Пандемия разлуки: Как коронавирус испытал на прочность казахстанские семьи

Эпидемия коронавирусной инфекции сказалась не только на экономике страны и здоровье населения, но и межличностных отношениях. Кто-то самоизолировался с семьей, в попытках обезопасить себя и своих близких от вируса, а кто-то расстался с членами своей семьи из-за закрытия городов и стран. Корреспондент ИА «NewTimes.kz» Зифа Хабирова рассказывает истории казахстанцев, которых блокпосты и эпидемия разлучили c родными людьми.

Пандемия разлуки: Как коронавирус испытал на прочность казахстанские семьи
Фото: freepik.com

Дорога была неизвестной

Светлана Третьякова со своими двумя детьми планировала отдохнуть от городской суеты на весенних каникулах в деревне у родителей, но «отпуск» затянулся.

«Конечно, у меня была паника и страх, думаю как у основного населения. Переживание за мужа, который остался в столице, переживание за родителей, потому что они самый уязвимый возраст для заражения. Неделя осмысления и переоценка ситуации длилась вечно, но успокоившись, поняла, что здесь у родителей в небольшом поселке вдалеке от массы людей мы в безопасности», — рассказывает Светлана.

Пока женщина проводила карантин с детьми и домашними питомцами в деревне, ее супруг ненадолго вернулся к «холостяцкой» жизни в изолированном городе.

«Ежедневное общение с мужем онлайн, я на связи и мы вместе готовим, он в первый раз жарит мясо. Узнает внутренности всех наших шкафов, возможности интернета и долгожданного отпуска,  где никто тебя не трогает и ты предоставлен сам себе», — вспоминает собеседница.

Сразу после снятия блокпостов Светлана вместе с младшим сыном решилась вернуться в Нур-Султан, так как ей было необходимо выйти на работу.

«Дорога была неизвестной. Мы проехали 4 поста контроля и были в недоумении, запустят нас в город или нет. Так как мы прописаны в городе нас запустили, но многих отправляли назад и не впускали в город. Приехали с сыном домой, нас ждал вкусный обед и долгожданная встреча с мужем. Было трепетно и волнительно. И ощущение как гора с плеч», — отметила женщина.

Маму увидел, а мамы рядом нет

Кира Каниболодская – мама 10-летнего Матвея, своего сына она называет ласково – Мот. Женщина переживает тяжелую разлуку с мальчиком, которого не видела уже третий месяц. Матвей – гостит у своих бабушки и девушки в Караганде. Своего сына Кира отвезла к родителям отдохнуть.

«Я не скрывала и не скрываю, что скучаю по ребенку и продолжаю скучать. У родителей частный дом и я понимала, что там ему будет гораздо лучше, чем сидеть здесь в четырех стенах квартиры. С учетом его особенностей, это плохо будет влиять на него, на его особенности развития, на его поведение, потому что у меня особенный ребенок, у него атипичный аутизм», — рассказывает она.

Кира призналась, что карантин заставил переосмыслить вопрос безопасности жизни своей семьи.

«Я продолжаю любить своего ребенка и своих родных, рада, что они есть в моей жизни. Связь матери и особенного ребенка она сильная, мы способны чувствовать друг друга на расстоянии. Он знает, что мама его очень любит, очень скучает, с таким ребенком очень сильна обратная связь», — отмечает женщина.

 «Наш центр закрыли, а наша няня была переведена в другое отделение нашего центра, где она находится круглосуточно. У нас режим как в детском саду: с утра я привела сына, вечером забрала. Соответственно за ребенком некому было бы даже смотреть, сидеть рядом с ним не работая, я тоже не могла, потому что нужно обеспечивать себя, сына, нашу семью, поскольку я его одна воспитываю. Я приняла решение, что его отвезу, но не думала, что все так надолго затянется. Забирать его сюда во время карантина, во время ЧП не имело смысла, за ним некому было бы смотреть, обеспечить должный уход, заботу и это того б не стоило. Я бы дергалась на работе, не зная, что происходит дома, потому что он может навредить себе, подойти включить плиту, достать нож и что-то нарезать себе, куда-нибудь залезть, он любит открывать балконы и окна. Это было бы опасно для его жизни», — отмечает Кира.

Связь с сыном и родителями она поддерживает с помощью мессенджеров.

