельзя: терять здоровье по крупицам, страдая от всемирно надоевшего вируса, тяжело. А тут еще сталкиваешься периодически с не очень хорошим отношением к себе. 

Не везде так. В некоторых ПМСП, как выше указано, в этом отношении образцовый порядок и отношение к пациентам соответствующее. Не зря даже вице-министр здравоохранения Марат Шоранов, побывавший в ВКО в минувший понедельник, заострил внимание на том, что необходимо усилить работу на уровне ПМСП. 

В статье:
Что думаете об этом?
Написать комментарий
Эксклюзив
Интервью и мнения