Особенности транзита по-казахски

Год назад 23 апреля 2019 года Касым-Жомарт Токаев был официально выдвинут в качестве кандидата на высший пост Казахстана от правящей партии «Nur Otan». Таким образом был дан старт вступлению Казахстана в новую формацию общественно-политической жизни. Политолог Расул Жумалы рассуждает об особенностях казахстанского транзита власти.

Особенности транзита по-казахски
Фото пресс-службы Акорды

Напомним, что ранее, 19 марта, первый глава государства Нурсултан Назарбаев заявил о своем уходе с поста Президента после 30-летнего руководства страной. В качестве преемника он предложил кандидатуру спикера Сената Касым-Жомарта Токаева.

Сказать, что эта новость была неожиданностью для народа, значит ничего не сказать. Да, в предыдущие годы в аналитических кругах выстраивались всевозможные, порой самые экстравагантные версии и прогнозы транзита власти в нашей стране.

Некоторые эксперты, например, отмечали усталость от монополии на власть, высокий запрос в обществе на перемены.     

И вот, произошло то, что произошло. По сей день выдвигаются различные версии относительно мотивов, сподвигнувших Первого Президента на столь неординарный в реалиях постсоветского пространства шаг. Тем не менее истинная подоплека такого выбора, вероятно, прояснится гораздо позднее, чем хотелось бы.

Однако важно другое – транзит власти в Казахстане, пускай не столь однозначный, пускай вызывающий определенную долю скепсиса, состоялся. Причем это был тот редкий случай, когда перемены произошли без серьезных потрясений для страны.

Нужно отдать должное Нурсултану Назарбаеву, который вопреки настойчивым уговорам окружения, сделал выбор в пользу модернизации и передачи эстафеты следующему поколению.  

Как политик он на законодательном и конституционном уровнях подготовил основу для легитимной и мирной передачи власти. А решение К.Токаева о проведении внеочередных выборов стало консолидированным мнением основных общественно-политических сил страны.  Сейчас на наших глазах закладываются традиции цивилизованного транзита и преемственности власти.

Так уж сложилось, что политика в нашей стране традиционно была и остается чрезвычайно персонифицированной. Нравится кому-то или нет, речь идет о данности, с которой приходится считаться.  Поэтому и в анализе транзита власти по-казахски ни коим образом нельзя обойти вниманием фигуры первого и второго президентов. В этом уже сложившемся тандеме роль Нурсултана Назарбаева, сохраняющего серьезные рычаги влияния, в силу новизны ситуации, может иметь разноплановые оценки. Но куда более резонно понять, что при нем было сделано верно, а что нет.

Безусловно, к числу неоднозначно трактуемых сторон политики правления Первого Президента можно отнести половинчатость реформ и незавершенность демократических преобразований в классическом понимании, а также сохранение механизмов ручного управления. Хотя справедливости ради надо отметить, что здесь мы не выбиваемся из стран региона. Увы, и в социально-экономическом плане не всегда был достигнут нужный результат.

С другой стороны, сегодня мало кто помнит начало 1990-х, когда на развалинах СССР проходил полный драматизма и неразберихи парад суверенитетов. Тогда среди всех стран постсоветского пространства зарубежные эксперты наихудший сценарий развития событий предрекали именно Казахстану.

Действительно, сложная этническая композиция, экономическая уязвимость перед внешними факторами, наконец, крайне противоречивое геополитическое окружение давали достаточно поводов для подобного рода алармизмов.

Вспоминаются слова президента Израиля Шимона Переса, которые он сказал Нурсултану Назарбаеву в начале 1990-х: «Будь я на вашем месте, проснувшись как-то утром я открыл бы правый глаз и увидел Россию, открыл бы левый и увидел Китай. Тогда бы я воскликнул: О Боже, что ты со мной сделал!». И такое говорил лидер страны, находящейся на тот момент в состоянии войны с десятком арабских государств.

Спустя почти три десятилетия можно констатировать, что несмотря на приведенные выше вызовы, перманентную турбулентность мировой политики и экономики, наше государство избежало горькой участи множества партнеров по постсоветскому клубу.

Среди прочих Казахстан не ввергся в пучину гражданской войны и нищеты, как это произошло в Таджикистане, не лишился одного из столпов государственности - территориальной целостности, как в случае с Молдовой, Грузией и Украиной.

Наша страна не оказалась в режиме изоляции и беспросвета как в Туркмении, не превратилась в зону кровопролитных столкновений и мафиозных разборок как в Кыргызстане. В конце концов, республика не оказалась в состоянии конфронтации ни с одним государством мира, как нынешняя Россия.    

