Помоги себе сама: Почему в Кентау не прижилась социальная служба помощи женщинам

250 семей, где были зарегистрированы факты бытового насилия, только в этом году попали в поле зрения полицейских в Кентау. И ни одна из них — в поле зрения социальных служб. Профилактика семейно-бытового насилия в городе с 200-тысячным населением  отсутствует в принципе, судя по тому, что никто не может помочь семьям выбраться из конфликтной ситуации, а женщинам и детям — спастись от семейного агрессора

Помоги себе сама: Почему в Кентау не прижилась социальная служба помощи женщинам
Фото автора

«Ну не улицу же нам идти! — разводит руками 51-летняя жительница Кентау Мухаббат А. —  Я пять лет стою в очереди на получение жилья. Хожу, проверяю постоянно, но мой номер всегда 117».

Сейчас Мухаббат живет в однокомнатной квартире с бывшим мужем-сидельцем и детьми. Участковый в их доме гость частый – женщина вызывает его каждый раз, когда бывший муж, хорошенько приняв на грудь, начинает гонять ее. Достается и детям.

— Бьет вас бывший муж?

В ответ Мухаббат показывает мне шрамы на руках. В ход нередко идет нож. Но все это ее уже не особо пугает: привыкла.

Главные заложники этой ситуации — четверо младших детей Мухаббат. Младшая дочь — единственный их общий ребенок, и маленькая внучка — обе знают слово «алкаш». И говорят так о хозяине квартиры. Бывший муж Мухаббат Александр сиделец со стажем, имеет шесть судимостей. Недавно вернулся после шестимесячного лечения в наркологическом центре Шымкента. Но, судя по его перегару, лечился он зря.

В этом году двое средних ее сыновей 15-ти и 12-ти лет подались в Туркестан работать чабанами. Получают 20 тыс тенге в месяц, так мальчишки сами себя содержат. Жить под одной крышей с бывшим отчимом не хотят, потому возвращаться пока не собираются. Дистанционное обучение только на пользу — в школу никто не тащит. Их старший брат уйти из дома не может – у него ДЦП. Инвалидом стал после аварии девять лет назад. Напряженно слушая мать, он вдруг выпаливает: «он и меня бьет постоянно!», испуганно озираясь на дверь.

Читайте также: Выдают замуж с мыслью терпеть и прощать: Почему в Жетысае нет бытового насилия?

Одного парня не оставишь, поэтому Мухаббат не работает. Получает пособия: по многодетности, по потере кормильца на двоих сыновей, по уходу за ребенком-инвалидом и выплаты как обладательница «Кумис алка». Больше всего на свете ее страшит то, что у нее могут отобрать детей. Поэтому жаловаться на судьбу она тоже боится. И визитам участкового, инспектора ИДН, школьного учителя особо не рада.

Замкнутый круг, разорвать который можно будет только тогда, когда у Мухаббат и ее детей появится собственное жиле. А когда это случится – неизвестно.

Читайте также: Терпи или уходи. Как спасаются от семейного насилия женщины в Туркестане

Сколько таких семей в Кентау, испытывающих трудности, нуждающихся в помощи, точно никто не знает. В этом году несколько раз выдавалась помощь от партии Nur Otan, тогда выяснилось, что таких семей в городе около 500-600 .

В феврале прошлого года в Кентау прекратила свое существование служба социально-психологического сопровождения семьи (ССПС). Та, куда, по сути, и должна обращаться каждая женщина, страдающая от насилия в семье. Та, куда должна стекаться вся информация о трудных семьях, нуждающихся во внимании и контроле ситуации. Как объяснил это заместитель акима города Бекайдар Алимбетов, «при молодежном центре ее закрыли, ей там не место, а при отделе занятости и соцпрограмм – так и не открыли».

«Мы неоднократно просили акимат создать элементарные условия для работы, хотя бы дать нормальное помещение, но все без толку, — пояснил ситуацию бывший руководитель ССПС Нурлан Таукебаев. — Кроме того, у нас, по сути, не было никаких полномочий. Ощущение, что нас создали по указке сверху, но так и не поняли зачем».

