Осужденный за пособничество по делу об «Астана LRT» экс-депутат Жанат Нурпиисов выступил в суде

Основой для обвинительного приговора судьи Кажымукана Мекембаса по делу об «Астана LRT» являются не законы Казахстана, а показания неквалифицированных свидетелей. С таким заявлением в своей апелляционной жалобе выступил бывший начальник управления экономики и бюджетного планирования города Астаны и экс-депутат столичного маслихата Жанат Нурпиисов, который 28 мая был осужден на восемь лет по делу о хищениях при строительстве линии ЛРТ, сообщает корреспондент ИА «NewTimes.kz» Татьяна Мозговых.

Осужденный за пособничество по делу об «Астана LRT» экс-депутат Жанат Нурпиисов выступил в суде
Фото: ИА NewTimes.kz

Подсудимый не смог лично обратиться к суду, судебная коллегия посчитала нецелесообразным подключать его и других осужденных к процессу, а потому от его имени выступил адвокат Абдрахман.

Жаната Нурпиисова обвиняют в пособничестве «иным лицам №1 и №2» (экс-заместитель акима столицы Канат Султанбеков и бывший председатель правления «Астана LRT» Талгат Ардан — прим. редакции) при строительстве линии ЛРТ хищения 5,8 млрд тенге из государственного бюджета путем устранения препятствий. В том числе, по мнению суда, бывший чиновник ввел в заблуждение республиканскую бюджетную комиссию, предоставив ей «неверное положительное экономическое заключение». По версии следствия, это экономическое заключение стало причиной выделения денег на проект.

Жанат Нурпиисов

Нурпиисов с предъявленным ему обвинением не согласен, а приговор суда первой инстанции назвал незаконным.

Аргументы подсудимого

В своей апелляционной жалобе Нурпиисов обратил внимание суда на пп. 17-1 ст. 3 бюджетного кодекса, который гласит, что «экономическое заключение по бюджетному инвестиционному проекту — это заключение центрального или местного уполномоченного органа по государственному планированию на предмет экономической целесообразности реализации этого проекта, его влияние на экономику страны и соответствие стратегическим и программным документам, подготовленное на основании заключения документов экономической экспертизы, проводимой уполномоченной организацией».

«Эта норма и является содержанием экономического заключения, и никак иначе. Однако ни следствие, ни гособвинение не удосужились вникнуть в содержание экономического заключения для понимания, что собой оно представляет. Нигде в материалах дела сторона обвинения и суд первой инстанции не ставят под сомнение экономическую целесообразность проекта. Его соответствие программным и стратегическим целям города. Утверждение суда первой инстанции, что я подписал экономическое заключение и нарушил закон голословно. Выводы экономического заключения являются подтверждением экономической целесообразности проекта. Его соответствие программным и стратегическим целям развития города никаким образом не определяют стоимость проекта. Это к стоимости проекта не имеет никакого отношения. Соответственно, экономическое заключение не имеет никакого отношения к так называемому завышению стоимости проекта», — сообщил суду Нурпиисов и добавил, что бюджетным кодексом не предусмотрено понятие «положительное» или «отрицательное» заключение.

Говоря о том, что Нуприисов ввел комиссию РБК в заблуждение, судья Мекемтас указал на то, что основанием для этого послужили «фиктивные заключения соответствующих экспертиз». Вот только управление экономики и бюджетного планирования города Астаны, которое возглавлял подсудимый, никаких экспертиз не выдавало. Единственный документ, который вышел из управления, — экономическое заключение, достоверность которого не была оспорена ни следствием, ни прокуратурой, ни судом первой инстанции.

«Кроме того, ни один из допрошенных свидетелей не указал, что я как-то способствовал продвижению бюджетной заявки, ее рассмотрению на республиканском уровне. Соответственно, вывод судьи первой инстанции, что я ввел в заблуждение членов РБК, является фантазией, не основанной на фактах, что противоречит принципу презумпции невиновности. А обвинительный приговор не может быть основан на предположении и должен быть подтвержден достаточной совокупностью допустимых и достоверных доказательств. Однако в материале дела и самом приговоре нет ни одного доказательства, подтверждающего факт введения в заблуждение членов РБК.

Также судом проигнорирован факт того, что я подписал экономическое заключение со следующим выводом: «В целом проект является положительным и рассматривается как возможный к реализации в случае одобрения РБК». Как я мог вводить кого-то в заблуждение, если сделал выводы, акцентирующие внимание на необходимости получения одобрения РБК, о чем было всем известно, и само собой предполагалось, что РБК будет рассматривать и решать на республиканском уровне и они будут решать?» — задался вопросом подсудимый.

Он обратил внимание суда на то, что «выводы экономического заключения упорно замалчиваются и игнорируются следствием, прокуратурой и судом первой инстанции».

