Из детдома – в рабство: Карагандинка провела 22 страшных года на отдаленной заимке

Насиловали, били и обливали кипятком. О 22 годах в рабстве рассказала карагандинка. Она попала на зимовку сразу после детского дома. Выполняла тяжелую работу. В неволе родила детей, передает телеканал «Астана».

Из детдома – в рабство: Карагандинка провела 22 страшных года на отдаленной заимке
Кадр из видео телеканала «Астана»

Доказать, что фермеры удерживали ее силой, не может. Дело развалилось. И это не единственный случай, говорят правозащитники.

По их данным, только в Карагандинской области за год закрыто 5 уголовных дел, связанных с незаконным лишением свободы или торговлей людьми.

Активисты требуют от полицейских признать эксплуатацию людей на зимовках и тщательно проводить расследования.

Читайте также: Аркалыкская птицефабрика может приостановить работу из-за птичьего гриппа

Мадине Аманбаевой — 39 лет. Большую часть своей сознательной жизни она провела на отдаленной ферме в Актогайском районе Карагандинской области.

Попала туда случайно, совсем девчонкой, сразу после детского дома. Хозяева-фермеры обещали хорошую сытую жизнь, личную комнату, баню и даже велосипед — мечту ребенка. Вместо этого, утверждает Мадина, она попала в ад.

«Плохо жила. С мужиками меня сводили, избивали, чайником обжигали, палкой били по спине. По почкам пинали. Кто бил? Хозяин и хозяйка. И там еще брат был», — рассказывает пострадавшая Мадина Аманбаева.

Однажды женщина попыталась сбежать, рискнула зимой пройти по степи 30 километров до трассы. Но ее поймали и привезли обратно.

Положение только ухудшилось, вспоминает с дрожью в голосе карагандинка. Потом родились дочь и два сына.

Помог счастливый случай. На зимовку приехала межведомственная комиссия по борьбе с торговлей людьми.

«Когда мы ее нашли, это была грязная женщина, в грязной одежде. Мы не могли даже понять, кто это — женщина или мужчина. Ее руки были как наждачная бумага, потому что доила по 15 коров ежедневно. В общей сложности их было 30. Подвергалась унижениям.

Разве этого мало, чтобы доказать факт эксплуатации», — говорит председатель ОО «Кайсар», член межведомственной комисии по борьбе с торговлей людьми при акимате Карагандинской  области Оксана Тарабукина.

Шокирующие признания Мадина сделала в полиции еще в мае этого года. Однако хозяева зимовки опровергли все ее обвинения.

«Деньги платили. Взаперти не держали. Могла и уйти», — заявили они.

В итоге дело по статье «Незаконное лишение свободы» закрыли. Правозащитники отмечают: в полиции не учли, что пленнику невозможно покинуть зимовку, которая находится в сотнях километрах от населенных пунктов.

«Интересный факт получается: если человек мог передвигаться по пастбищу, не был в кандалах, не был закрыт в погребе, тогда незаконное лишение свободы просто не доказывается. И факт его эксплуатации не расследуется. Мы не должны подменять статьи так, как выгодно трактовать в пользу защиты виновника. Мы должны защищать права потерпевших», — говорит Оксана Тарабукина.

«Я хотела уйти, один раз убегала, когда детей еще не было. Они меня поймали. До трассы не дошла.  Второй раз не смогла убежать, потому что дети», — рассказывает пострадавшая Мадина Аманбаева.

Члены комиссии настаивают на применении в подобных делах статьи «Торговля людьми», так как считают, что были вербовка и эксплуатация человека.

Читайте также: Бюрабекова освобождена от должности вице-министра здравоохранения РК

На днях следствие по делу Мадины Аманбаевой все же возобновили. К чему оно приведет, пока неясно.

Женщина пытается начать новую жизнь. Осваивает профессию повара, учится обращаться с деньгами. Сыновья уже стали называть ее мамой.

Семья нуждается в опеке и жилье, но Мадина верит, что все наладится и она обязательно купит велосипеды своим детям.

Loading...

28 октября, среда