+7 (7172) 308 571

<
Написать нам в WhatsApp: +7 (707) 888 02 16
22.12.2017 в 12:12
Екатерина Мостовая

Екатерина Мостовая

«Обманули и залечили в центре онкологии в Астане»: Муж парализованной пациентки заявил на врачей

<span class="kluch">«Обманули и залечили в центре онкологии в Астане»:</span> Муж парализованной пациентки заявил на врачей Фото взято с сайта NewsONE

Житель Павлодара Евгений Шершенюк рассказал крайне странную историю лечения его супруги в национальном научном центре онкологии и трансплантологии в Астане. Мужчина подозревает, что лечащий хирург центра специально обманул их, пообещав «операцию от корейских специалистов», потому что хотел «раскрутить» семью на деньги. Более того, Евгений обвиняет докторов еще и в том, что его жена осталась инвалидом после операции, передает ИА «NewTimes.kz».

Свой пост мужчина опубликовал в группе «Астана – Что? Где? Когда?» в Facebook’е.

«Все началось с того, что моей супруге Петушковой Дарье не смогли поставить точный диагноз в нашем городе (Павлодаре), и она обратилась в научный центр трансплантологии и онкологии в Астане. Там ей поставили предварительный диагноз - «доброкачественная опухоль печени», и сказали, что нужно оперироваться. Хирург-гепатолог, у которого она была на консультации, как раз собирался на конференцию в Корею и захватил результаты ее обследований с собой, чтобы посоветоваться с опытными иностранными коллегами. По приезде он связался с Дарьей, сказал, что в Казахстане нет хирурга, который сможет прооперировать ее (ей нужно было, по его словам, удалить 6 сегментов печени из восьми), и поэтому для проведения операции приедет хирург из Кореи. Также он сказал, что ждет ответа, когда этот специалист сможет приехать», — пишет Евгений. 

Как утверждает мужчина, через три недели после этой беседы, 7 ноября этого года, «хирург снова вызвал Дарью для беседы и сказал, что корейцы уже приехали и будут проводить операции до 27 декабря, поэтому необходимо поторопиться с получением квоты». 

«Когда моя жена почти оформила все необходимые документы и сдала анализы, он написал, что закончились деньги и операции приостановлены. Предложил оперироваться за свой счет (стоимость такой операции должна была составить около 800 тыс тенге). Дарья сказала, что подумает, и передала документы для получения квоты. Квоту государство ей выделило в течение нескольких дней! Деньги были, финансирование никто не приостанавливал! Госпитализацию назначили на 4 декабря. После поступления в больницу к ней в палату зашли иностранцы с переводчиком, сказали, что операцию будут проводить 5 декабря и что постараются сделать небольшой разрез. Мы были очень рады, что у нас так здорово налажены связи с другими странами, поэтому есть возможность провести такую сложную операцию у нас, с привлечением иностранных специалистов, а государство еще и оплачивает это!» — пишет супруг пациентки центра.

Как вспоминает Евгений, после операции (около 18:30 5 декабря) хирург сказал родственникам, что «Дарья спит, и спать будет еще очень долго – до утра точно». 

«При этом он почему-то начал «оправдываться» и безостановочно говорить, что он якобы отговаривал ее от операции, говорил, что с этим можно жить. Сокрушался, «зачем же она пошла на операцию» … Мы сначала не придали этому значения. Хотя вспомнили, что на самом деле он говорил ей, что заболевание не лечится медикаментозным путем, что опухоль может в любой момент лопнуть, и она умрет от внутреннего кровотечения. Моя супруга постоянно жаловалась на боли в области печени, ее рвало после приема пищи и тошнило. А еще хирург прислал на WhatsApp фотографии моей жены, разрезанной на операционном столе, и удаленного участка печени. Помимо этого, он сообщил, что провести операцию в полной мере не получилось, и они удалили только 2 сегмента, а остальную часть опухоли оставили», — рассказывает Евгений.

По его словам, уже на следующее утро, 6 декабря, врачи-реаниматологи сообщили, что у женщины начались «инсультные атаки».

«Причем они не знают, когда именно это началось. Они сказали, что, возможно, даже во время операции. В итоге у нее случился обширный инсульт, в лобной части мозга образовались участки инфаркта. Парализовало правую сторону ее тела, она не может говорить, не может самостоятельно кушать, потому что связки, отвечающие за глотание пищи и жидкости, тоже парализованы. Помимо этого, врачи сказали, что у нее произошло спадание легких (пневмоторакс). Расправить легкие удалось, но она до сих пор подключена к аппарату искусственной вентиляции легких. Немного позднее она смогла сама дышать, и ее отключили от аппарата. И вот в субботу в отсутствие заведующего реанимацией и опытных врачей медперсонал решил ее напоить (или накормить – я до сих пор так и не понял). В результате вся эта жидкость залилась ей в легкие, и она снова чуть не умерла! Ее успели откачать, снова подключили искусственную вентиляцию и сказали, что потребуется еще одна операция – теперь уже по установке трубок через трахею в легкие, чтобы откачать ту жидкость, которую они туда залили», — пишет Евгений.

