+7 (7172) 30 85 71

Написать нам в WhatsApp: +7 (707) 888 02 16
15.04.2019 в 18:24
  • Эксклюзив

«Она не знала, что мир полон грязи»: 15-летняя девочка с ДЦП заявила о сексуальных домогательствах пожилого соседа в Павлодаре

В Павлодаре 2,5 года шли разбирательства по делу 15-летней девочки с ДЦП, которая рассказала о сексуальных домогательствах 67-летнего соседа, передает ИА «NewTimes.kz».

«Она не знала, что мир полон грязи»: 15-летняя девочка с ДЦП заявила о сексуальных домогательствах пожилого соседа в Павлодаре Фото взято с сайта gtn-pravda.ru

О затянутой и эмоционально тяжелой истории рассказала лидер движения НеМолчи Дина Смаилова.

«Позвонила женщина на телефон доверия #НеМолчиДетиKZ, сказала, что ей больше некуда идти, и на нас вся надежда, она плакала, и в голосе была такая боль, что я испугалась. По телефону разговаривать всегда страшно, когда не видишь глаза собеседника, не знаешь, как он реагирует на разговор. В первом разговоре я поняла совсем мало, она не смогла ничего рассказать. Спустя три дня она отправила десять голосовых сообщений, женщина рассказывала эту историю, обливаясь слезами, мы тоже слушали, вытирая слезы. Там столько боли материнской — не передать словами», — написала Дина в предисловии к этой истории.

По ее словам, девочка — назовем ее Лиза — долгое время никуда не выходила из-за своей болезни: у нее ДЦП. Лиза была под постоянным присмотром родителей из-за своей болезни, но после переезда в частный дом стала выходить на улицу. Она подружилась с соседской семьей пенсионеров: у дедушки была своя голубятня, и это очень нравилось девочке. Можно было сходить покормить голубей.

«Она по своему развитию совсем ребенок, мама, плача, говорит, что она смотрит мультики про принцесс и не знала, что мир полон грязи и подлых людей. Хотя ее постоянно предупреждали, что с чужими нельзя даже разговаривать… но они же не чужие — это соседи, которых все знали. В тот день мама попросила сходить ее в магазин за майонезом, в семье только родился сын, и дома еще слепая старая бабушка, которой нужен уход, поэтому стали отпускать дочку в магазин, она помогала выносить мусор. По дороге обратно ее позвал знакомый дедушка — показать голубей, и девочка сказала, что ее ждет мама, он взял ее за руку и повел в голубятню, сказал, что ненадолго — просто покажет ей голубя. Дедушка завел девочку в голубятню, дал ей в руки белого голубя, потом отвернулся, через некоторое время он повернулся к ней: у него была расстегнута ширинка на брюках, он вытащил свой половой член. (ВНИМАНИЕ! Последующее описание сцены сексуальных домогательств не рекомендуется к чтению для беременных женщин, несовершеннолетних и слабонервных) … Он забрал у нее голубя, отпустил его и силой притянул ее руку к своему половому органу и стал делать дергающие движения ее ручкой, второй рукой он залез ей под одежду и трогал грудь. Девочка стояла напуганная и не могла никак на это реагировать. Затем он отвел свой член в сторону, и из него потекла белая жидкость. Когда все закончилось, дедушка застегнул ширинку, вывел ее на улицу и сказал, чтобы маме не рассказывала об этом», — описывает шокирующую историю Дина.

В тот день Лиза ни с кем не разговаривала и отказалась от еды. На следующий день утром она снова отказалась от еды, а потом пришла учительница. После традиционных домашних занятий она сказала маме Лизы, что девочка была рассеяна во время занятий, и спросила о ее самочувствии. После ухода учительницы мама кое-как заставила ее покушать, потом вышла к соседке ненадолго, девочку в это время стошнило. А когда вернулась мама, Лиза осмелилась и все рассказала.

«Она рассказала все, что с ней произошло, мама была в шоке, она не могла поверить, что этот дедушка, который любит голубей, так мог обойтись с ее ребенком. У него у самого внуки и дети, как же такое возможно? Неужели этот дедушка мог быть педофилом? Она сразу позвонила мужу, он сказал, дождитесь меня, и выехал домой, чтобы всем вместе пойти в полицию. Они подали заявление, и после этого начались самые тяжелые проблемы у этой семьи. Следствие растянулось на два года. Дело семь раз закрывали, ребенок за это время четыре раза лежал в больнице и заработал еще один диагноз», — написала Дина.

По ее словам, у девочки началась эпилепсия. Дина Смаилова уверена, что права Лизы нарушались: как сообщает правозащитница, девочка рассказывала все в полиции и при этом плакала, на дедушку реагировала агрессивно, допросы и очные ставки шли без видеозаписи. На место преступления правоохранители выехали лишь на следующий день, возможно, упустив тем самым важные доказательства.

