«Астана LRT» и Банк Астаны: Почему заемные деньги оказались в ликвидированном банке

В столице Казахстана продолжаются разбирательства по делу об «Астана LRT». Участники процесса допрашивают свидетелей. Один из них — и. о. председателя «Астана LRT» Жанна Акжанова. Она проводила аудит компании и пыталась вникнуть, как более 208 млн долларов оказались на депозите ликвидированного Банка Астаны, передает корреспондент ИА «NewTimes.kz» Татьяна Мозговых.

«Астана LRT» и Банк Астаны: Почему заемные деньги оказались в ликвидированном банке
Фото: NewTimes.kz

Жанна Акжанова устроилась в «Астана LRT» в мае 2016 года. Сначала ей было поручено провести аудит компании (стаж в банковской сфере — 18 лет) и дать заключение. А уже в августе 2016-го стала и.о. председателя. Закончила проверку в января 2017 года. 

«Меня интересовали текущие статусы по всем вопросам строительства. Первое – деньги, размещенные в Банке Астаны. Обнаружили нарушение в том, что не было положения по управлению активами компании. Мы его разработали совместно с управлением пассажирского транспорта, где описали точные требования по разделению активов по аспекту привязки к рейтингам банков, банковским показателям», — рассказала в суде Акжанова.

В ходе своего выступления она отметила, что сам факт размещения заемных денег для строительства ЛРТ в Банке Астаны — нарушение. Ведь, размещая средства, было необходимо выбирать финансовые инструменты и институты с минимальным риском. Напомним, руководство «Астана LRT» положило на депозит Банка Астаны более 208 млн долларов.

Читайте также: «Зачем тебе это нужно, цифры уже согласованы наверху»: Что говорят свидетели в суде по делу о ЛРТ

«Мы понимаем, что это разделение активов 30-30-30. Нельзя разместить деньги в банке, капитал которого в несколько раз меньше самого размещения, что было в этом случае явно видно. Пруденциальные нормативы (все критические значения, которые должен выполнять банк для обеспечения своей устойчивой деятельности, — это показатели капитала, показатели ликвидности — прим. авт.), соблюдение всех норм именно банка, принимающего на размещение активов. Решения, принятые ранее органами, не ссылались ни на какие документы. Мы издали такой документ, и на его основе было предложено разместить деньги в разных банках. Сам анализ контракта по привлечению денег из китайского банка. Были вопросы по уменьшению ставки резервирования, кредита, изменению валюты.

Эти переговоры и начали с китайским банком. Мы понимаем, что во всех сделках банк размещения выбирает и финансирующий банк. Если мы даем какой-то размер депозита, который резервирует погашение… Система работы иностранных банков такова. Если мы хотим погасить кредит, мы должны заранее деньги обеспечить на счете. Китайский банк должен был стать основным регулятором банка, но на тот момент выбрали Банк Астаны. Во всех письмах писали, что просим изменить банк. Для этого издали положение», — посвятила в тонкости дела присутствующих в суде Акжанова.

Как известно, деньги «Астана LRT» из Банка Астаны так и не были выведены.

Кроме того, Акжанова рассказала, почему строительство линий ЛРТ так и не началось. По ее словам, все дело в отсутствии проектно-сметной документации (ПСД).

«Мы говорили об этом с китайской стороной, что нам нужны на каждое освоение определенные суммы, нужна ПСД, иначе мы платить не будем, кроме 20% аванса», — сообщила она.

Помимо этого, у компании часто возникали споры с подрядными организациями.

«Часто возникал вопрос, когда подрядчик приходил и требовал оплату, тогда нам приходилось разбираться, за что мы платим, на каком основании возник договор. На тот моменты был прекращен закуп всех услуг, потому что требовалось время, чтобы разобраться. Временами было сложно разговаривать с подрядчиками, он подавал на нас в суд. Нам нужно было дать в правоохранительные органы все вопросы, которые возникали. Стоял вопрос по SYSTRA, которая предъявила к оплате 600 млн тенге, подав письма на разбирательства, мы понимали, что данная сумма была безосновательной. Суд мы выиграли. Далее со всеми проектами делали так», — пояснила она.

В ходе аудита у Акжановой был только один вопрос к реализации проекта БРТ: куда исчезли 11 млрд тенге?