«По видеозвонку стараюсь не звонить ему, потому что знаю, что он расстроится. Маму увидел, а мамы рядом нет. Когда я звонила, он улыбался, но убегал, не любит видеозвонки, любит живое общение, когда мама рядом, когда маму можно поцеловать, обнять, повиснуть на ней, объяснить ей что-то.

Родители говорят, что его поведение ухудшилось из-за того, что он скучает, он начала вредничать, капризничать, показывать характер. Близкие мне рассказывали, что когда проезжает машина, сын это слышит и бежит к окошку, думает, что приехала мама. Также и моя собака, когда слышит, что возле дома останавливается машина, пес бежит к окошку, выглядывает и ждет, что придет наконец-то хозяйка, наверное, это самая чистая и глубокая любовь детей и домашних животных, которые любят тебя просто за то, что ты есть в их жизни», — делится собеседница.

Кира рассказала, что уже на этой неделе поедет к сыну.

Считала дни до встречи

Диля Абдугафарова отправилась со своим 3-месячным сыном Эмиром в Тараз, показать малыша родне, но поездка обернулась для молодой мамы долгой разлукой с супругом.

«В середине декабря купили билеты на 16 марта, и после нашего приезда на юг начинается карантин. Мы 2,5 месяца находились с мужем в разных городах: он в Астане, я в Таразе. В первой половине карантина мы предполагали, что все закончится, и мы улетим, очень надеялись на это, ну как назло все дороги, авиалинии перекрыли на карантин. Но это не самое ужасное, мы 3 раза покупали билеты, так как ЧП продлевали 3 раза», — вспоминает девушка.

Диля признается, что карантин по разные города с супругом стали для их союза испытанием на прочность, которое они прошли.

«За время карантина, то и слышишь, что разводов стало больше. Я думала, вот глупые, я бы все отдала лишь бы сейчас обнять мужа. Каждый день переписки, видеозвонки, он очень сильно скучал по нам, особенно по малышу, ведь не успел родиться, а уже мы уехали и так надолго. Мы обычно даже на 3 дня друг без друга не могли, а тут такое... Но любить я его не стала меньше, а наоборот считала дни до встречи, если даже не часы», — делится она.

Со своим супругом Тимуром Диля созванивалась каждые три часа.

«Нашего малыша зовут Эмир, на время отъезда ему было 3 месяцев, а когда прилетели домой, ему было 6 месяцев. Многое пропустил наш папа, не увидел, как он сидит, смеется, играется... Вот что карантин заставил нас пережить, сейчас говорю об этом с улыбкой, но тогда было очень грустно», — констатирует собеседница.

Девушка с нетерпением ждала 11 мая, чтобы вернуться с сыном в Нур-Султан к мужу.

«Как все начало налаживаться мы купили билеты и ждали этого долгожданного дня. Столько мыслей в голове: а если не получится? А если нас заразят? А вдруг я не долечу? У меня была паника до самого приезда. Ведь 2,5 месяца прошло и ожидать можно, что угодно...  Но мы прилетели благополучно и, наконец-то, этот момент, мы снова вместе», — радостно рассказывает она.

Никуда не поедем в отпуск

Зиляра и Ралиф вместе уже более 20-ти лет, но настоящую ценность брака ощутили во время самоизоляции, когда впервые вынужденно расстались на 3 месяца.

«Супруг – вахтовик, и так всю жизнь только по полгода дома бывает – месяц дома, месяц на работе. С мужем не виделись с начала февраля, ждали по графику в марте, но тут пандемия, закрытие границ с Россией, куда ездит муж. Ралиф волну коронавируса переждал там же, сюда в Казахстан его не впустили. Конечно, страшно было, мы ведь не молодые, в группе риска, мало ли что может случиться, не дай бог! Благо, родственники приютили, поддержали. Вечерами выходили в эфир по ватсапу. Звоню им, они всей семьей ужинают, капусту квасят, телевизор смотрят, огород капают и засаживают, а мы с сыном дома вдвоем», — рассказала женщина.

Собеседница отметила, что с возрастом разлука чувствуется более остро.

«Скучала, переживала за него, за нас. Больше одна оставаться не хочу. Сейчас он снова вышел на работу и ближайший месяц снова не приедет домой и так до июля. Мне он по телефону как-то сказал: «Зиля, скучаю, давай никуда не поедем в отпуск, дома будем сидеть, дети на каникулы приедут», — добавила она.

Loading...
По теме: