понедельник, 15 июля 2024 г.
icon
475.03
icon
517.21
icon
5.44
Алматы:
icon
23oC
Астана:
icon
27oC
1xadv
×

«Зовите нас Айгерим, Ерхан и Олжас»: Как трое детей обрели родителей

Несколько лет назад Сайран и Гульнара, уже будучи родителями троих сыновей – Бахтияра, Алдияра и Еламана, не побоялись пригласить в свой дом в селе Баратай Зерендинского района еще троих ребят из центра поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. Как супруги стали папой и мамой по зову сердца для Виктории, Евгения и Ивана Клепцовых, они рассказали собственному корреспонденту ИА «NewTimes.kz» Аэлите Таевой.

Фото из архива семьи Ибраевых
Фото из архива семьи Ибраевых

Сайран и Гульнара

Задумывались ли супруги, что станут многодетными родителями? Не скрывают: скорее, нет.

Студенты тогдашнего Новоишимского совхоза-техникума познакомились на площади бывшего Целинограда во время памятных декабрьских событий и больше не расставались. Баратай для Сайрана – родное село, в котором после свадьбы они решили остаться. Жили как все: работали, сыновей растили, дом построили, обзавелись небольшой фермой… Друг друга старались не обижать, быть примером для детей, и с годами брак только креп.

Сейчас управление хозяйством отдали старшему сыну, Сайран – госслужащий, а Гульнара заведует сельским клубом.

Рассказывают, что первые мысли о ребенке из детского дома появились, когда в Баратае стало уменьшаться количество учеников, поговаривали, что школе грозит закрытие. Односельчане убеждали: на ногах стоите крепко, детям душу отдаете, кому, если не вам.

«К этому мы шли очень долго – четыре года думали. Пусть и рассматривали патронатное воспитание, но от этого дело ведь не становится менее ответственным. Шутка ли, стать семьей для ребенка, который и так настрадался? Столько информации перечитали, взвешивали «за» и «против». А потом решили – берем», – делится пара.

Обратились в госорганы, подали документы, прошли нужные процедуры. Поскольку дочерей у них не было, поняли, что хотят девочку. Одну. Но вышло совсем не так, как планировали супруги.

Приехали в центр поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, в Акколе – бывший детский дом. Нужно было выбрать ребенка, и это оказалось архисложным. Сотрудники предложили взглянуть на девочку и сразу предупредили: у нее два младших брата, разлучать родных нельзя… Принесли папки с их характеристиками, данными о здоровье, которые Ибраевы забыли просмотреть, как только увидели ребят. В детском доме супругам порекомендовали сначала пригласить их в гости на неделю. Присмотреться, привыкнуть.

«Тогда социальный педагог обняла меня и сказала: «Не бойтесь того, что они не казахи. Им нужна семья, и национальность здесь совсем не главное. Она оказалась права – нас дети сразу папой и мамой назвали», – вспоминает Гульнара.

Эта неделя стала самой сложной в их жизни. Особенно трудно было с мальчишками – с их гиперактивностью, казалось, не совладать. Детский дом был для них привычной средой, и они не знали, как жить в семье: вести себя, соблюдать элементарные правила, общаться… Супруги не знали, как с этим справиться, почти запаниковали: зря, мол, затеяли.

«Но мы их старались баловать сладостями, увлечь чем-то. После гостевого пребывания нужно было вернуться назад в центр – такие правила. Мы объяснили детям, а они в ответ просто разрыдались. В день отъезда отказывались одеваться, в машину садиться. Больно смотреть было… Всю дорогу спрашивали: вы же возьмете нас? Возвращались мы с Сайраном, не проронив ни слова, так тяжело на душе было», – об этом Гульнара вспоминает, сдерживая слезы.

Потом несколько дней думали, вдруг засомневались: сможем ли стать хорошими родителям. Советовались и с родственниками: кто-то понял, кто-то нет. Даже к имаму ходили за благословением, советом. Поддержали старшие сыновья с невестками: не бойтесь, поможем, мы же рядом. Приняли решение о патронате, потому что поняли главное: в первую очередь, таким детям нужна не вкусная еда, модная одежда, новые игрушки, а ласка и тепло.

Детям нужна семья

Как ребята попали в детский дом – печальная история, каких, к сожалению, немало. Мать, злоупотреблявшую алкоголем, лишили родительских прав, есть родственники. Но ни одну, ни других дети видеть не желают. В августе Виктория отметит свое 18-летие, Евгению в апреле будет 16, а Ивану недавно исполнилось 14.

«Как бы ни сложилось, она их мать. Если во взрослой жизни они примут решение заботиться о ней, я буду знать, что воспитала их правильно», – говорит Гульнара.

В их семье слова «свои» и «чужие» по отношению к детям – под запретом. Есть лишь старшие и младшие.

«Для всех мы Айгерим, Ерхан и Олжас. Мы сами захотели взять казахские имена и стать мусульманами. Папа и мама нас поняли, в мечеть отвели. Мы Ибраевыми хотели стать, но мама сказала, что льготы для сирот потеряем», – делится Виктория-Айгерим, студентка Высшего казахского педагогического колледжа в Кокшетау.

Девушка планирует стать журналистом, мечтает путешествовать сама и показать мир родителям. Кстати, и сестра, и братья на родной русский переходят лишь в исключительных случаях.

«Родной – казахский», – поправляет Виктория-Айгерим.

Были ли эти восемь лет, что они живут вместе, безоблачными? Нет. Счастливыми? Да.

«Знаете, это дочь и сыновья воспитывают нас, делают лучше. За это время мужа увидела совершенно другим, не таким, как раньше. А семья у нас и вправду дружная, как не радоваться? Как соберемся все – дети, внуки – места за столом не найдешь», – признается Гульнара.

Фото из архива семьи Ибраевых

Что думаете об этом?
Нравится 2
Мне все равно 1
Забавно 3
Сочувствую 1
Возмутительно 123