четверг, 25 июля 2024 г.
icon
472.62
icon
513.22
icon
5.43
Алматы:
icon
23oC
Астана:
icon
16oC
1xadv
×

Ответ на отписку от урбанистов. Как зеленый Алматы превращают в бетонные джунгли

Автор ИА «NewTimes.kz» Ася Нуриева полгода назад в мессенджере получила сообщение от активистов движения «Защитим Алматы», в котором говорилось, что 12 декабря 2023 года акимат собирается принять планы детальной планировки по генплану Алматы до 2040 года. И по этой схеме все горожане со снесенным имуществом останутся фактически ни с чем. Редакция NT обратилась с запросом по данной ситуации в официальные органы, однако ответа пришлось ждать несколько месяцев.  

Фото: Shavarev/pixabay.com
Фото: Shavarev/pixabay.com

Поводом для разбора этой темы стали общественные обсуждения ТОО «Алматыгенплан», где прилагательное «общественные» носило весьма формальный характер. Вместо общественных обсуждений народная экспертная и активистская общественность стала свидетелем понятийной подмены, на самом деле генплановцы проводили утвержденную презентацию.

И последующая за этим ZOOM-встреча с общественностью и теми, чьи дома по генплану идут под снос (а горожане об этом ни сном, ни духом), прошла фиктивно. Организаторы собравшимся в 18.00 участникам онлайн-встречи сообщили, что она прошла тремя часами ранее. После этого, спустя неделю-другую, за плотно закрытыми дверями прошло обсуждение ПДП Алматы при участии акимата, куда был закрыт доступ посторонним.

В итоге инициативная группа начала бить тревогу и приступила к самостоятельным действиям.

«Нам нужно сдать заявление в акимат, чтобы выдали ПДП наших участков. Генплан еще не зарегистрирован в Минюстиции, надо написать заявление в МЮ с требованием не регистрировать его в связи с нарушением законодательства РК, прописывающим процедуру проведения общественных слушаний и обсуждений, принятия генплана, поправок к нему и ПДП. В акимат сдать заявления с требованием учесть наше мнение, как собственников земучастков, изымаемых государством или застройщиками, то есть у кого какая ситуация по представленным вчера фрагментам генплана.

На будущее желательно заказать оценку недвижимости в оценочных компаниях, чтобы понять методологию расчетов. Сделать запрос в МЮ по утвержденным методикам расчета, вникать в нее и находить изъяны. Бить на понятие «ценности жилого домостроения» в связи с его удобным географическим расположением, несмотря на его рыночную цену. Сносят нас не завтра и не послезавтра, так что время есть всем объединиться и действовать сообща», — также звучало в обращении активистов движения «Защитим Алматы».     

События полугодовой давности вспоминает его активная участница Жазира Шарафова. 11 декабря 2023 года ей позвонила активистка Мадина Кукетай и сказала, что надо быть в Алматы по делу слушаний генплана 12 декабря. «Срочно приезжай, они хотят утвердить генплан, по которому сносится 30% города Алматы, в том числе твой дом по улице Ташкентской», — сказала она.

«Когда мы зашли в здание, то обнаружили, что там есть огромный зал, который поделен на 5 частей-секторов,  где шло обсуждение по каждому району города. Они, таким образом, имитировали такую фикцию для галочки, будто провели «общественные обсуждения» для жителей города Алматы. А на деле об этом наиважнейшем событии никакой информации в СМИ не было!  Время для «слушаний» намеренно было выбрано такое, когда люди на работе. Был осведомлен лишь узкий круг «своих» людей, подготовивших эти презентации, и, может быть, от силы человек 30 тех, кто ожидал увидеть и поучаствовать в этих «слушаниях». Среди них были как профессиональные эксперты в лице заслуженных и опытных архитекторов и градостроителей, так и горожане, состоявшие из пенсионеров и женщин, по-партизански проникших туда. У каждого большого стенда стояли докладчики и сообщали, указывая на карты нового «генплана», что будет здесь, а что вот это будет снесено, что в таком-то месте будет построено то-то и так далее. Это были не общественные обсуждения, а слушание презентации с решениями, уже кем-то утвержденными за спиной горожан. И, конечно же, с теми, кто пришел: с «нежданными гостями» никто не собирался советоваться», — рассказала Жазира Шарафова.

В связи с этим неравнодушные жители города были вынуждены открыто проголосовать о признании вышеуказанного общественного обсуждения несостоявшимися.

