«Әйел тендігі», алашевцы и училище в ханской ставке: Как зарождался феминизм в Казахстане

Как бы ни пугало слово «феминизм» приверженцев патриархального строя, историю не перепишешь. Развивать гендерное равенство казахи начали еще в далеком XIX веке. Как женщины заработали свои права, стали образованными и провели первый митинг в 1907 году — в материале ИА «NewTimes.kz».

«Әйел тендігі», алашевцы и училище в ханской ставке: Как зарождался феминизм в Казахстане
Иллюстрация: boktudakorgonemessin.info

Два месяца назад наступил 2020 год, и пока космические корабли бороздят просторы Вселенной, слово «феминизм» до сих пор пугает казахстанцев. Оно обросло мифами, стереотипами и страшными ассоциациями.

«Википедия» предлагает такое определение феминизма — спектр идеологий, политических и социальных движений, направленных на достижение равенства политических, экономических, личных и социальных прав для женщин.

«Феминистские движения и в прошлом, и в настоящем борются за права женщин — избирательное право, право занимать государственные должности, право на труд и равную оплату, право на собственность и образование, равные права в браке, право на отпуск по беременности и родам, право на телесную автономию и неприкосновенность», — гласит мировая энциклопедия.

И когда казахстанцы восклицают, что феминизмом на казахской земле никогда и не пахло, они серьезно заблуждаются. На самом деле продвижение гендерного равенства началось как минимум в 1880-е годы.

В 1883 году в ханской ставке появилось начальное училище, куда приняли 20 казахских и русских девочек, рассказывает портал e-history.kz.

«Идея эмансипации казахских женщин получила политическую и публицистическую апробацию благодаря деятельности Алихана Букейханова, Ахмета Байтурсынова, Миржакыпа Дулатова и их единомышленников в 1905-1917 годы», — говорится в статье.

Позже открывались новые школы для девочек, а существовавшие ранее совершенствовались. В итоге образовательные трансформации привели к тому, что девушки смогли получить высшее и среднее образование, вдобавок овладеть иностранными языками.

Зная различные языки, девочки могли поступать как в российские, так и европейские университеты.

Но на этом эмансипация не остановилась: стали зарождаться женские движения. 18 марта 1907 года в Семипалатинске прошел первый женский митинг. Спустя четыре дня прошло общегородское собрание женщин, которые обсуждали «устав нарождавшегося общества трудящихся женщин».

Потом были съезды работниц, ликвидация неграмотности среди женского населения, вовлечение женщин в политическую активность… В июне 1925 года существующую газету реорганизовали в журнал «Әйел тендігі» («Равноправие женщин»).

В 1917 году после революции продвижением женских прав активно стали заниматься алашевцы. Программа их партии утвердила женщин в правах на образование и участие в общественной жизни.

В первые годы после установления советской власти с гендерным равенством все было неплохо, однако уже в 1930-е годы тенденция пошла на спад. Теперь женщины Казахстана начнут активную деятельность только в 1980-е годы.

«Когда найдешь токал?»

В период перестройки в Казахстане появилась масса организаций по женским вопросам. Например, в 1993 году появилась феминистская лига — первая женская организация, созданная без участия и поддержки государственных структур. Кстати, лига издавала еще и газету для девочек «Мальвина».

Перед выборами президента 1999 года появилась коалиция женских организаций, которая выдвинула предложение — ввести 30-процентную квоту для женщин во всех структурах управления, но эта идея не особо впечатлила власти.

Читайте также: Дамы, вперед: Откроет ли Казахстан доступ женщинам к власти?

Мы решили опросить для примера женщин-казашек в возрасте от 18 до 60 лет и выделили из их ответов главные  проблемы, с которыми сталкиваются казахстанки, но уже в современном мире.