«Сосед стал выдвигать свою версию, что якобы это мама всему научила девочку, но в деле нет ни слова о мотивации этой мамы. Они не выдвигали исковых заявлений о причинении морального ущерба, мама добивалась лишь справедливого наказания. После очередного допроса девочке стало плохо, она перестала спать, мама просыпалась от того, что ребенок стояла возле ее кровати по ночам. Ей снились кошмары, она стала бояться за жизнь мамы, потому что решила, что сосед с ней может что-то сделать. Она стала неадекватная, агрессивная, она ненавидела людей, она просто хотела побить прохожих. Это было страшно: из доброжелательной девочки она превратилась в агрессивного, злого подростка. Мама вынуждена была поехать с ней в больницу — в детскую неврологию, где она постоянно лечилась по своему диагнозу. Но ее там не приняли, направили в психбольницу. Когда они туда приехали, мама попросила лекарства успокоительные на случаи новой вспышки агрессии и неадекватности у девочки. Врачи сказали, что не могут назначить ей лекарства, не видя этой реакции, сказали, что нужно оставить на три дня. Она не хотела этого делать, но вынуждена была оставить. Когда она вернулась в больницу с вещами для дочери, врачи спросили, почему она не сказала, что дочь сама в туалет не ходит и что она сама не кушает. Мама Лизы ужаснулась, сказала, что этого не может быть, девочка самостоятельная, все делает сама, и такого не было никогда. Маму пустили к девочке только на третий день, ее вывели врачи, она даже ходить не могла сама, ей сказали, что она билась в истерике, что она кусалась, пришлось ее связать. Ребенок пережил настоящий ужас, мама ездила туда каждый день, успокаивала ее, как могла. Девочку отпустили домой через две недели, после выписки она не отходила от матери ни на один шаг, мама говорит, что это был самый настоящий кошмар, который не передать словами — психика ребенка была абсолютно сломлена. Впервые в своей практике мы увидели клиническое заключение психологической травме, которое дали врачи. К диагнозу ДЦП добавился еще один — эпилепсия, а, по словам мамы, ребенок потерял смысл жизни, не ухаживает за собой, снизилась память и ухудшилось зрение», — рассказывает Дина.

По ее словам, в обвинительном акте говорилось, что вина доказана показаниями ребенка, допросами очной ставки и подробными описаниями произошедшего. Также психиатрическая экспертиза заключила, что у девочки — посттравматическое стрессовое расстройство, которое соответствует причинению средней тяжести вреда здоровью. Кроме того, по словам Дины Смаиловой, родственники подозреваемого сообщили, что в тот момент они были в гостях у него, но позднее выяснилось, что они находились по другому адресу. Тем не менее, уголовное дело закрывали 7 раз подряд, а самого соседа Лизы в итоге оправдали. Что и обеспокоило Дину Смаилову, которая объяснила нам, почему она считает права девочки нарушенными.

«Я бы хотела остановиться на приговоре. То, что у нас под сомнение ставится психологическая экспертиза в суде. Судья не психолог, он может оценивать состояние ребенка…но что происходит на самом деле? Он подвергает сомнению экспертизу, говоря, что «признавали заключение со слов мамы». Якобы просто мама пришла и сказала, что ее ребенка изнасиловали, травма наступила лишь со слов мамы. Да, у ребенка есть небольшое отставание умственное, но она очень адекватная. Когда ей в суде становится плохо — суд игнорирует, что девочка так реагирует на этого деда агрессивно. У ребенка постоянные воспоминания, она постоянно прокручивает эту ситуацию. Она эксперту рассказывает именно об этом. Суд подвергает сомнению экспертизы, но на каком основании? У нас нарушены права ребенка, никто не хочет верить ребенку. Даже есть заключения медиков, что она травмирована — суд опровергает все. Вторую экспертизу, где говорится, что ребенок не склонен к фантазированию, тоже опровергли. У нас есть такой момент: суд может следовать личным убеждениям. И здесь личных убеждений было больше, чем закона. Была очная ставка. Ребенок агрессирует в адрес этого дедушки. Если бы это сняли на видео, психолог дал бы заключение на поведение и девочки, и дедушки. Но они сделали просто экспертизы. В одной говорится, что дед не склонен к педофилии, он абсолютно здоров, в 70 лет способен совершать половые акты. А в другой экспертизе говорится, что девочка не склонна к фантазированию. Но у ребенка есть небольшая умственная отсталость, и за это цепляется суд. Следствие, которое 7 раз закрывало дело, дает возможность суду оправдать этого дедушку», — подытожила Дина.


Редакция

Новости Казахстана

ИА «NewTimes.kz» ЗАПРЕЩАЕТ копировать и перепечатывать материалы агентства с пометкой «Эксклюзив», а также их фрагменты. ЗАПРЕТ распространяется на все зарегистрированные СМИ, а также паблики в Instagram. Полное воспроизведение или частичное цитирование других материалов агентства допускаются только при наличии гиперссылки на ИА «NewTimes.kz» в первом абзаце. Фото- и видеоматериалы могут быть скопированы и размещены только с подписью «NewTimes.kz». Использование материалов ИА «NewTimes.kz» в коммерческих целях без письменного разрешения агентства не допускается.

© 2013-2019, «NewTimes.kz». Все права защищены.
Об агентстве. Правила комментирования. Реклама на сайте

Предвыборная реклама

Мы в соцсетях

       

Приложения Newtimes для:
iPhoneAndroid