Алматинец откровенно рассказал о работе на заводе в Южной Корее

Житель Алматы, совершивший трудовую экспедицию в Южную Корею, рассказал, с какими трудностями сталкиваются казахстанцы и что необходимо знать перед поездкой в Страну утренней свежести, передает ИА «NewTimes.kz» со ссылкой на Kursiv.kz.

Алматинец откровенно рассказал о работе на заводе в Южной Корее
Фото: pixabay.com

Стоит отметить, что многие казахстанцы, работающие в Южной Корее как нелегалы, не спешат возвращаться домой.

Итак, Сергей отправился на заработки, не зная местного языка. Продал машину в Алматы, купил билет в один конец и улетел.

Приехав, подал документы на ID-карту. К слову, без нее нельзя работать, открывать банковские счета, страховку, обращаться в больницу и даже не купишь сим-карту.

Кто поможет за рубежом?

В Корее есть специалисты, зарабатывающие на помощи иностранцам. Трудоустройство — $200. Поиск квартиры, оформление документов — $100. Сергей отметил, что в социальных сетях лучше таких не искать — много «кидал».

«Бывало, что трудоустроят, отработаешь положенное, а они забирают у начальника всю зарплату и пропадают», — рассказывает алматинец.

Далее сама работа.

Стройка — до $150, с 9.00 до 18.00. Требовалось переносить арматуру и вязать каркасы для фундамента.

Кораблестроение считается рискованной работой, но можно заработать до $200-$250 в день. Занимаешься на высоте со страховкой, а у моря — ветер и мороз.

Чтобы устроиться на серьезную работу, необходимо образование. Казахстанское не котируется. Подойдут только диплом США, Европы либо Китая.

В итоге Сергей отправился в небольшой городок Дунпо, где была биржа труда — «арбайт».

«Это частная компания. Приходишь в офис, предлагают варианты. Сразу сообщают о вакантных позициях, не нужно целый день просиживать на бирже. Меня познакомили с саджаном (работодатель, владелец бизнеса — прим). Он отбирает работников — не всех берут.

Моим плюсом была виза F4 (пятилетняя виза этническим корейцам)», — продолжает Сергей.

Условия труда на заводе

В первый же день казахстанца отправили на завод DDD, выпускающий автомобильные кресла и комплектующие.

Сергей отметил, что заводы неспроста пользуются услугами таких бирж. Потому как у компании фиксированный штат — около 100 человек, чтобы официально не трудоустраивать «лишних» людей, они обращаются к «арбайтам».

Без причины не увольняют — придется содержать человека за счет завода, выплачивать 50-70% зарплаты первые три месяца. Порой заводы на месяц нанимают 15 человек, через месяц — 30, а позже никто не нужен.

С утра работники выстраиваются перед заводом. Выходит директор предприятия, произносит следующую речь: «У нас определенный план, надо выполнить. Будьте аккуратны, следите за ТБ. Всем хорошего дня!» Похлопали, поклонились и пошли по цехам. В каждом цехе — отдельный начальник. Там также проходит мини-собрание, перечисляется план задач. Дают указание — сделать 1 тыс деталей.

Режим работы делится на таймы. Прозвенел звонок — пошла работа. Отлучаться нельзя: ни курить, ни перекусить. У каждого есть бутылки с водой, чтоб не отходить от станков.

Заводы работают по такому принципу: перекур — обед — перекур — ужин — и домой. Случается, что задач мало, и обходятся без последнего тайма: ужин — и домой. Оплачивают по часам. В субботу и воскресенье зарплата повышенная.

В будни платят по $10 в час, в выходные — 15$ в час. Если выходишь в ночную смену, идет надбавка. Днем за смену — $90, а ночью — $110. Ночная смена выпадает на выходной — надбавка еще больше.

Когда ночь — выходной — праздник, надбавка доходит до 100%. Все моменты учитывают и платят справедливо. Задачи ставят реалистичные. На заводах есть книга жалоб и предложений.

Например, знакомый Сергея предложил упростить один процесс и за это удостоился премии в $300.

На заводах оплачиваемое трехразовое питание.

Алматинец отметил, что для местных это привычная еда, но для него было стрессом есть одну траву, поэтому он готовил себе дома.

Нелегкий труд

Как-то Сергею довелось поработать на луковом поле.

«Мы стояли под палящим солнцем на асфальтированной площадке. Стояли за конвейерной лентой, по которой шел лук. На ленте имелись ролики, убиравшие шелуху, глину и прочий мусор. Это все гнило, воняло, летали мухи, пыль кругом», — продолжил рассказ казахстанец.

Также работа на ранг выше — наполнение ящиков луком.

«Одни наполняли ящики луком, и они по роликам перекатывались к нам. Каждый ящик весит 20-25 кг, ставишь их друг на друга, пока стопка не достигнет двух метров. Ящик заполняется быстро. Бешеный темп!» — рассказывает Сергей.

У заводского станка платили $110 за день. А на луковом поле — $80.

Еще он работал на цементном заводе: бумажные мешки с цементом со всего маху бросаешь об землю, и так четыре раза с каждым.

«Отрядили на это дело двоих. Необходимо отработать 12 паллетов (каждый по тонне), за это обещали дневную оплату. Иногда мешки рвутся, и цемент прямо на тебя сыпется. Руки тряслись, сил не было, но благодаря трудолюбивому напарнику справились на два часа раньше. Заплатили по $80», — вспоминает мужчина.

Помимо прочего, Сергей работал на заводе за «грендой» (болгарка) — инструментом, которым оттачивают концы металлических деталей. После нее мужчина первые два дня просыпался от судороги в руке, не мог пальцы разогнуть.

Loading...
По теме:

26 февраля, среда