В плане социально-экономического самочувствия населения дела обстоят также не самым худшим образом. Во всяком случае, на фоне остальных стран СНГ Казахстан выглядит более предпочтительно как в части макроэкономических показателей, так и уровня жизни людей.  

Разумеется, любой человек вправе сам делать сравнения и строить выводы относительно успешности/безуспешности конкретного политика, его вклада в становление государства. И надо полагать, что в длительной перспективе люди будут задумываться о приоритетности выбора между свободой и стабильностью. Здесь следует отметить лишь то, что на момент обретения Независимости страна осознанно отказалась от резких политических движений в пользу стабильности.

В этом смысле курс нового президента Касым-Жомарта Токаева на либерализацию, является не только продолжением реализации социальных программ и стратегии развития страны, обозначенной его предшественником, в 5 институциональных реформах и Плане нации. Это есть результат глубокого осмысления состояния нашего общества и таящихся рисков.

Понятно, что не все зависит лишь от власть имущих, но и готовности самого общества. Но первые ее шаги и действия вселяют осторожный оптимизм. Судите сами.

После выдвижения и утверждения своей кандидатуры на президентство Касым-Жомарт Токаев мог преспокойно занимать этот пост вплоть до очередных выборов в 2020 году – закон это позволял. Не исключено, что в условиях социально-экономического кризиса и неоднозначных настроений в социуме многие придворные политтехнологи советовали ему пойти по пути наименьшего сопротивления. Но Токаев принял волевое решение о досрочных выборах и тем самым продемонстрировал свою смелость и зрелось как политика, который должен заручиться вотумом народного доверия.

Причем надо признать непреложный факт, что, несмотря на во многом обоснованную критику, выборы 9 июня 2019 года качественно отличались от предыдущих электоральных кампаний.

Здесь можно упомянуть и факт допуска к выборам действительно оппозиционного кандидата, и беспрецедентное число наблюдателей, и гораздо меньшее применение административного ресурса, многое другое. А самое главное – эти выборы пускай частично и с оговорками, но вернули доверие к процедуре народного волеизъявления. 

Уже в своей инаугурационной речи вновь избранный президент провозгласил свое видение будущего политического устройства Казахстана: «Сильный Президент – влиятельный Парламент - подотчётное Правительство».

Вслед за этим были инициированы серьезные реформы в системе государственного управления, кадровой политике, включая формирование президентского молодежного кадрового резерва. В социально-экономической сфере был принят целый пакет мер, направленных на повышение зарплат работникам бюджетной сферы, списание долгов для наиболее уязвимых слоев населения, введение налоговых каникул для субъектов МСБ и др.

По настоянию Касым-Жомарта Токаева был учрежден Национальный совет общественного доверия, который стал генератором идей по модернизации государства. Да, в адрес этой новой структуры в обществе, социальных сетях звучат немало нареканий. Оно и понятно с учетом прежнего опыта, связанного с деятельностью схожих диалоговых площадок.

Вместе с тем могли ли мы всего год назад представить, что с подачи НСОД будут вноситься изменения в законы о митингах и шествиях, о местном самоуправлении, политических партиях, выборах?  Сегодня это уже реальность, не замечать которую означало бы погрешить против истины.  

К огромному сожалению, за последний год на долю нашей страны выпали большие испытания. Не обошлось и без человеческих жертв. Здесь можно вспомнить и трагические события в Арысе, и столкновения в Кордае, многое другое. Да и сегодняшние напасти, связанные с распространением пандемии коронавируса или девальвацией тенге, легли тяжелым бременем на плечи как обычных граждан, так и властей.

В причинах этих драматических явлений, степени вины тех или иных госорганов еще предстоит разобраться. Тем не менее, обращает на себя внимание то обстоятельство, что власти не задвигают проблемы в тыльную сторону, а стремятся решать их в открытом режиме в купе с общественно-политическими и институтами гражданского общества.

Любой автолюбитель скажет: если не следить за состоянием машины, не делать своевременную диагностику и требующийся ремонт, рано или поздно даже железный агрегат ломается. Когда же речь идет о целом государстве, то нужно отдавать себе отчет в пагубности политики, которая игнорирует первоочередные нужды народа.

Еще более трудная задача – суметь излечиться от болезней с минимальными издержками. С одного наскока и в короткое время это не удастся. Но правильно поставленный диагноз, а главное воля, проявляемая к оздоровлению есть шаг в верном направлении.

Теперь важно сделать все возможное, чтобы наметившаяся тенденция не была обращена вспять, а развивалась дальше. Стране нужны перемены без потрясений.

Loading...

12 июля, воскресенье