Вода камень точит. Чего добились казахстанцы, запустившие реформу МВД РК

Бытует поговорка, что правила в авиации написаны кровью. Но речь не только об авиации. За любым кризисом и масштабным потрясением следуют хотя бы малейшие, но перемены. Так же родилась и инициатива «Требуем реформу МВД», которая объединила активных, неравнодушных и сознательных казахстанцев. Корреспондент ИА «NewTimes.kz» Екатерина Мостовая побеседовала с соинициаторами создания движения — Ерланом Нурпеисовым и Жанной Прашкевич и узнала, во что вылилось масштабное желание реформировать систему.

Вода камень точит. Чего добились казахстанцы, запустившие реформу МВД РК
Фото: NewTimes.kz

Говоря о создании движения «Требуем реформу МВД», и Ерлан Нурпеисов, и Жанна Прашкевич, конечно же, первым делом вспомнили день трагической гибели Дениса Тена. Именно это всеобщее горе сплотило тех казахстанцев, которые решили, что хотят изменить страну и жизнь в ней.

Консультант, исследователь сервисных моделей Жанна Прашкевич вспомнила, с чего начался диалог.

«Наша гражданская инициатива образовалась стихийно. …Я предложила сделать в структурированном формате давно отработанные технологии, которые называются фасилитацией, когда каждый может услышать каждого и разные группы придут к консенсусу. И наша задача была провести публичную фасилитацию. Мы хотели вывести вместе базовые требования по реформированию полиции. Собрали группу, пришло более 200 человек, в течение нескольких часов мы модерировали сложный диалог и вывели несколько принципов реформирования полиции.

Эксперты собрали все в единый документ, и он лег на стол аппарата президента и подведомственных органов. У нас получился общественно-информационный запрос. С того момента с общественностью стали считаться… и я могу сказать, что результаты есть. Хотя бы в том, что запрос на них появился у государства.

НПО, которые и до нас вели проекты в этой области, смогли получить финансирование. Я хочу подчеркнуть, что мы финансирование не получаем и не претендуем на него. Задача гражданской инициативы — быть проводником между общественностью и самим ведомством. Просто наша инициатива послужила ускорителем, катализатором.

Есть внешняя волна, которая запускается через подобные инициативы, поднимается, актуализирует тему, но потом она не сходит на нет, а просто уходит как бы вовнутрь. Самой системе нужно переварить и запустить механизмы, которые были предусмотрены. В частности, в МВД уже был предусмотрен проектный офис, другой вопрос, насколько эти проектные офисы действительно были на связи с обществом. И наша задача выполнена: мы обеспечили достаточно продолжительный всплеск, чтобы система поняла, что это на самом деле общественный запрос, и запустила внутренние механизмы. Мы же адекватные люди и понимаем, что нужны и взаимодействие, и противостояние. И в этом противоборстве мы можем добиться изменений», — рассказывает Жанна.

При этом эксперт мыслит долгосрочными категориями и не спешит делать выводы о результативности инициативы. По словам Жанны Прашкевич, на запуск пробных изменений, например, пилотных проектов, нужно не менее 3-5 лет, а для реальной смены парадигмы и масштабных реформ — гораздо больше.

«Изменения требуют времени», — уверена она.

Предприниматель и гражданский активист Ерлан Нурпеисов признается, что не обходится без сложностей и выгорания. Но зато рассказывает о конкретных результатах этой сложной деятельности.

«За эти 2,4 года инициативная группа изменилась, уменьшилась, в первую очередь вышли из нее люди молодого возраста, часть вошла в движение Oyan, Qazaqstan и там себя реализовала. Но часть людей осталась, в том числе я с супругой Гульшат.

Что, мы считаем, произошло? Хочу сказать, что есть цели глобальные и есть цели, которые есть сейчас фактически. Когда мы писали принципы реформы с уважаемыми экспертами, понимали, что будет сложно при существующей политической системе добиться полноценного результата реформы полиции, которая, в первую очередь, заключается в смене парадигмы, идеологии, когда полиция служит не государству, а своему народу в части защиты прав, свобод и общественной безопасности.

Считаем очень важным инициировать такой проект и добиваться в нем небольших побед, шаг за шагом, потому что, во-первых, это избавляет людей от страха. В первые месяцы мы испытывали определенное волнение, ведь мы осмелились критиковать самую закрытую и консервативную структуру. Не зря, кстати, волновались, потому что как-то раз структура попыталась нам ответить — вызывала на допросы, оказывала давление, но мы преодолели этот страх, а вместе с нами и сотни тысяч казахстанцев, которые поняли, что высказывать критику — это нормально и полезно.

Встречались с полицейскими чиновниками высокого ранга, и они были в замешательстве, не понимая, кто мы, почему они должны нас слушать и почему это важно для замминистра, который отвечает за реформу. Их недоумение со временем стало меняться, последовали две реакции: либо понимали, что это неизбежно и волей-неволей пытались исполнить, либо открытый саботаж и противостояние», — вспоминает Ерлан Нурпеисов.

По его словам, некоторые результаты реформы уже можно отследить. Например, модель сервисной полиции, которую презентовали в июле 2019 года министру внутренних дел (стиль управления, организационная стратегия, направленные на решение проблем и партнерство с обществом). Ерлан Нурпеисов рассказал, что ее уже приняли в реализацию в Караганде, а с начала этой осени — в столице. Теперь же активисты пытаются реализовать и в Алматы.

«Аким обещал включить ее в стратегию развития, но пока у нас не реализована. Пытаемся запустить через общественный совет в усеченном виде», — уточнил Ерлан.

Казахстанские НПО, к слову, получили два гранта на реализацию проектов. Благодаря финансированию активисты смогли перевести и адаптировать европейские правила и инструкции для полицейских, а в столице стражей порядка уже обучают взаимодействию с населением, собирать запросы населения в рамках общественной безопасности и совместно с коллегами разрабатывать кропотливые планы по ликвидации причин возникновения того или иного преступления.

«Произошли и другие перемены, которые мы описали в 16 принципах изменения полиции. Сокращение вузов, например — было 12, стало 5, но только один остался бакалавриатом, а в остальных вузах теперь курсы трехмесячные, куда принимают выпускников по юриспруденции. Это хороший принцип: в старых академических вузах полиции студенты уже с первого курса пропитывались традициями, коррумпированностью, правилами подчинения и покрытия друг друга в проступках. В Алматы все-таки претерпела изменения служба 102 и открылись фронт-офисы в городах», — перечисляет успехи Ерлан Нурпеисов.

При этом он заметил, что порой не укрыться от разочарования и выгорания, ведь не всегда ожидание соответствует результату. При этом Ерлан Нурпеисов уверен, что как только произойдут кардинальные политические изменения, реформа МВД пойдет быстрее и активисты с готовыми механизмами работы «придутся ко двору». Это и помогает не терять надежду.

Loading...
Жанар Муканова -  вторник, 24 ноября в 04:12
Открытый процесс по «Астана LRT» закрыли для журналистов
Жанар Муканова -  четверг, 19 ноября в 01:00
Изгой с чистой совестью…
Жанар Муканова -  суббота, 14 ноября в 01:30
Село на перепутье…
По теме:

25 ноября, среда