«Мы стали возмущаться, написали протокол, в котором изложили факты, подтверждающие фиктивность проведенных слушаний, и  собрали подписи. Человек 30 расписались. Это были юристы, заслуженные архитекторы, общественники, жильцы сносимых домов, которые создали документ, протокол, что мы считаем это слушание незаконным, нелегитимным, потому что они нас не предупредили, и что жители города Алматы в неведении, что происходит. Мы требовали еще одного — настоящего публичного, а не для галочки фиктивно проведенного мероприятия. Следующее слушание должно было состояться после 12 декабря. Мы снова собрались, человек 20, но нас наверх не пускали, обманув, что слушания отменились, хотя на наших глазах туда проходили с невозмутимым видом деловые люди с портфелями. Как выяснилось позже, на самом деле в этот день в плановом порядке в здание генплана Алматы по улице Абая пригласили инвесторов, строительные организации и бизнес-компании. Вскоре к нам спустился депутат Бахытжан Базарбек, то ли его помощник с мобилографом, и он сказал, что обязательно возьмет это дело на контроль. Он пообещал, что все наши вопросы, чаяния и пожелания он сам лично готов проконтролировать, чтобы на все наши вопросы  были предоставлены ответы в письменном виде. После чего мы начали писать письма в прокуратуру, архитектуру, главному архитектору, в администрацию, акимат, Досаеву, куда мы сходили», — восстановила в памяти события прошедшей зимы активистка.

Через неделю их все же принял главный архитектор ТОО «Алматыгенплан». 

«Нас на приеме у главного архитектора было всего трое. Он раскрыл перед нами карты города, и мы каждый по своему району и дому получили информацию, что там будет построено. На этой встрече он мне объяснял, что мой дом находится в такой зоне, где нельзя строить, поэтому строить новые дома там не будут.  После чего нам пришли ответы через eGov. Кому-то даже письменно по почте приходили ответы в виде формальной отписки, где нас заверяли в том, что наши дома сноситься не будут, но там, мол, будет такая зона, что строиться нам нельзя. Дескать раз  уж наши дома стоят, то пусть стоят, но строиться вам запрещено. Вот с такой формулировкой приходили ответы», — пояснила Жазира Шарафова.

Председатель правления Алматинского союза архитекторов, заслуженный деятель Республики Казахстан Сергей Мартемьянов тоже назвал прошедшие общественные слушания формальными.

«Уже после, когда мы начали работать, прошло совещание. Оно называлось «общественное обсуждение», и проводил его «Алматыгенплан» в стенах ГПУ. Приглашались  общественность, среди которой и наша группа была, и специалисты. Количество замечаний, которые шли из зала в адрес авторов, просто зашкаливало. Они всех поблагодарили и сказали, что все учтут. Проходит время. Мы сидим и ждем, надеясь, что, наверное, учтут все наши поправки, замечания и просьбы тех, кто участвовал в обсуждении. Иначе для чего его было собирать? Целых два часа доклад шел, но никакой реакции не последовало. У нас нет материалов этого обсуждения. Зато очень как-то тактично во всех теперь отписках та дата и то собрание, которое называлось как «общественное обсуждение», оно уже проходит как «общественные слушания», — поделился архитектор.  

15 января ИА «NewTimes.kz» направило официальный запрос на имя руководителя управления городского планирования и урбанистики Алматы. Ответа от госоргана пришлось ждать три месяца! И это при том, что запрос отправлен официально, сроки его рассмотрения неоднократно продлевали в системе. Из 16 объемных вопросов, преимущественно адресованных ТОО НИИ «Алматыгенплан», редакция не получила вразумительного ответа ни на один. 

Предложила архитекторскому сообществу высказать свою экспертную оценку на подобный стиль работы данной организации и подведомственных структур.

К нашему диспуту подключился архитектор с 40-летним опытом работы в сфере архитектуры и градостроительства, член  Союза архитекторов  и Союза дизайнеров Казахстана Нурлан Какамбетов. 

По его словам, говоря об особом статусе Алматы, именно в целях неформального, скорее, более объективного улучшения работы градостроительного совета необходимо коллегиальное участие, приобщение на постоянной основе в данную деятельность тех самых представителей от науки, специалистов, которые, имея практическую специализацию, методологию, помимо технических дисциплин, применительно к проектно-строительным значениям могли бы укрепить саму профессиональность совещательного органа, а главное, выработку эффективных решений и по части проблем, напрямую касающихся задач: 

  • по климатологии; 
  • геологии-гидрогеологии; 
  • развитию того же лесного/ландшафтного формирования и прочее. 

