«Недовольства не было»: Как спасали репутацию главы ЦМП Мелдешова

В центре международных программ, накануне скандально прогремевшем на всю страну, провели операцию по спасению репутации президента Мелдешова, сообщает ИА «NewTimes.kz».

Слух о пресс-конференции в центре международных программ среди журналистов разлетелся мгновенно. Ввиду скандальности ситуации. А потому мероприятие выглядело крайне многообещающим.

Чего ожидали мы? Комментариев от руководства Центра. О чем хотели спросить? Ну, например, об угрозах, которые посыпались на работников после их публичного заявления о «бесчинстве и произволе» нового шефа Центра и его команды.

Но все пошло вкривь еще на стадии аккредитации. Неожиданно выяснилось, что эта пресс-конференция не для всех СМИ. А для каких тогда? Видимо, для лояльных. Но, справедливости ради, заметим, что сопротивление было вялым, поэтому на пресс-конференцию мы все-таки попали.

О том, что затея с пресс-конференцией с участием «добровольно ушедших» определенно удалась, стало ясно уже с порога. Ажитация и всеобщая сумятица среди участников выдавали неподдельный интерес СМИ к мероприятию.

Наконец, участники пресс-конференции расселись по местам. И началась… операция по спасению репутации президента центра международных программ Мелдешова.

«Инициатива по проведению этой конференции — наша, чтобы дать комментарий по заявлениям, которые были опубликованы в СМИ. Я являюсь сотрудником ЦМП «Болашак», меня зовут Самал Камарина. Я являюсь директором департамента конкурсных процедур. Я действительно ухожу по собственному желанию, меня никто не принуждал. Сотрудники моего департамента, которые фигурируют в заявлении, также уходят по собственному желанию. В этой организации я работаю более 11 лет. Заявление я не подписывала. Моей подписи на нем нет», — открыла «благородное собрание» Камарина.

Сказанное директором департамента конкурсных процедур тут же подтвердил еще один уволившийся из ЦМП по собственному желанию. По словам экс-сотрудника Ильяса Тилеубергенова, его роман с Центром закончился после завершения проекта. Выступающие, как один, подчеркивали, что ушли из Центра добровольно, и при этом руководство слезно умоляло их не покидать рабочие места и даже обещало повышение.

«Я узнал из СМИ, увидел там свою фамилию, что, якобы, меня заставили уволиться из компании. Но это не так. Я проработал в центре три месяца, разработал проект и ушел развивать свой стартап. Никакого давления со стороны руководства не было. Наоборот, меня просили остаться, предлагали повышение, но мне хотелось свободы. И я уволился в январе этого года», — сказал Тилеубергенов.

Между тем, в редакции телефон стремительно раскалялся от звонков других уволенных сотрудников Центра. Их истории расставания с ЦМП были прямо противоположными. Но об этом в другом материале.

Тем временем, на пресс-конференции гневно и беспощадно опровергалась «неправда». Так, например, ставшую достоянием общественности скандальную внутреннюю кухню в ЦМП Камарина почему-то скромно назвала «модернизацией».

Выяснилось, что после скандала 10 человек из 25 отказались от своих подписей под заявлением о «бесчинстве и произволе». Впрочем, людей можно где-то и понять.

К слову, «уволившиеся по собственному желанию» категорически отказались комментировать на пресс-конференции видеозапись собрания, на котором глава ЦМП назвал болашаковцев «баранами».

Внезапно появившийся в зале пресс-конференции руководитель юридического отдела ЦМП Аскар Шарамбаев, видимо, должен был сыграть роль тяжелой артиллерии. Набросившиеся с вопросами представители СМИ не смутили Шарамбаева — шеф юротдела стойко держал оборону и, не дрогнув, заявил журналистам, что со скандальными заявлениями он совсем не знаком. Потом закапризничал и наотрез отказался комментировать ситуацию. Впрочем, через некоторое время передумал и высказался, хотя и весьма скупо.

«Ребята, которые уходили, они уходили по собственному желанию. Никакого недовольства я от них не слышал. По поводу видео ничего не могу сказать», — сказал он.

Появление на пресс-конференции менеджера по персоналу центра Райли Хабулиной должно было, наверное, окончательно расставить все точки над i. Однако, комментарий менеджера по персоналу о нескончаемой и вполне себе нормальной, с ее точки зрения, кадровой текучке в Центре, выглядел очень красноречиво, но совершенно не объяснял — отчего люди стали массово увольняться с работы.

«С сентября по май порядка 30 сотрудников уволились. Всего работают 120 сотрудников. У нас всегда текучка», — сказала она, отметив, что HR-специалисты пока идентифицировали только две подписи под скандальным заявлением из 25.

После этого пресс-конференция завершилась. Журналисты попытались взять комментарий у вице-президента Алпысбая Мейржана, временно исполняющего обязанности главы ЦМП, кабинет которого, очень кстати, оказался на пути к выходу.

Но и врио Центра особой ясности в ситуацию не внес. Его комментарий — ниже. 

«Жанболат Мелдешов временно отстранен, я временно назначен вместо него. Ведется проверка министерством образования. Я считаю, нужно ждать результатов. Это было закрытое совещание. Думаю, кто-то из сотрудников специально сделал это. Совещания никогда не велись под видеозапись. Сейчас ничего не могу сказать», — заявил растерянный врио ЦМП.

 

Loading...