Удивительная, на самом деле, ситуация, если учесть, что с 2004 по 2008 годы года в Кентау весьма эффективно работал предшественник ССПС – адаптационный центр для женщин. Его, кстати, до сих пор вспоминают добрым словом.

Председатель городского женсовета Маржан Кривенцова, работавшая заместителем акима Кентау с 2003 по 2006 год, курировала его деятельность и еженедельно проводила там приемы женщин.

«Женщины шли со своими бедами, с надеждой, что им помогут. Индивидуально работали по каждому случаю. Кого лечить, кого учить, искали работу, выбивали жилье, привлекали к ответственности семейных дебоширов. Это была реальная, действенная помощь! Поэтому по 30 человек на прием приходили, — рассказывает Маржан Козыбаевна. — Центр существовал за счет бюджетных средств, там работал брист, психолог, нарколог, социолог. Было отдельное здание, очень удобное для женщин. Узнав о закрытии центра, я к тому времени уже была на пенсии, была шокирована: зачем было ликвидировать службу, которая реально работала и приносила неоценимую пользу нашему обществу?».

Выйдя на пенсию, Маржан Кривенцова не растеряла ни опыт, ни знания, ни желания помогать землячкам. Готова помогать советом и делом. Человек редких по нынешним временам  качеств: неравнодушная, ответственная, отзывчивая на чужую беду.

«Когда вслед за нашим адаптационным центром закрыли и ССПС, я предложила использовать мой потенциал и возможности, — говорит Маржан Козыбаевна. — Потому что знаю, как нуждаются в этом наши женщины!  Но в ответ тишина.  Хотя мой опыт в решение социальных вопросов точно мог бы пригодиться».

К слову, именно из Кентау, вернее из его окрестностей — поселка Хантаги — оказалась та женщина, которая взорвала Казнет, записав в сентябре полное отчаяния видеообращение. «Я беременна пятым ребенком, а муж привел третью жену. Сегодня был беташар. У меня вопрос: есть ли у нас закон, защищающий мои права?!» — заявила тогда 26-летняя женщина, которая не знала, каким еще образом обратить внимание на свою беду. Идти за помощью ей действительно было некуда.

Организатора тоя тогда наказали лишь за проведение сборища в период карантина. А судьбой женщины озаботилась Маржан Кривенцова.

«Она к тому времени была уже в Жетысае, уехала с детьми к родителям. Но мы организовали видеоконсультацию для нее, привлекли юристов, прокуратуру, — пояснила Маржан Козыбаевна. — У них уже оформлен развод, ему присудили алименты. Женщину поставили в очередь на получение жилья. Печально, конечно, что бедняжка, преодолев стеснение говорить о таких вещах вслух, решилась на обращение в соцсети. Но, главное, она дала о себе знать».

В том, что проблемы трудных семей нужно решать комплексно, уверен и начальник местной полицейской службы Кентау Адиль Бакашбаев.

«И непременно работа психолога с каждой семьей, где выявлены факты бытового насилия», — высказал вполне обоснованное пожелание подполковник. Только вряд ли осуществимое.

«Психологи нужны со стажем, с опытом, — заметил он. — Теологи тоже нужны, народ у нас религиозный. Нужно объяснять отношение к жене и детям с точки зрения религии».

168 защитных предписаний выписано участковыми в этом году, в четырех случаях повторно, 79 «особых требований». Зарегистрирован один факт нанесения телесных повреждений в семье.

Инспектора по защите прав женщин в Кентау нет, здесь эту должность так же сократили. Эти функции теперь возложены на инспекторов по делам несовершеннолетних. Молодых, часто холостых сотрудников, которые только начинают свою службу в полиции. Поэтому сложные случаи бытового насилия подполковник Бакашбаев берет на себя, лично занимаясь такими семьями.