«Что должно иметь отношение не просто к способности рачительно осваивать территории города, но и продвигать проекты симбиозного характера, наполненные всеобъемлющим содержанием и сочетаниями, учитывающими сам формат, условия, особенности южного мегаполиса, где, как знаем, любые упущения, примитивное изложение программных задач привносят колоссальный эффект тех самых издержек, перегибов, что и происходит столь очевидно в настоящем времени. Также не соглашусь, что в осуществлении функций градсовета все больше делается упор преимущественно на привлечение молодых специалистов, словно весь текущий опыт тех, кто в практике, уже не представляет интереса для столь многоплановой, опять же ответственной работы», — отметил Какамбетов.

Где в таком случае тогда академическая школа преемственности, та основа становления отечественной сферы архитекторов, градостроителей, столь муссированно замещаемых понятием «урбанистика»? Откуда такое торопливое отрешение, отказ от необходимости учиться взаимно, дополняя старый опыт, советы и понимания, вовлекая в эти процессы и молодое стремление, чему способствует конъюнктурность, сплошь и рядом диктуемая самоуверенностью идеологии компаний-застройщиков.

Во всем этом есть над чем задуматься, стараясь пересмотреть приоритеты, пытаясь вникнуть в специфику в достижении действенного инструмента, каким, наверное, стоило бы стать профессиональному совету.

Дискуссию продолжила известный казахстанский архитектор, кандидат наук, администратор группы «Алматинский союз архитекторов» Лейла Рахимжанова.

«Я всегда хорошо относилась к молодым архитекторам. Среди них есть активные. Я видела исследования группы А. Есжановой, но они, к сожалению, были сырыми, недоразвитыми. Однако я подумала: пусть делают, ведь количество должно когда-нибудь перерасти в качество. Но оно не перерастает, потому что они пренебрегают наукой, опытными проектировщиками, не обращаются к нашим корифеям — Ордабаеву, Туякбаевой, Самойлову, Малиновской. Им бы освоить их знания, поучиться у них, пока они живы. Ведь никто так хорошо не знает Алматы, как они. Но у нашей молодежи, видимо, много снобизма, коли считают, что сами справятся с научными исследованиями без опыта!» — выразила мнение она.

Инженер-технолог Татьяна Ласточкина считает, что заслуженные архитекторы, которые строили город по науке, вынуждены отойти в тень урбанистов, которые только и умеют ставить в пример картинки городов, не имеющих ничего общего с Алматы. 

«То им грезится Париж, то Лондон, то Мельбурн, то Сингапур... Абсолютно не похожие города ни по рельефу, ни по климату, ни по исторически сложившейся застройке, ни по сейсмическим и селевым угрозам. Если в Париже и Лондоне есть реки, то они не являются селеопасными, как Алматы. Если во всех старых городах узкие улицы из-за возраста, то в Алматы намеренно сужают и блокируют улицы, подражая старинным городам Европы, якобы живут же люди. Но там люди живут с многоуровневыми паркингами, о которых алматинские артисты-урбанисты и слышать не хотят. Два ювелирных землетрясения в этом году наглядно показали, что будет твориться на дорогах Алматы. Эти же урбанисты еще и сузить ширину полос на дорогах требуют, чтобы во время ЧС люди даже двери в машинах не смогли открыть, а в простой жизни не смогли даже пропустить скорую помощь, когда она пробивается через пробки», — высказалась Татьяна Ласточкина.

Лейла Рахимжанова напомнила о «желтых линиях» — линиях падения зданий при землетрясениях, между которыми остается зазор для проезда транспорта, эвакуации жителей. 

«Сергей Глебов первым  напомнил о них. Как бывший районный архитектор, он многое знает и сообщает нам о нарушениях СНиП. Когда начнет ТОО «НИИ «Алматыгенплан» прислушиваться к этим замечаниям, не знаю, они многие предложения игнорируют. Если же современные высотки упадут, то никакого зазора не будет», — отметила она.

Город для людей начинается с мест трудоприложения, считает архитектор Сергей Глебов.

