среда, 30 ноября, 2022
icon
468.43
icon
485.43
icon
7.67
Алматы:
icon
-0oC
Астана:
icon
-15oC
Подпишитесь на нас:

«Не хочу возвращаться»: Бежавший от мобилизации россиянин уехал из Казахстана

Житель Ямала в Западной Сибири уволился с работы, попрощался с женой и сыном, которых планировал перевезти позже, сел в машину и пересек границу с Казахстаном. Он побывал в нескольких городах, на себе почувствовал отношение местного населения к приезжим, попытался найти работу, а спустя месяц вернулся в Россию, передает ИА «NewTimes.kz» со ссылкой на НГС.

«Не хочу возвращаться»: Бежавший от мобилизации россиянин уехал из Казахстана

Фото: Дарья Пона, 74.ru

Юрию 40 лет, и всю свою жизнь он прожил в Западной Сибири. У него две дочери от первого брака и маленький сын — от второго. В феврале, после объявления начала спецоперации, он понял, что его семье нужно уезжать из страны, но его жена до последнего верила, что все образуется.

«Неделя после 21 сентября была тяжелой — сплошные нервы. 26 сентября мы приняли решение, что я никуда не поеду, и мы примем все так, как есть. Но когда она увидела первую отправку мобилизованных из нашего города, сказала: «Собирайся и уезжай». Это был вечер 28 сентября», — вспоминает мужчина.

На следующий день Юрий оформил доверенность на свою жену, сел в машину и отправился в Петропавловск. К тому моменту он был в отпуске за свой счет, а затем и уволился, но сделал это уже из Казахстана. Договоренность с семьей была такой: Юрий осваивается на месте, ищет работу, а затем перевозит жену и сына.

Приехав в Петропавловск, он столкнулся с первой трудностью — обмен валют. Поскольку у Юрия не было загранпаспорта, открыть карту и обменять рубли на тенге в банке было невозможно. Как объясняет мужчина, срок действия заграна истек у него не так давно и о том, что его стоит сделать, пока он еще в России, Юрий не подумал, решил заниматься на месте, но не вышло: уже в Казахстане он узнал, что очередь в консульство была расписана до декабря.

Обменять валюту в итоге Юрию помог встреченный в местном кафе мужчина. Незнакомец, как объясняет сибиряк, не стал наживаться на его трудной ситуации и предложил обменять по нормальному курсу. А с сим-картой помогла девушка из салона «Билайн» — она оформила ее на себя, не попросив ни копейки за это.

Из Петропавловска Юрий решил поехать в Павлодар. У его жены в этом городе похоронен отец, а также живут дальние родственники. Но в итоге помощь родственников не понадобилась.

«Что меня удивило — дорога от Петропавловска до Павлодара. Лучше ехать по платной через Астану, потому что то, что показывает «Гугл-навигатор», — это не дорога, это направление в степи. Мне повезло, что не было дождей. На одной из заправок я взял двух молодых казахов, чтобы докинуть их до Павлодара. Они меня и предупредили о дороге: я видел, что даже рейсовые автобусы идут не по дороге, а по степи — все настолько плохо. Переночевал я в поселке близ Павлодара, на утро въехал в город. Первое, что сделал, — начал искать жилье. Шесть объявлений, в пяти первых сразу звучит вопрос: «Россиянин?» Отвечаю, что да, на что получаю фразу: «Россиянам не сдаем», — делится мужчина.

Квартиру удалось найти с шестого звонка. Но хозяева предупредили: с соседями не общаться, а если спросят, сказать, что он друг сына хозяйки квартиры. Юрий говорит, что маленькую квартиру в советской девятиэтажке ему сдали за 150 тыс тенге — по местным меркам это очень дорого. Дальше начался еще один сложный бюрократический этап — регистрация, которую по законам Казахстана должна делать принимающая сторона в первые три дня после приезда. Хозяева сданной квартиры Юрию в этом отказали, но тому удалось все-таки ее сделать — выручил Telegram-чат, где предлагали подобную услугу за 11 тыс тенге.

«Я, в принципе, знал, что меня не призовут в эту волну в силу того, что у меня определенная категория годности и я не служил. Но мне было очень некомфортно находиться в стране: я на работе общался с людьми, я видел, что они поддерживают все происходящее. А там, в Казахстане, когда я снял жилье, получил какую-то стабильность, я успокоился», — рассказывает он.