«Потому что такая формулировка выводов экономического заключения автоматически разрушает версию обвинения о моем пособничестве кому-либо в хищении бюджетных средств и полностью подтверждает мою невиновность, которую я, в принципе, не должен доказывать, но приходится», — заключил он.

Адвокат Абдрахман добавил, что финансирование проекта шло из госказны, а потому бюджетную заявку готовило министерство транспорта и коммуникаций. Ее рассмотрением занималось министерство экономики и бюджетного планирования.

«Нурпиисов там никакой роли не играет. Просто зачем-то сделали, что он вынес заключение. Но по закону в данном случае это не требовалось и рассматривало министерство экономики и бюджетного планирования. Если уж могли быть какие-то претензии (хотя в данном случае их не должно быть вообще), то можно было их предъявлять только к министерству экономики», — пояснил адвокат.

В приговор суда первой инстанции вошли показания свидетеля Иржановой, которая сообщила, что «подпись Нурпиисова была основополагающей по движению денежных средств» и «он выполнял все указания Султанбекова». Подсудимый же настаивает на том, что его подпись не могла быть основополагающей для выделения бюджетных средств на реализацию проекта «Новая транспортная система города Астаны», потому как деньги выделялись из республиканского бюджета.

«Я, как руководитель управления экономики и бюджетного планирования акимата Астаны, как и само управление, не мог оказывать влияние на решения, принимаемые на республиканском уровне, и моя подпись совершенно не могла являться основополагающей, значимой или решаемой при выделении средств из республиканского бюджета. К тому же управление, которое я тогда возглавлял, не являлось администратором бюджетных программ по данному проекту. Это очередной провал версии обвинения, чтобы заявлять, что моя подпись являлась основополагающей. Да и вообще, как суд первой инстанции мог ссылаться в этой части на показания Иражановой, которая являлась на тот момент финансовым директором ТОО, без опыта работы на госслужбе?» — сообщил Нурпиисов.

Стоит отметить, что при допросе Иржанова на вопросы касательно бюджетного процесса всегда заявляла «это не в моей компетенции», «я простой работник ТОО». При этом на момент допроса женщина являлась финансовым директором ТОО «Астана LRT». Ранее на нее возбуждалось уголовное дело, но в связи с деятельным раскаянием (дача нужных показаний) обвинения с нее были сняты. В итоге именно ее показания стали основой для обвинения Нурпиисова.

«Суд первой инстанции, вопреки требованиям ст. 57, 58 Бюджетного кодекса, регулирующего основные положения компетенции бюджетной комиссии, в том числе РБК, предпочел опираться на показания работника ТОО, который заявляет, что не обладает достаточными знаниями в области бюджетного процесса, а не на закон.

Почему-то суд не хочет ссылаться на законы, а ссылается на показания Иржановой, которая признается, что не разбирается в Бюджетном кодексе, но у нее было какое-то своем мнение, что подпись Нурпиисова была основополагающей», — сказал в свою защиту Нурпиисов.

К слову, в суде первой инстанции выступал бывший заместитель акима Астаны Нагаспаев, который курировал работу Нурпиисова. Он сообщил, что Султанбеков (экс-заместитель акима столицы, в розыске — прим. редакции) не давал поручение подсудимому (это не входило в его полномочия), и отметил, что Нурпиисов не влиял на вопросы выделения денег из республиканского бюджета. Но его показания в основу приговора суда первой инстанции не вошли.

28 мая 2021 года в Нур-Султане вынесли приговор: фигурантов дела приговорили к различным срокам тюрьмы и обязали вернуть в казну почти 6 млрд тенге.

Еще два фигуранта дела — экс-заместитель акима столицы Канат Султанбеков и бывший председатель правления «Астана LRT» Талгат Ардан — находятся в международном розыске.

26 июня в соцсетях появилась информация, что строительство линии ЛРТ возобновили в столице.

В акимате столицы прокомментировали информацию о продолжении провального проекта.

24 августа состоялось первое заседание апелляционной инстанции. 7 сентября во время второго заседания адвокаты осужденных вновь заявили о необходимости вызвать в суд известных государственных деятелей Казахстана, согласовавших скандальный проект «Астана LRT», в их числе экс-премьеры, бывшие министры и акимы столицы.

Loading...
Айнур Оразбекова -  пятница, 22 октября в 03:29
Умка и Бульдозер: Чем запомнились акимы Южного Казахстана за 30 лет
Жанар Муканова -  вторник, 19 октября в 02:13
Оазис в центре Казахстана
Редактор -  воскресенье, 17 октября в 04:58
«Игра в кальмара» по-казахстански
Айнур Оразбекова -  пятница, 15 октября в 03:50
Новая пятилетка – старые проблемы: Шымкент и его 15 акимов

23 октября, суббота