«Уехать не успеем»: Штурм акимата Семея глазами журналиста

Военная техника на улицах Семея, люди в бронежилетах и касках с оружием стали чуть ли не привычной картиной в городе. Особенно в его центральной части. Проверка документов и сообщения о соблюдении комендантского часа не вызывали негодования или вопросов. Неделя тишины. А в голове мысли о тех страшных днях постоянно мелькают как телевизионные кадры. Встречая Новый год, загадывая желания и веря в чудеса, наверное, никто из казахстанцев не думал, что он ворвется вот так — стремительно, громко и страшно. Страх за близких, страну, неизвестность. Обо всем этом — в материале собственного корреспондента ИА «NewTimes.kz» Бигуль Арыстанбаевой.

«Уехать не успеем»: Штурм акимата Семея глазами журналиста
Фото автора

Новогодние выходные — долгие, ленивые, вкусные. Но все это омрачают новости с запада Казахстана. Соцсети наполняются видеороликами и комментариями к ним. 

5 января — первый рабочий день. С утра центральную площадь оцепили бойцы национальной гвардии и полицейские. Буквально вчера здесь гуляли горожане, фотографировались на фоне новогодней инсталляции. Через площадь пройти можно, попались на глаза несколько пожилых женщин, пришедших с внуками к елке. Невольно подумалось: зачем они здесь, нашли время и место гулять. 

На WhatsApp начали приходить сообщения, что возле стадиона «Спартак» собрались люди, чего они требуют — непонятно. И вроде бы тишина — гнетущая, непонятная и давящая на мозг. На часах 16.20. На центральную площадь хлынула толпа, раздаются крики и хлопки. Пришедшие выкрикивают требования о снижении цен на сжиженный газ и слова поддержки вышедшим на митинги в Западном Казахстане. Пропала связь. Невозможно никому дозвониться, сообщения не доходят.

Когда уезжали из офиса, что находится в 200 метрах от площади, напротив театра образовалось гигантское черное пятно — это люди, пришедшие на площадь. Полиция взяла их в кольцо. 

Мы уехали, тревога осталась. Около 20.00 до меня дозвонилась подруга — она военнослужащая, на своем посту находилась с трех часов ночи. Коллеги сообщили ей, что митингующие ворвались в городской акимат. Тут же позвонила коллега, она по воле случая оказалась в Алматы и не знала, что происходит в ее родном городе. Включила телевизор, работали только два канала. Снова звонит телефон, знакомая спрашивает: идти ли завтра на работу? Не знаю что ответить…

Читайте также: Протестующие выбивали телефоны из рук: О прошедших событиях в Павлодарской области

Утро 6 января началось с новости, что в ВКО введен режим ЧП. Друзья посоветовали остаться дома и не выходить на улицу. В голове один и тот же вопрос: что происходит? В 09.00 позвонил коллега — нужно записать обращения аксакалов. Едем на работу, вроде бы все как обычно. На центральной площади нет людей в погонах, у входа в акимат горит костер, там плавятся пластиковые бутылки и автомобильная резина. Вокруг костра греются люди, они смеются, поют гимн нетрезвыми голосами. На перевернутом полицейском УАЗе сидит молодой человек, в руках у него казахстанский флаг, похожий на тот, который стоит в кабинете у госслужащих. В громкоговоритель зазывают прохожих: подходите к нам. 

Коллеги ушли на съемку. Нет Интернета, нет никакой связи. Но все-таки дозваниваюсь до коллеги из Усть-Каменогорска. Все, что мы можем сказать друг другу в этот момент — лишь слова поддержки.  Смотрю в окно из офиса. Акимат окружают военные в бронежилетах и касках. Нарастает тревога, решила собрать все ноутбуки и увезти из офиса. Со съемки вернулись коллеги. Они прошли через площадь, сказали, что сейчас начнется штурм акимата, уехать не успеем. Вокруг все оцеплено. 

Началась стрельба, какая-то вспышка. Видим человека с поднятыми руками, он идет к полицейским. Через какое-то время еще одного ведут полицейские. Раздаются выстрелы и взрывы. В этот момент вспомнились учения на военном полигоне. Там есть муляжи зданий акимата и госорганов. Обычно по легенде их захватывают террористы. Но тогда не пугали выстрелы и красный дым. Наоборот, я и мои коллеги старались отснять красивые кадры. Сейчас не до красивых кадров, сейчас все мысли дома, знаю, что родные за меня боятся и переживают.

Несколько человек выбежали через служебный вход акимата и перемахнули через забор дома за ним. Через какое-то время их вывели за ворота и уложили на землю. Подъехал автобус, всех задержанных увезли на нем. Вроде бы все закончилось…

Позвонили знакомые, пока шел штурм, у стадиона «Спартак» собрались еще молодые люди с целью выйти на площадь. Их задержали. Позже эту информацию подтвердили в городском акимате. 

Ближе к вечеру идем в акимат, везде военные, СОБР, сожженные машины. Оказалось, что митингующие не просто ворвались в акимат, они снимали запасные части с машин, колеса. Что не смогли снять, просто жгли. Всюду битое стекло, запах гари, поломанная мебель, развороченные сейфы (ворвавшимся почему-то пришло в голову, что там непременно должны быть деньги). Всюду пустые бутылки из-под алкоголя. В каждом кабинете военные или СОБРовцы. В столовой акимата среди  хаоса — аквариум. В нем скалярии таращат глаза на военных. Он уцелел случайно или его просто не стали трогать. Вокруг площади — колючая проволока и оцепление. 

Кроме городского акимата, ни одно здание в Семее не пострадало. Все эти дни  в отделы полиции обращаются женщины разных возрастов. В основном они приехали из близлежащих районов. Ищут мужей или сыновей. Зачем в тот день их внезапно потянуло в город, они не знают, но уверены в одном: их близкие стали жертвами обстоятельств. У каждой в глазах надежда, что правоохранительные органы во всем разберутся.

Прошла неделя после этих событий. Жизнь возвращается или даже уже можно сказать, что вернулась в мирное русло. Только военные у акимата напоминают о произошедшем. Пока писала текст, пришло сообщение, что с 18.00 отменяется режим ЧП в ВКО. Ликование в соцсетях. И, наверное, у каждого лишь одна мысль: «Пусть это больше никогда не повторится!»

Фото автора

Loading...
Жанар Муканова -  среда, 26 января в 10:42
Газ не для нас
Жанар Муканова -  вторник, 25 января в 02:00
Быть или не быть банкротом – вот в чем вопрос

27 января, четверг