Язык вражды: За какой пост в соцсетях могут посадить в Казахстане

После произошедших в Кордайском районе событий власти вновь напомнили казахстанцам об уголовной ответственности за возбуждение межнациональной розни. Что такое «возбуждение розни», как определяется общественная опасность этого преступления и что предлагают эксперты в области защиты прав человека, читайте в материале ИА «NewTimes.kz».

Язык вражды: За какой пост в соцсетях могут посадить в Казахстане

Конституция РК запрещает пропаганду и агитацию социального, расового, национального, религиозного, сословного и родового превосходства. В уголовном кодексе существует 174 статья «Возбуждение социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни». То есть за спорный пост или комментарий в соцсетях можно попасть под суд и получить реальный срок — до семи лет лишения свободы.

По данным комитета по правовой статистике и специальным учетам генеральной прокуратуры за январь 2020 года, в производстве находится 42 дела указанной категории. В едином реестре досудебных расследований зарегистрировано 12 правонарушений, следствие по трем делам окончено и передано в суд.  

В прошлом году в производстве находилось 99 дел, в 2018 году — 188, в 2017 году — 241, в 2016 году — 163. Заметна тенденция снижения правонарушений. Пиковый показатель пришелся на 2017 год — через год после терактов в Алматы и Актобе.

Фото: Pixabay.com

В комментариях к уголовному кодексу указано, что при расследовании дела стражи порядка должны обратить внимание на метод совершения правонарушения. 

«Обязательным признаком объективной стороны данного преступления является способ его совершения — публично или с использованием средств массовой информации», — говорится в документе

То есть, чтобы человека привлечь к ответственности за разжигание розни, он должен сделать спорное высказывание в социальных сетях или СМИ.  

К примеру, в 2018 году 25-летний уральский педагог Шерхан Байзенов опубликовал в соцсети фотографию олимпийского чемпиона Дениса Тена, сопроводив ее надписью «китайцев следует убивать».

Пост вызвал широкий общественный резонанс, учителя отстранили от работы в школе. Несмотря на то что Байзенов записал видеообращение с извинениями и признал свою вину в суде, его приговорили к четырем годам условно за разжигание межнациональной розни.

Другой случай произошел в 2016 году. Житель села Соколовка Северо-Казахстанской области Игорь Чуприн под псевдонимом Игорь Чупа оставлял в соцсетях комментарии, показывающие негативное отношение к этническим казахам, а также призывы к присоединению к России. Его осудили на 5,5 лет за разжигание национальной розни и призывы к нарушению территориальной целостности Казахстана.

В конце 2017 года приняли закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Рес­публики Казахстан по вопросам информации и коммуникаций». 

Казахстанцам запретили оставлять обезличенные комментарии на информационных ресурсах. Их обязали проходить SMS-идентификацию или подписывать соглашение через ЭЦП на сайте электронного правительства. То есть использовать вымышленные имена при комментировании по-прежнему можно, но редакции портала будет известно, кто именно зарегистрирован под этим псевдонимом. И в случае чего правоохранительные органы смогут наказать пользователя.

Министр информации и коммуникаций Даурен Абаев пояснял, что изменения вызваны кибербуллингом и агрессивными комментариями, которые разжигают социальную и межнациональную рознь.

Наличие спорного комментария или поста еще не повод привлекать автора к ответственности. Для начала преступный характер выражений нужно доказать, для этого проводится психолого-филологическая экспертиза. Эксперты центра судебной экспертизы Минюста исследуют общую направленность текстов, общедоступность понимания их содержания, устанавливают наличие или отсутствие скрытого смысла. Также изучаются жанровые, стилистические, композиционные особенности текста.

Выводы экспертизы ложатся в основу обвинительного акта следствия. Но правозащитники говорят, что в Казахстане судебную психолого-филологическую экспертизу преимущественно проводят политолог и психолог, хотя этим должны заниматься филологи. 

Судебная практика показывает, что оправдательных приговоров по этой категории дел очень мало и каждый новый случай считается прецедентом.

К примеру, в октябре 2017 года в Уйгурском районном суде Алматинской области суд оправдал Гульжазиру Байшегашеву, Бирлик Ызбаеву, Макпал Садыкову и Булбул Нурали. Их хотели привлечь к ответственности за следующие комментарии: «Что случилось?», «Все спокойно?», «Тот Кетмен, который в Уйгурском районе?», «Как будто хотят межнациональный конфликт разжечь…», «Толком и сама не знаю», «Видео идет по вацапу», «Надоело, каждый раз бузить начинают».

«Экспертиза лаборатории министерства юстиции в ВКО обнаружила признаки разжигания межнациональной розни, тогда как, согласно заключению специалиста фонда «Әділ сөз», агрессивных намерений на дискриминацию и призывов к разжиганию в текстах комментариев не обнаружено», — говорилось в информационном сообщении фонда.

Также судья вынес частное определение в отношении следователей за незаконное привлечение пользователей социальных сетей к уголовной ответственности.

Адвокаты, общественные деятели и международные организации критиковали казахстанскую власть за расплывчатую формулировку 174 статьи, называя ее «политической», по которой наказывают инакомыслящих.

4 ноября 2019 года международная правозащитная организация Human Rights Watch призвала Казахстан внести изменения в статью для предотвращения произвольных судебных преследований. 

Известный юрист, член национального совета общественного доверия Айман Умарова обратила внимание президента Касым-Жомарта Токаева на эту проблему.

«Я всегда была против 174 статьи, потому что она политизированная. Действующая норма говорит не о разжигании розни, а о возбуждении розни. Я считаю, что нужно четкое понятие – разжигание. То есть действия, которые были направлены на последующие тяжкие последствия», — рассказала Умарова корреспонденту ИА «NewTimes.kz».

Глава государства поддержал предложение об отказе от формулировки «возбуждение» и посоветовал использовать более точное понятие — «разжигание». Но законодательно это еще не закреплено.

То, что в Казахстане называют «возбуждением розни», в зарубежных странах считают языком вражды.

К примеру, в Чешской Республике за высказывания, открыто разжигающие ненависть к какой-либо группе лиц, грозит до трех лет заключения. В уголовном кодексе этой страны четко прописано, что человека осудят «за применение насилия по отношению к группе населения или к отдельному лицу или за угрозу причинить им смерть, ущерб здоровью или серьезную травму по причине их политических убеждений, национальности, расы, веры или отсутствия веры».

Правовой медиацентр при поддержке ОБСЕ разработал список рекомендаций власти Казахстана. Вот что предлагают изменить:

  • Формулировки статей должны быть ясными, четкими и конкретными, не оставлять возможности для вольного трактования и применения.
  • Ответственность за распространение языка ненависти должна присутствовать в национальном законодательстве, но в соответствии с международными стандартами.
  • К рассмотрению должны приниматься дела с фактическим, а не формальным составом преступления. Нельзя наказывать человека за то, что могло произойти, но не произошло.
  • Верховному суду рекомендуется принять постановление пленума Верховного суда РК, которое давало бы разъяснение и официальное толкование диспозиции статьи 174 УК РК. Приговоры по данной категории дел должны быть в открытом доступе.

Закрепим: В Казахстане к уголовной ответственности могут привлечь за посты и комментарии в социальных сетях. Помимо возбуждения розни, наказание предусмотрено за клевету, оскорбление, распространение сведений о личной жизни, призывы к войне, к захвату власти, терроризму и за распространение заведомо ложной информации. Также закон запрещает публично оскорблять первого президента, осквернять его изображение, посягать на честь и достоинство депутата парламента.

Loading...

5 апреля, воскресенье