«Ранее главным фактором строительства жилых массивов была подтвержденная необходимость. И строились они за счет предприятий, у которых эта статья сидела в финансовых планах. И это не социализм и коммунизм. Так происходит там, откуда наше сегодняшнее «тупарье» берет примеры организации жизни. У нас планомерно уничтожены совхозы и колхозы, людей сгоняют в города, и они в поисках хоть какой-то работы соглашаются на «муравейники», а потом там случаются пожары и выясняется, что в этих «сотах» даже не предусмотрены были пожарные лестницы! Но урбанисты внедряют их под благим предлогом, чтобы не создавать гетто на окраинах, уплотнять застройку в задыхающемся от смога городе. Далее уже известны их планы по отмене частного транспорта, как всегда, под видом безопасности В Советском Союзе  каждому выпускнику гарантировалась востребованная работа, верно? А сейчас строительный бизнес исходит из чего, как вы думаете? Кто заказывает музыку?» — возмущается Сергей Глебов.

Архитектор продолжил, что в странах, где «работают», о собственном жилье задумываются к 55 годам, а остальную жизнь живут в аренде. Чтобы вырасти профессионально, надо менять работу и место жительства, и, придя к определенному уровню, остановиться и купить в кредит жилье.

«Это другая система, которая неудобна нашим ворам, там имущество с кредитом может продаваться множество раз, поэтому почти 80% работоспособного населения Соединенных Штатов живет в аренде поближе к месту работы, чтобы не стоять в пробках. И, кстати, это одно из требований работодателя. Там, откуда якобы черпают мысли наши двоечники. У нас банки и строительные корпорации — это одно и то же. Они физические соучастники (одни и те же люди), поэтому  о качестве производства речи идти не может», — заключил эксперт.

Наука вырабатывает предложения, необходимые для практики проектирования, отметила Лейла Рахимжанова. 

«На своих проектах я показываю, как их внедрять. Того же самого я хотела при разработках ПДП, считала необходимым внедрение  инновационных проектов с учетом региональных особенностей, визуального восприятия, улучшения качества воздуха, городской среды и нового формообразования застройки. Но директор не проявлял интереса», — сказала она. 

Архитектор отметила, что в градостроительный и экспертный советы города никакие ученые не входят. В самом институте нет ученых.

«Ни директор по науке, ни начальник научного отдела не имеют научных степеней, не соответствуют должностным инструкциям. Если они блатные, то можно было бы их назначить в советники, но никак на руководящие должности по науке. Кроме того, директор по науке даже не архитектор. И какие архитектурно-градостроительные концепции они смогут разработать? Они должны лично проводить научные исследования, но они этого не делают. Я вела несколько серьезных тем: изучение истории архитектуры и градостроительства Алматы с древнейших времен, сохранение памятников архитектуры всех этапов, очистка воздушной среды города архитектурно-градостроительными приемами. Сделала аккредитацию институту, организовала научный совет, чтобы объединить ученых и практиков города для решения градостроительных проблем. Разработала концепцию музея архитектуры Алматы, организовала общественное пространство. Я приложила много сил, чтобы развить там науку, но, оказалось, что это нужно было только мне одной!» — заявила Лейла Рахимжанова.

Некоторые архитекторы, по словам специалиста, и вовсе посчитали, что НИИ «Алматыгенплан» не должен заниматься наукой, а тем более защитой города от землетрясений, так как для этого есть КазНИИСА. 

«Простите, но у меня именно градостроительные приемы, которыми и должен  заниматься  НИИ «Алматыгенплан».  Но, возможно, они не очень болеют за город и хотят оставаться на очень скромном уровне?» — заключила она. 

Юрист Мурат Касенов по просьбе автора материала прокомментировал этот документ. 

«КГУ «Управление городского планирования и урбанистики города Алматы» является учредителем ТОО «НИИ «Алматыгенплан», владеющего 100% (стопроцентной) долей участия в уставном капитале (получать доход от деятельности товарищества, принимать участие в распределении чистого дохода), учитывая способность уполномоченного органа оказывать влияние при подготовке и принятии решений, общность экономических интересов лиц, наличие между ними правоотношений, не соответствующих рыночным условиям, согласованность действий в отношениях с третьими лицами, а также содействие в осуществлении предпринимательской и иной связанной с извлечением дохода деятельности», — ответил юрист.

Этим документом, пожалуй, все сказано: бизнес и ничего, как говорится, личного. Но отчаиваться рано. Уважаемые эксперты провели конференцию для СМИ.

Что думаете об этом?
Нравится 13
Мне все равно 0
Забавно 1
Сочувствую 0
Возмутительно 3