Мальчик из Усть-Каменогорска бился о стены и не разговаривал. Мама заявила, что это из-за прививки от кори

Когда Ахмет Окашев появился на свет, здоровье младенца ничем не тревожило ни медиков, ни маму. Однако после плановой вакцинации Индира не узнала своего ребенка, передает yk-news.kz.

Мальчик из Усть-Каменогорска бился о стены и не разговаривал. Мама заявила, что это из-за прививки от кори
Фото: pixabay.com

«И днем, и ночью Ахмет просыпался через каждые десять минут и кричал, успокоить его было невозможно, − вспоминает женщина. − Руки и ноги сына тряслись. Было похоже на приступы какой-то болезни. В больнице сказали, что это реакция на прививку».

По словам мамы ребенка, подобное состояние у мальчика возникало каждый раз после получения вакцины. Несмотря на это, малыш к полутора годам умел ходить, охотно играл, отзывался на свое имя и начал говорить первые слова. Индира решила выйти на работу.

В полтора года Ахмету поставили прививку от кори. В тот же вечер, по словам жительницы Усть-Каменогорска, у мальчика поднялась высокая температура, а тело покрылось сыпью. Медики обнадежили маму: реакция в пределах нормы.

«На этот раз слова врачей меня не успокоили, − поделилась Индира. − Ребенок менялся буквально на глазах. Сначала перестал говорить, потом − издавать членораздельные звуки, затем − отзываться на голос. Дальше начались и более пугающие вещи: Ахмет стал биться головой и всем телом о стены. Честно, мне казалось, будто сына подменили − так заметна была разница. Не могу описать, как страшно мне было».

Врачи сообщили семье: ребенок серьезно болен. Индиру и ее сына ждали консультации, обследования, слезы, страх, надежда и диагноз − аутизм.

 Фото: ssarmuldinova/Instagram

«Конечно, я плакала, − говорит мама Ахмета. − А спустя полтора года походов по врачам и бесконечных курсов − новый удар: лечение никаких плодов не приносило, и медики выяснили, что изначально нам был поставлен неверный диагноз. Мы потратили столько сил, времени и почти все накопления на лечение болезни, которой у Ахмета, на самом деле, не было. Сказать, что творится с сыном, никто не мог».

Когда мальчику исполнилось три года, в семье произошло еще одно несчастье: серьезно заболела мама Индиры, и она уже больше не могла водить внука по клиникам и коррекционным центрам. Женщине пришлось оставить работу.

«Я до дрожи боялась, − признается Индира. − У меня была хорошая зарплата и вот в одночасье мы остались без дохода. Мой бывший муж, отец Ахмета, четко дал понять: о сыне предстоит заботиться только мне. Я надеялась лишь на остатки былых накоплений и подработки, благо профессия переводчика позволяла мне трудиться на дому».

Индира рассказала, что к этому времени отечественные врачи признали, что не могут установить диагноз. Тогда она решилась и отвезла сына в клинику в Киеве. Украинские нейроиммунологи констатировали: генетический сбой привел к тому, что иммунитет мальчика не смог нормально воспринять вакцины и вирусы поразили головной мозг малыша. В результате иммунная система выработала антитела к микроорганизмам в головном мозге ребенка.

«Оказывается, нужно было после первой прививки не ставить новые, а взять паузу и восстанавливать иммунитет, но, к сожалению, ничего этого сделано не было, − с горечью говорит Индира. − Врачи сказали, что помочь Ахмету еще можно, лечение уничтожит вирусы, иммунитет восстановится, и сын станет развиваться нормально».

К этому времени у женщины закончились все накопленные средства.

«Если бы вы только знали, как мне было тяжело просить помощи! − говорит Индира. − Два с половиной года я надеялась только на себя, до последней возможности работала, только чтобы не обременять окружающих. И вот, когда я, наконец, узнала, что на самом деле происходит с моим мальчиком, мне пришлось обратиться к людям за поддержкой. На помощь пришли знакомые, бывшие коллеги, волонтеры провели благотворительную ярмарку, большую сумму выделил «Казцинк». Вот так всем миром мне помогли направить сына в клинику. В этот момент ко мне вернулась надежда и вера в доброту людей».

Лечение принесло положительные результаты: мальчик перестал биться головой о стены, начал понемногу говорить, а недавно вновь произнес долгожданное «мама». Вот оно − маленькое, но такое долгожданное счастье!

Дальнейшее развитие Ахмета зависит от того, сможет ли Индира продолжить лечение малыша. Без медикаментозной помощи ребенка ожидает полное поражение мозга.

Сейчас мама с сыном живут в Нур-Султане, потому что именно здесь проводят процедуры по назначениям врачей из Украины. Сегодня Индире предстоит собрать деньги на следующий курс лечения.

«Прерывать лечение нельзя, нам нужно еще много месяцев проходить процедуры, − делится Индира. − Средства собирать тяжело, иногда, честно говоря, руки опускаются. Было бы легче, если бы я могла выйти на работу, но с кем я оставлю ребенка? Единственное, что придает мне сил, это улучшение состояния здоровья Ахмета. Я была бы так рада видеть, как он играет в снежки, прыгает по лужам и шалит, как все мальчишки. И я сделаю все возможное и невозможное, чтобы увидеть это».

Loading...
Жанар Муканова -  воскресенье, 24 октября в 01:29
Почему казахстанцы предпочитают жить в Турции
Айнур Оразбекова -  пятница, 22 октября в 03:29
Умка и Бульдозер: Чем запомнились акимы Южного Казахстана за 30 лет
Жанар Муканова -  вторник, 19 октября в 02:13
Оазис в центре Казахстана
Редактор -  воскресенье, 17 октября в 04:58
«Игра в кальмара» по-казахстански
Айнур Оразбекова -  пятница, 15 октября в 03:50
Новая пятилетка – старые проблемы: Шымкент и его 15 акимов