Терпи или уходи. Как спасаются от семейного насилия женщины в Туркестане

Уже в сентябре при совете по делам семьи, женщин и защите прав детей партии Nur Otan начнет действовать контакт-центр «Экстренная служба 111». Набрав с любого телефона бесплатный номер 111, женщины и дети, пострадавшие от семейно-бытового насилия, получат помощь. Для женщин Туркестана — областного центра Туркестанской области — этот спасительный номер едва ли единственная возможность защиты.

Терпи или уходи. Как спасаются от семейного насилия женщины в Туркестане
Фото автора

Один из самых древних и удивительных городов Казахстана сегодня преображается на глазах, но права здешних женщин и детей по-прежнему на уровне средневековья.

Найти в Туркестане тех, кто занимается реальной помощью жертвам бытового насилия, а главное, его профилактикой, оказалось делом непростым. Общественных организаций, способных сдвинуть дело с мертвой точки и запустить процесс, в городе нет. Уже год, как в управлении полиции Туркестана сократили должность инспектора по защите прав женщин. Видимо, за ненадобностью.

С начала года участковые инспекторы Туркестана  выписали  свыше 250 защитных предписаний. В семи случаях их требования нарушались. В отношении  нарушителей составлены административные протоколы по статье 461 КоАП РК  и направлены в суд. Кроме того, в специализированный суд Туркестана попали и прошения об особых  требованиях. К 35 гражданам на основании постановления суда  предъявлены особые требования в сфере семейно-бытовых отношений.

«51 участок на 171 тысячу жителей Туркестана — на одного участкового приходится почти 3400 человек. В должностные обязанности входит обеспечение правопорядка по 23 позициям плюс учет по профилактике и надзору, — говорит участковый, капитан полиции Мамырхан Мусаханов. — У нас нет времени  выяснять, что происходит в семьях и почему. Дела, конечно, семейные, но касается ведь всего общества. Дети страдают, вот что страшно».

Алкоголь и безработица — первопричины семейных конфликтов в большинстве случаев, поясняет участковый. При этом наркологической лечебницы  в Туркестане нет, как и центра по работе с агрессорами, который мог бы возвращать обществу после лечения и реабилитации полноценного гражданина.

Мужская безработица в условиях активно строящегося Туркестана — за гранью понимания. Рабочих рук на многочисленных стройплощадках города точно не хватает. Было бы желание.

Одна из таких семей с неработающим по причине карантина отцом семейства пришла в городскую полицию для участия в онлайн-суде. Причина — нарушение защитного предписания, вынесенного участковым Мусахановым после того, как 40-летний мужчина в очередной раз избил жену.

Про свою семейную жизнь 34-летняя Мутабар рассказывает с такой усталостью и безысходностью в глазах. Она уже и не надеется, что когда-нибудь будет по-другому. Изменить ситуацию женщина не в силах. Шестеро детей, общий дом и абсолютная экономическая зависимость — слишком весомые обстоятельства, поэтому одна надежда на то, что полиция и суд образумят мужа. В ответ на ее жалобы он, с утра трезвый, лишь виновато улыбается: с кем, мол, не бывает.

Ситуация этих супругов до боли типична. И точно разрешима, будь в городе мало-мальски работающая служба социально-психологической поддержки семьи (СПС). Эта аббревиатура уже известна во всей районах и городах области — создана служба пару лет назад. Но где-то она действительно работает и дает результаты, а где-то существует лишь номинально. В Туркестане СПС числится при городском молодежном центре. Надо ли говорить, что это явно не на пользу дела.

Мобильная группа, которая, к примеру, весьма эффективна в деле профилактики семейных проблем в Толебийском районе, в Туркестане тоже есть. Вернее, была до недавнего времени. За девять месяцев прошлого года несколько психологов, социологов и юрист проделали масштабную работу, при этом не ограничившись только лишь городом. Выезжали в густонаселенные районы, где проводили тренинги, встречались с женщинами.

«Это была сложная, но очень интересная работа, мы впервые смогли увидеть масштабно истинное положение женщин на юге, — рассказывает психолог Шара Абдирахманова. — Старались работать индивидуально, охватили 82 семьи. Правовая безграмотность, боязнь вслух говорить о своих проблемах и обращаться за помощью и тот самый пресловутый «уят» — с этим в составе мобильной группы мы сталкивались повсеместно. Конечно, такая работа отнимает много сил и времени, но она должна идти на постоянной основе, тогда будет хороший эффект. Мне до сих пор звонят, обращаются те женщины, которых я продолжаю консультировать, хотя мобильная группа давно расформирована».