«Когда я стала и. о., у нас проходил аудит счетного комитета. Итогом проверки явилось то, что мы не нашли документ, свидетельствующий об оплате 11 млрд, счет-фактуру с китайской стороной, подтверждающую зачет 11 млрд тенге из БРТ в ЛРТ. Как сложилась судьба данного документа — не знаю», — продолжила свидетельница.

На реализацию проекта «Астра» (планировалось, что она будет курировать направление БРТ и сделает его самоокупаемым — куратор компания SYSTRA) из бюджета должны были выделить 639 млн 264 тыс 999,52 тенге.

Читайте также: «Версия следствия распадется как карточный домик»: Обвиняемые по делу о ЛРТ вину не признают

На сегодняшний день с октября 2017 года оплаченная сумма составляет 207 млн 761 тыс 125 тенге. Среди обязательств по договору — регистрация юридического лица.

«Предусматривалось, что они дадут концепцию самой компании, всю организационную структуру. Этого они не сделали. Конечного документа не было. Сама компания новая, которой не существует в РК. Даже тогда наша компания оплатила 207 млн 761 тыс 125 тенге. В течение пяти дней не были предствлены обосновывающие данную претензию к оказанным актам документы», — рассказала Акжанова.

«Вы говорите, что конечным результатом должно было стать зарегистрированное юридическое лицо «Астра». А консультант в лице SYSTRA и «Нур Трейд» мог самостоятельно зарегистрировать ее?» — спросила у свидетельницы адвокат Жаншуакова.

«Даже если вы хотите перевернуть так, будто консультация состояла в том, что они нам сказали… вы должны пойти и написать в ТОО, а оно должно называться «Астра», даже эти слова должны были заактироваться. Конечного результата не было в итоге. Было бы лучше, если бы они ответили письменно и подтвердили, что действительно проконсультировали юристов данной компании. Даже таких документов не было», — ответила Акжанова.

— Вы хотите сказать, что такие документы не видели? — продолжила адвокат.

— Ни одного не было, ни эмэйла. Консультация и консалтинг — это разные вещи. Консалтинг предлагает пойти за нас, а консультация — нет. Хорошо, тогда дайте мне документ, — стояла на своем свидетельница.

Спустя какое-то время вопросы по поводу регистрации компании ей стал задавать подсудимый Ачилов — глава компании «Нур Трейд». Его интересовало, известно ли Акжановой о протоколе совещания от 8 августа 2014 года, проведенного Султанбековым. Она ответила отрицательно.

«Вы говорите, что никаких документов не было. В этом совещании участвовала представитель SYSTRA Sigriten, которая была ответственна за создание «Астры». В протоколе говорится: «1. Обеспечить создание компании «Астра» в срок до 1 октября 2014 года в форме ТОО. 2. Обеспечить создание компании «Астра» с участием частного капитала 51% и государственным участием 49%». Это на ваш ответ, что никаких документов, которые обязали бы вас создать такую компанию, вы не нашли. Вы 21.07.2017 года работали в «Астана LRT»?» — спросил Ачилов.

— Не могу сказать точно, — ответила она.

— Вы сказали, что пришли в мае 2016 года, — уточнил он.

— Да, — подтвердила Акжанова.

«Есть протокол совещания №95 от 21.07.2017 года с участием акима Астаны Исекешева, в котором говорится, чтобы «в срок до 31 августа 2017 года внести предложение о возможном переименовании ТОО «Астана LRT» в ТОО «Астра» в срок до 31 июля 2017 года. Проверить расчетную стоимость в срок до 31 июля 2017 года. Внести предложения по стимулированию жителей и гостей столицы на переход к  электронной системе оплаты  проезда в срок до 31 августа 2017 года. Внести предложения по внедрению новой финансовой модели оплаты в срок до 31 июля 2017 года. Изучить мировой опыт». Те же самые задачи.

Вы, получив поручение №3956 от 1 августа,  написали, что договором предусмотренные только подготовка документов и переименование ТОО в «Астра» считаются нецелесообразными. Это говорит о том, что документы по договору и отчеты вы изучили. Знаете ли вы, что по техспецификации, помимо создания «Астры», было задание создать электронную систему оплаты проезда, назначить новый тариф, использовав международный опыт?» — продолжил Ачилов.

— Не помню, — ответила Акжанова.

— Вы говорили про ЛРТ, про какой именно? — спросил подсудимый.

— В период моего правления, — последовал ответ.

— Это китайский ЛРТ 2017 года? — прозвучал следующий вопрос.

— Да, — подтвердила свидетельница.

Судебные заседания продолжаются.

Loading...