«Многие женщины, вызывая полицию, затем отказываются писать заявления, хотя муж регулярно скандалит, бьет. Тогда на основании рапорта участкового выносим защитное предписание. Оно работает, если судить по тому факту, что повторное предписание в этом году вынесено только в четырех семьях. Если задеты интересы детей, нарушаются их права, приглашаю родителей на разговор. Объясняю, что будем передавать в суд материалы на лишение родительских прав. Дети будут жить в детском доме, а родители будут обязаны платить алименты государству. Такие разговоры отрезвляют многих.

За повторные случаи насилия в семье в первую очередь спрашиваю с участкового. Он должен посещать эту семью, проводить профилактические беседы, подключать к этому аксакалов, старших родственников, — поясняет начальник МПС. — Почти каждое семейно-бытовое преступление происходит под воздействием алкоголя. Запретить его продажу, к сожалению, не можем, но рейды после девяти вечера, когда по закону уже нельзя продавать крепкие спиртные напитки, проводим. Кроме того, каждый участковый несет у нас личную  ответственность, если на его участке торгуют алкоголем в общественных местах или там, где торговать им запрещает закон».

Собственной наркологии ни в Кентау, ни в расположенном рядом Туркестане нет, поэтому всех любителей спиртного везут в наркологический центр Шымкента. В этом году отправили 34 алкоголиков, из них 16 человек — повторно, уже принудительно по решению суда. А вот женщинам в случае домашнего скандала идти некуда — кризисного центра нет, хорошо, если родственники выручат.

Читайте также: Ранние браки и бесправные жены: Как спасают от домашнего насилия женщин Сарыагашского района

14 инспекторов по делам несовершеннолетних — школьные и зональные — на весь Кентау и его окрестности. Они отвечают сегодня за защиту прав женщин и детей. Так как и мобильных групп реагирования в Кентау тоже нет, то работа по трудной семье максимально усложнена бюрократически: инспектор ИДН отправляет в акимат официальную бумагу. Те в свою очередь, в отдел образования. Затем еще одна бумага уходит в комиссию по делам несовершеннолетних. Каждое ведомство занимается семьей по отдельности. В итоге процесс затягивается.

Но, к чести кентаусской полиции, именно стражи порядканашли живущую в гараже семью из четырех человек. Гульмира Абдужаппарова несколько лет назад ушла от мужа, постоянно распускавшего руки, с двумя детьми.

Жили несколько лет на съемных квартирах. Сердце Гульмиры стало сдавать, ей определили вторую группу инвалидности. Но для этой женщины лечение — удовольствие дорогое.

В карантин она потеряла работу, платить за жилье стало нечем. Ее детей и старенькую маму выгнали со съемной квартиры за долги, пока Гульмира лежала в больнице. Так семья оказалась на улице, а потом в гараже.

После вмешательства полиции, ее поставили в очередь на получение жилья. Пока же приходится снова снимать «однушку» за 35 тыс тенге. Гульмира зарабатывает полторы тысячи тенге в день, торгуя на базаре. Собственную  квартиру женщина ждет, как главное чудо на свете, отказываясь даже от госпитализации. В управлении здравоохранения Туркестанской области пообещали, что как только Гульмира получит ключи от квартиры, ее направят на операцию.

А служба социально-психологического сопровождения семьи в Кентау все же нужна. Этот факт заместитель акима города Бекайдар Алимбетов признает.

«Особенно этот год нам показал, что такая служба нужна, она должна быть в коммунальной собственности, с нормальными помещениями для приема и соответствующим штатом. Мы найдем в бюджете средства на ее содержание. И обязательно ее откроем в следующем году», — заявил замглавы города.

А я записала, чтобы не забыть это обещание.

Алиса МАСАЛЕВА

Проект «Не проходите мимо» создается в рамках программы MediaCAMP Internews

при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID)

Loading...
Жанар Муканова -  пятница, 9 апреля в 03:04
Сердце отдаю детям…
Жанар Муканова -  пятница, 2 апреля в 10:31
Замкнутый круг насилия
Жанар Муканова -  четверг, 1 апреля в 10:47
Когда все фиолетово...

12 апреля, понедельник