пятница, 27 января, 2023
icon
461.37
icon
502.62
icon
6.69
Алматы:
icon
-10oC
Астана:
icon
-16oC
Подпишитесь на нас:
Интервью Редактор
21 января, 2023, 10:43

Радиоведущий о работе в Казахстане: «Попса и блат распространялись быстрее»

В конце бунтарских 80-х — начале буйных 90-х на нас обрушился настоящий информационный шквал в виде самиздатовской литературы и просмотров «полочных» фильмов. Именно тогда в Алматы стали появляться первые независимые телевизионные и радиочастоты: «Тотем», «ТАН», «Рик», 31 канал… Это был настоящий бриз — легкий и прозрачный, привнесший в устоявшуюся монотонную реальность, сложившуюся за годы Советского Союза, свежий вдох надежд и перемен.

Одной из таких ласточек была радиостанция «Максимум», затем радио- «Макс» и вскоре радио «М». Идейным вдохновителем и реализатором этого движения был известный рок-журналист, радиоведущий и музыкальный продюсер Евгений Бычков. Его авторская манера рок-сталкера отличалась особым настроем — только с ему присущей доверительно-интимной интонацией, будоражащей слушателя по другую сторону микрофонного шнура. А рассказывал он, как правило, о феномене рок-музыки и ее легендарных героях. Автор ИА «NewTimes.kz» Ася Нуриева решила познакомить читателей с этим необыкновенным человеком.

Радиоведущий о работе в Казахстане: «Попса и блат распространялись быстрее»

Фото из личного архива

Евгений родился в семье композитора Анатолия Бычкова и пианистки Евы Коган. В 1982 году окончил Казахскую национальную консерваторию им. Курмангазы.

— Когда вы осознали себя ярым и интерактивным приверженцем рок-музыки 60 — 70-х?

— Когда впервые начал ее слушать, примерно в 14 лет. Хотя об интерактиве тогда речи не было, просто обсуждали и угорали с одноклассниками. Чуть позже играл в группе (у меня были клавишные и лид-вокал), тогда и пошел интерактив.

— А как называлась ваша группа и что вы исполняли?

— Группа базировалась на химфаке КазГУ, поэтому называлась по-умному «Флогистон» (гипотетическая «сверхтонкая материя», якобы наполняющая все горючие вещества и высвобождающаяся из них при горении — прим.). Из всех студентов там был только один парень, солист с дивным именем Абай, он классно пел «Heart Of Stone» The Rolling Stones, поэтому мы за него держались. Но и он, кажется, тоже не на химфаке учился. А все остальные были пацаны из байсеитовской школы, мои одноклассники: на соло-гитаре играл Яник Мавриди, на басу — Серик Сырлыбаев.

И у нас были традиционные проблемы с ударниками — они какие-то все получались без ритма, зато отличные парни. Пели, как водилось в то время, Deep Purple, Uriah Heep, Led Zeppelin (трудностей не боялись: я поочередно срывал голос то на Stairway To Heaven, то на Child In Time, а на закуску — July Morning), немножко The Beatles и даже «Как прекрасен этот мир!» Тухманова, причем даже со струнными инструментами — Яник и Серик были скрипачи... Потом мы поступили в консерваторию, и детство закончилось. Занятия на фортепиано занимали у меня все основное время.

— Что собой представляла Алма-Ата в пору вашей юности?

— Юность — это начало 70-х. Меломаны Алма-Аты были наперечет, все знали всех. У тех, кто покруче, были возможности раздобыть виниловые новинки. К началу 80-х я уже окончил консерваторию. Запустились первые дискотеки, на телевидении появились какие-то молодежно-музыкальные программы, в «Ленинской смене» открылась музыкальная рубрика «Камертон», потом и в «Молодежке» на радио. Кстати, с теми ребятами я и позже не терял связь: Игорь Денисов, Андрей Зубов, Лариса Коковинец, Рая Кулатова и другие уже в 90-х вписались в недолгую эпоху независимых казахстанских СМИ. Вообще, ощущение перемен возникло задолго до песни Цоя, вроде все оставалось душным и скучным, но «движуха» ощущалась: из Питера и Москвы доходили какие-то вибрации, и от них становилось веселее. Ну а потом все как-то сразу рвануло.

— Что вы в то время слушали и как добывали информацию?

— Слушал все подряд, добывал в основном путем сетевого маркетинга (у кого-то появлялось что-то, после чего происходило тиражирование на магнитофонных бобинах). Кстати, в самом начале 70-х бобины были еще в дефиците, и для экономии места использовалась минимальная скорость, отчего записи, переписанные несколько раз, звучали ужасно. Зато будили фантазию.

— Вы были участниками меломанского движения в Алма-Ате? Где находились эти базарчики и что они собой представляли?

— Базарчики появились тогда же, в начале 70-х. Сперва в Парке Горького, неподалеку от тогдашнего кинотеатра «Родина», затем и в других местах. Менты периодически заставляли нервничать, как и местная шпана. Дискоманы, как мы тогда себя называли, в принципе. все друг друга знали. Позже стая разрослась и переместилась в 4-й микрорайон, на аллею неподалеку от кинотеатра «Сары-Арка». Позже всех выслали в поле за улицу Саина, где сейчас выстроены «Аксаи», но там я уже бывал редко.