«Меня беспокоит вопрос неприкосновенности и безопасности. Я не чувствую себя спокойно, когда сажусь в такси, захожу в подъезд или прохожу мимо группы мужчин. Я хочу, чтобы за насилие и домогательства наказывали строго», — Мадина, 25 лет.

«Мне не нравится, что многие говорят, будто женщины нужны для бесконечного размножения и готовки. Я окончила школу и хочу получить образование — я мечтаю быть ученой. Хочу быть биологом, делать исследования и писать диссертации. А завершить это все грандиозным выступлением с трибун ООН. Рожать детей мне абсолютно не хочется, а выходить замуж в 18 — самое глупое, что можно сделать в своей жизни», — Аделя, 18 лет.

«Как вам сказать… мне не нравится, что по нашим меркам старость наступает рано. Мне 60 исполнилось недавно, я еще полна сил, но когда я говорю, что хочу поехать в путешествие одна, мои дети превращаются в тиранов. Дочь говорит, что в 60 стыдно ходить на фитнес и общаться с мужчинами. «Зачем мы тебе внуков нарожали?» — спрашивает она сразу. А я и не просила об этом, я чувствую себя молодой», — Айгуль, 60 лет.

«Как только мне исполнилось 40, моего мужа стали донимать вопросом: «Когда найдешь токал?» Друзья настолько часто повторяют это, что он даже начал об этом задумываться. Говорит, что его дедушка жил с двумя женами и все было хорошо. Успокоился только, когда я пригрозила разводом. Считаю, что токал — это пережиток прошлого, в том виде, в каком есть сейчас, — это исключительно неверность супругам», — Дина, 43 года.

«Сейчас для меня более всего актуальна тема карьеры. Я сталкиваюсь с дискриминацией, возгласами руководителей о том, что мне лучше не быть начальницей, потому что у меня дети. Я уж молчу про то, что у нас почти нет женщин-чиновниц. При этом мне кажется, что чиновники только в гендерном балансе могут благотворно влиять на общество. Потому что их подходы будут лишь подспорьем друг другу. Но отчего-то наше правительство боится женщин во власти, видимо, не хочет, чтобы закрылся доступ к бюджетным деньгам», — Ляззат, 35 лет.

Читайте также: После скандального заявления Dequine вскрылась глобальная проблема многих казахстанок

Но активистки фем-сообществ неустанно бьются со стереотипами и давлением на женщин, а общественницы помогают тем, кто уже пострадал.

Например, кризисные центры спасают женщин, сбежавших с детьми в охапку от агрессивных мужей. Фонд «НеМолчи» помогает жертвам сексуального насилия, сопровождая их в полиции, судмедэкспертизе и судах.

Специальные центры и исследователи изучают положение женщин в стране, например, их видимость в политической и общественной деятельности.

Есть и медицинские объединения, которые помогают женщинам, например, инвалидам либо тем, которые воспитывают детей с ментальными и физическими нарушениями.

Читайте также: Кто заботится о жертвах преступлений в Казахстане?

В Казахстане громче всего о себе заявляют движения Feminita, «КазФем» и «ФемАстана». О ракурсе каждого из них можно узнать в открытых источниках.

«В сентябре от акимата города Алматы был получен положительный ответ о проведении согласованного феминистского митинга. Заявления подавались от лиц участниц движения «КазФем». Перед согласованием заявительницы получили 35 отказов. Сам митинг был организован группой «КазФем» и состоялся 28 сентября 2019 года и стал первым санкционированным феминистским митингом в Казахстане. Прошел он под лозунгом «Права женщин — права человека». Участие в организации приняли также инициативные группы «НеМолчи» и FemPoint. Основной повесткой было искоренение насилия по отношению к женщинам. По данным «КазФем», мероприятие посетило около 150 человек», — говорит «Википедия».

Женщины все громче заявляют о себе и своих правах, но немалая часть населения по-прежнему тяготеет к патриархальному устою, а продвигающие его институты процветают и развиваются.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Loading...

31 марта, вторник