Мужчина приехал к своей жене в больницу в тот же день. И дальше, как вспоминает сам Евгений, «показания» медперсонала начали бесконечно расходиться.

«Мне рассказали, что ее не кормили, а поили. На следующий день сказали, что до этого, в пятницу, ее поили, и все было хорошо, поэтому в субботу решили накормить, но что-то пошло не так. Еще позже сказали, что ее и кормили, и поили до этого, а в этот раз не получилось. Помимо этого, озвучивалось несколько версий - кто-то из медперсонала говорил, что ее кормили (поили) в тот день из ложки, кто-то - через зонд, а кто-то - через шприц без иголки. Что же произошло на самом деле - я, конечно, выяснить не смог, и до сих пор мне никто не разъяснил данную ситуацию», — сокрушается Евгений.

Но, как оказалось, на этом история не закончилась – появились новые любопытные детали.

«Самое интересное: оказалось, что операцию на печень ей проводили врачи национального научного центра онкологии и трансплантологии! Никаких корейцев не было, их приезд не планировался! Мою супругу ввели в заблуждение, пытались подтолкнуть к операции за свои деньги, пугая тем, что иначе она не успеет попасть к корейцам (которых не существовало). Хотя государство, как я уже писал, выделило квоту очень быстро! Когда я пришел с этим вопросом к хирургу, он сказал, что такого вообще не говорил, и моя жена все это придумала. Про приход иностранцев перед операцией они якобы были не в курсе (ни хирург, ни заведующий отделением). Потом хирург отлучился ненадолго и привел молодого врача, который сказал, что это были преподаватель из соседнего здания со студентами – американец корейской национальности», — вспоминает Евгений. 

У мужчины осталось много вопросов. Он сокрушается и по поводу поведения врачей после операции, и относительно того, существовали ли корейские специалисты. И самое главное, что волнует сейчас Евгения, – кто поможет его супруге в дальнейшей реабилитации? 

«Почему мою супругу не вывели из наркоза сразу после операции, чтобы проверить ее состояние (в ее анамнезе много предрасполагающих факторов, которые могли дать осложнения после инсульта)? В реанимации мне сказали, что она поступила туда в состоянии глубокого наркоза, и инсульт был обнаружен только утром, когда она начала приходить в себя. Надевали ли ей компрессионные чулки, которые она сама брала с собой в больницу? Насколько я знаю, после таких операций чулки должны быть на пациенте две недели, как минимум! 7 декабря их на ней не было. Зачем ей начали заливать что-то, не проверив, способна ли она глотать после обширного инсульта, и в отсутствие компетентных специалистов? Кстати, теперь, после попадания жидкости в легкие, у нее развилась пневмония! Зачем ее обманывали по поводу корейцев? И самое главное – нам даже не хотят помочь с дальнейшей реабилитацией! В данный момент она даже помочиться не может самостоятельно – у нее катетер. В ее горле установлена трубка для самостоятельного дыхания. Кормят ее через зонд в носу, т.к. она не может самостоятельно кушать. И она еще плохо себя чувствует. При этом ее собираются переводить в общую палату в ближайшее время! Со всеми катетерами! В общую палату! В общих палатах отделения гепатологии лежат по 5-6 человек. Таких палат – несколько. И на всех – всего 2 дежурные медсестры! Понятное дело, что должного внимания она там не получит. При этом после обширного инсульта в течение месяца сохраняется опасность повторного приступа. В общей палате хирургии вряд ли это заметят сразу!» — беспокоится Евгений.

Он просит обратиться к нему тех, кто сталкивался с аналогичной ситуацией.

В корпоративном фонде «University Medical Center», куда корреспондент ИА «NewTimes.kz» обратилась за комментарием, сейчас изучают заявление павлодарца Евгения Шершенюка. Свое видение ситуации в пресс-службе фонда пообещали озвучить позже.

Самые интересные новости в нашем Telegram-канале


Редакция

ИА «NewTimes.kz» ЗАПРЕЩАЕТ копировать и перепечатывать материалы агентства с пометкой «Эксклюзив», а также их фрагменты. ЗАПРЕТ распространяется на все зарегистрированные СМИ, а также паблики в Instagram. Полное воспроизведение или частичное цитирование других материалов агентства допускаются только при наличии гиперссылки на ИА «NewTimes.kz» в первом абзаце. Фото- и видеоматериалы могут быть скопированы и размещены только с подписью «NewTimes.kz». Использование материалов ИА «NewTimes.kz» в коммерческих целях без письменного разрешения агентства не допускается.

© 2013-2018, «NewTimes.kz». Все права защищены.
Об агентстве. Правила комментирования. 
Реклама на сайте

Мы в соцсетях

       

Приложения Newtimes для:
iPhoneAndroid

    Яндекс.Метрика