Препятствием к тому, чтобы остаться в Казахстане на срок подольше, стало отсутствие загранпаспорта. К тому же Юрий так и не смог найти работу в Казахстане за 30 дней.

«У меня уже есть удаленка — я помогаю с технической частью авторам подкастов. В своем городе я работал техническим специалистом в муниципальном СМИ. Но работа мне нужна была в Казахстане, чтобы я мог оформить РВП. Было одно предложение в Павлодаре, я созваниваюсь, а мне говорят: «Прочитали ваше резюме, все великолепно, но можем предложить работу только неофициально», — отметил Юрий.

Он отзывался и на другие вакансии в Казахстане, но откликов не последовало.

«Проходит пара недель, все будто бы успокаивается, отправок больше не происходит. Супруга начинает переживать, немного меня поддавливать: «Надо, наверное, возвращаться». Ну вот это знаете, наше советское мировосприятие. Договорились, что я останусь тут еще, так как квартира снята на месяц, и я сказал, что буду тут до конца месяца. Проходит еще неделя, и я понимаю, что мне, так или иначе, придется возвращаться», — продолжил Юрий.

29 октября Юрий отдал ключи арендодателю, сел в машину и вновь пересек границу.

«Мой переезд в Казахстан поддержала мама, за что я ей благодарен, хотя рассказал ей об этом уже после пересечения границы, а вот теща не поняла меня, она сказала, что я трус, который бросил семью. В своем городе я был в воскресенье. На улице встретил одного из бывших коллег. Он сделал вид, что меня не узнал. Но это вообще не вопрос, я готов ко всему этому, поскольку я хоть что-то пытаюсь сделать для своей семьи, я пробую, а часть людей сидит и ждет, что мобилизация обойдет их стороной. К тем, кто явно за, у меня вообще большие вопросы», — говорит он.

За то время, пока Юрий был в Казахстане, его жена подала заявление на загранпаспорт. По приезде это же сделал и он. Сибиряк предполагает, что пока идет срочный призыв, еще одна волна мобилизации вряд ли случится. В объявление о ее завершении он не верит. Он продолжает искать удаленную работу в других странах, не только в Казахстане. Конечно, по словам мужчины, их семья хотела бы уехать в Европу, если это будет возможным. Вариант политического убежища они даже не рассматривают.

«Когда я уезжал в Казахстан, это был побег. Психологически было очень некомфортно, и некомфортно до сих пор. Я понимал, что нужно вернуться, сделать загран. Я очень люблю свой город, но летом, когда мы возвращались из отпуска, я впервые понял: этого чувства не было. И когда возвращался из Казахстана, почувствовал, что не хочу возвращаться. Не то что сюда, в город, а в страну. Моя жена точно уверена, что не хочет жить в этом городе. Почему-то думает, что если переехать в другую часть страны, то будет по-другому. Я ей объясняю, что нет, все будет одно и то же. Да, в большом городе будет проще скрываться, но железная рука государства дотянется до всех», — считает Юрий.

Найдя работу в другом государстве, Юрий планирует перевезти жену, сына, а также несовершеннолетнюю дочь.

«Конечно, моей жене не хочется понижать качество жизни. Я ее прекрасно понимаю, и мне этого тоже не хочется. Но выбирая между тем, чтобы погибнуть на чужой земле и понизить уровень жизни, я лучше выберу последнее. Ну а все, кто может мне сказать, что предатель, что я еще кто-то… Да мне плевать. Я внутри очень силен. Все, что меня заботит, — это будущее семьи, будущее моих детей», — отмечает Юрий.

21 сентября президент России Владимир Путин, выступая с обращением по поводу референдумов в ДНР, ЛНР, Херсонской и Запорожской областях, объявил о частичной мобилизации.

Россияне стали скупать билеты на самолеты и интересоваться, как еще можно уехать из страны. В российских СМИ появилась информация о том, что из продажи пропали прямые билеты из Москвы в столицы ближайших стран.

В статье:
Что думаете об этом?
Подпишитесь на нас:
Написать комментарий


Эксклюзив
Интервью и мнения