Помощи пострадавшим от насилия женщинам могло быть больше в Туркестане, если бы удержался на плаву кризисный центр «Шанс», который еще в начале года имел шанс укорениться в областном центре. Но в итоге закрылся из-за отсутствия средств к существованию.

«Опыт работы кризисных центров у нас большой, мы были готовы работать в Туркестане на постоянной основе, помогая женщинам со всей области, — пояснила основатель и руководитель социальной службы «Шанс» в Казахстане Анна Рыль. — Мы обратились за финансированием за счет бюджета, а женщин из-за отсутствия денег на содержание вынуждены были отправить из Туркестана в наши центры в других городах». 

Пока же пострадавшие женщины могут найти временный приют и помощь лишь в кризисном центре «Комек» в Шымкенте. Этот центр числится на балансе области, но содержится за счет небольших траншей из республиканского бюджета. Оснований для выделения средств из областной казны так и не появилось.

33-летняя жительница Туркестана Карима приехала в «Комек» с маленькой дочкой на руках.

Сказала, что боится оставаться в одном городе с семьей, из которой еле убежала. За 11 лет познала все «прелести» рабского положения снохи, когда одни обязанности и нет никаких прав. Замуж выходила без всякой любви и симпатии: засватали, надели платок — и дело с концом. Побои и унижения терпела не только от мужа: в доме всем заправляет свекровь, от которой доставалось больше всего.

Попав в «Комек», Карима вздохнула с облегчением. Но ночами плакала в подушку: троих старших детей — сына и двух дочек — ей не отдали. Видеться им не давали, да и прийти в дом к свекрови бедной женщине духу не хватало.

Измученная, с уставшими глазами — такой я увидела Кариму в первый раз. Дочку она не отпускала от себя ни на шаг. Спустя некоторое время освоилась, ей помогли устроиться на работу в халал-кафе. Впервые в жизни Карима поняла, что значит работать, получать зарплату и распоряжаться самой собственными деньгами. В 33 года. Воспрянула духом, стала увереннее.

На этой неделе она все же решила поехать в Туркестан, заручившись нашей поддержкой.  Отправились вместе с заместителем директора кризисного центра «Комек» Еркином Оразбаевым, выразившим готовность выступить в роли миротворца.

Всю дорогу Карима молчала, настраивалась на предстоящую битву. Чем ближе был Туркестан, тем напряженнее становилась ее маленькая хрупкая фигурка. Она разглядывала в смартфоне фото детей и тем себя успокаивала.

Мне же стало спокойнее после того, как к месту встречи пригласила еще участкового инспектора и психолога. Так надежнее. Как в воду глядела.

Едва подъехали к дому, Карима на трясущихся ногах подошла к воротам. Нас ждал «горячий» прием, который не оставил и тени сомнения в правильности выбора Каримы. Сладить с возмущенной толпой родственников удалось лишь участковому. Трое детей рыдали в голос, но к матери так и не подошли: их уже успели настроить против нее. Вряд ли кто задумался при этом, какой душевной травмой, сильной и очень болезненной, стали ежедневные наветы о том, что «маме они не нужны, она их бросила». Как детям жить с мыслью об этом?! Остроту ситуации попыталась сгладить психолог. Шара Абдирахманова металась между детьми и родителями, успокаивая то одних, то других.

После двухчасовой трагедии с криками, слезами, обвинениями и проклятиями, нашими бесконечными уговорами удалось убедить мужа Каримы выводить детей на воскресную  прогулку в туркестанские парки, давая возможность хоть немного пообщаться с матерью. О большем и речи нет! Попытаться через суд забрать детей? Карима устало покачала головой, зная, что не сможет пойти на это. Слишком уж неравны их силы.

Такова цена выбора женщины жить нормальной жизнью и чувствовать себя человеком. Не терпеть, не прогибаться, зализывая втихомолку раны. Слишком дорогая цена. Но ей не оставили выбора.

Алиса Масалева

Проект «Не проходите мимо» создается в рамках программы MediaCAMP Internews при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID) 

Loading...

18 сентября, пятница