Бил или не бил? Карагандинец заявил, что его жена хайпует на фоне трагедии с Сымбат Кулжагаровой

Ранее карагандинка Мадина Калиева заявила, что стала жертвой физического и морального насилия со стороны супруга. Муж девушки рассказал свою версию семейного конфликта, передает ИА «NewTimes.kz».            

Бил или не бил? Карагандинец заявил, что его жена хайпует на фоне трагедии с Сымбат Кулжагаровой
Фото: pexels.com

Карагандинка ранее поделилась, что абьюзивные отношения продолжаются уже пять лет и она не раз уходила от супруга, но возвращалась к нему из-за детей.

«Каждое утро начинается с матов, потому что его нельзя трогать по утрам, надо молчать в тряпочку. Я не раз получала побои и не могу сказать, по какой причине. Бил меня беременную, душил, швырял об стену. Бил меня со схватками так, что рожать я поехала с огромной шишкой на лбу. Он бил меня, когда я стояла с ребенком на руках. Он бил меня за то, что дети кашляют среди ночи. Если заболели дети, я виновата, потому что не смотрю за ними», — поведала девушка. 

Она утверждает, что все скандалы происходили на глазах у детей и родителей мужа, однако взрослые ничего не предпринимали, чтобы успокоить сына.

На крик о помощи откликнулась глава общественного фонда «НеМолчи.kz» Дина Смаилова и призвала правоохранительные органы взять это дело на контроль.

Позже появилась и версия мужа пострадавшей девушки. В интервью vkurse.kz Марат Калиев заявил, что супруга пытается выставить его деспотом на всю страну.

«Вся история началась тогда, когда она ушла 17 ноября, ее не было две недели. А тут 28 числа она мне пишет, чтобы я забрал старшего сына из бассейна и после отвел в секцию по дзюдо. А секция находится рядом с моим домом. Я забрал ребенка, он у меня переночевал. Где тогда здесь логика, если я такой тиран, изверг? Отпускала бы она своего сына к такому человеку, тем более я не родной отец?» — говорит мужчина.

Он утверждает, что ее сын очень любит его.

Также мужчина считает, что пока тема с покойной Сымбат Кулжагаровой актуальна, его жена решила поиграть на чувствах людей.

«Мадина такой медийный человек, она сидит в паблике Preggie всю свою жизнь и описывает каждый свой шаг. Это говорит только о том, что она, имея такую активность в социальных сетях, давно могла рассказать всему миру, какая у нее тяжелая судьба. Почему она это делает именно по горячим следам трагической истории?» — возникает вопрос у Марата Калиева.

Читайте также«Моя дочка была психически здорова»: Отец Сымбат Кулжагаровой обратился к Токаеву

Мужчина считает, что кто-то натолкнул ее на такой поступок: на фоне этого ажиотажа со смертью казахстанки можно сделать собственную пиар-историю, чтобы выглядеть в глазах социума некоей жертвой. 

«Участковый взял с меня объяснительную. А насчет побоев я написал, что мне неизвестно. У нее не зафиксировали никаких телесных повреждений, и она сама упоминает, что доказать факт избиения не может», — рассказывает он.

Как говорит Марат, первые полгода семейной жизни у них все было хорошо. Но потом он начал замечать постоянную ложь со стороны супруги.

«Говорила мне, что на лекциях в университете, а сама пропадала и придумывала разные истории, хотя была в положении. Уже в то время я был настроен на развод, но отец остановил меня, потому что у нее был маленький ребенок, и она была беременна», — вспоминает мужчина. 

Карагандинец обратился в ювенальный суд по делам несовершеннолетних с иском об определении места жительства детей и также готовит иск касательно заявлений жены.

«Мадина выкладывала в своих постах мои персональные данные — мою фотографию, адрес проживания, разумеется, это нарушение моих прав, и я против того, что все это в открытом доступе», — намерен судиться Марат Калиев.

Loading...
Айнур Оразбекова -  пятница, 22 октября в 03:29
Умка и Бульдозер: Чем запомнились акимы Южного Казахстана за 30 лет
Жанар Муканова -  вторник, 19 октября в 02:13
Оазис в центре Казахстана
Редактор -  воскресенье, 17 октября в 04:58
«Игра в кальмара» по-казахстански
Айнур Оразбекова -  пятница, 15 октября в 03:50
Новая пятилетка – старые проблемы: Шымкент и его 15 акимов