четверг, 6 октября, 2022
icon
470.06
icon
466.68
icon
7.91
Алматы:
icon
10oC
Астана:
icon
7oC
Подпишитесь на нас:
Официальный интернет-ресурс Центральной избирательной комиссии Республики Казахстан
Эксклюзив Редактор
1 сентября, 2022, 21:17

Дело «Астана ЛРТ»: Попытка №3

Очередное главное судебное разбирательство по делу «Астана ЛРТ» назначено на 13 сентября 2022 года. Такое постановление вынесла сегодня, 1 сентября, судья специализированного межрайонного суда по уголовным делам Виктория Семенова, передает корреспондент ИА «NewTimes.kz» Татьяна Мозговых. Предварительные заседания проходили с 25 августа по 1 сентября.

За 7 дней предварительных заседаний в деле появился новый обвинительный акт и дополнительные материалы дела (не было в описи), которые суд, несмотря на сопротивления защиты, все-таки приобщил. А адвокат Нурсултан Иманкулов успел дважды заявить отвод председательствующему судье, но безрезультатно.

Дело «Астана ЛРТ»: Попытка №3

Фото: ИА «NewTimes.kz»

28 мая 2021 года судья Кажмукан Мекемтас, после полугода судебных заседаний вынес обвинительный приговор в отношении проектировщиков линий ЛРТ, БРТ и интеллектуальной транспортной системы. Сроки наказания для подсудимых составили от 7 до 10 лет тюрьмы. Однако 7 октября 2021 года апелляционная коллегия отменила приговор и вернула дело прокурору, для устранения существенных нарушений. Их, к слову, было довольно много.

В ходе предварительных заседаний адвокаты подсудимых просили либо вернуть дело прокурору для устранения процессуальных нарушений, либо прекратить уголовное преследование в отношении них совсем. При этом, защитники все время обращали внимание суда, что прокуратура проигнорировала требования апелляционного суда, и мало того, что не устранила прежние ошибки, но и совершила новые. Суд, в свою очередь, с доводами защитников не согласился, а в действиях прокуратуры не увидел серьезных нарушений.

«Адвокат Оразалин выступая в суде, сказал: «суд не может заставить прокурора устранить процессуальные нарушения», в связи с чем он настаивал на удовлетворении своего ходатайства прекращении уголовного производства по делу. Но такое решение о прекращении уголовного дела может быть по существу рассмотрено только в ходе главного судебного разбирательства, потому что в этой части требуется исследование доказательств и их оценка в соответствие с требованием УПК», — пояснила судья Виктория Семенова.

Один из главных аргументов защиты в пользу возврата дела прокурору было выделение из дела «Астана ЛРТ», в отдельное производство материалов о деятельности иностранных компаний, которые выполняли роль главных подрядчиков проектов ЛРТ, БРТ, ИТС и получили 90% всех финансовых средств. Деньги поступали на их счета, а они уже расплачивались со своими субподрядчиками и партнерами (казахстанские компании). Однако на скамье подсудимых оказались как раз партнеры.

Странность заключается в том, что судя по обвинительному акту, именно иностранные компании были главными помощниками в хищении 5,8 млрд тенге, но суду они почему-то не преданы, а дело в отношении них выделили в отдельное производство, и возможно будет рассматриваться отдельно (защита сомневается, что дело иностранных компаний вообще дойдет до суда).

Более того, ранее судья Абай Кокжалов назвал подобное разделение незаконным. В 2021 году материалы по иностранцам были в деле «Астана ЛРТ», а вот материалы по Талгату Ардану и Канату Султанбекову – отдельно. В 2022 году после возвращения дела прокурору, все изменилось: материалы по беглецам добавили, а вот документы имеющих отношение к компаниям с мировым именем исчезли.

«Мне непонятно, почему апелляционным судом постановление Тюлебаева о выделении дела в отношении Султанбекова и Ардан было признано незаконным. А вы, суд первой инстанции, говорите, что я должна была обжаловать постановление о выделении дела в отношении иностранных компаний, — возмутилась после оглашения решения адвокат Сауле Акатова. — А почему вы мотивируете, что это постановление не обжаловано. Апелляционный суд же сам оценку дал, что вам помешало это делать, я не понимаю. Куда я должны была еще обжаловать? Почему у апелляционной коллегии это существенное нарушение, а у вас нет. Вы же на то и суд, чтобы дать этому оценку. Не пойму почему у вас подход с апелляцией разный?»

Читайте также: Адвокат Ардана не знает, где он находится: «В КНР, Астане, Канаде?»

«Вся оценка доказательств будет производиться только по итогам судебного следствия. Закон требует, что все исследованные в суде доказательства подлежат оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности. А все собранные доказательства в совокупности достаточности для рассмотрения уголовного дела по существу. В данный момент суд первой инстанции не имеет право высказываться относительно допустимости или недопустимости каких-то процессуальных действий и доказательств. Это в корне не правильно, потому что на предварительном слушании эти процессуальные действия и доказательства по факту не исследуются», — ответила адвокату судья Семенова.

Кроме того, Семенова отказала адвокатам в просьбе изменить меру пресечения их подзащитным на любую, не связанную с лишением свободы. При этом, пять подсудимых из девяти (двое в бегах, двое на домашнем аресте) находятся в следственном изоляторе более 34 месяцев. И если пересчитывать их срок заключение, а обычно считают 1 день в СИЗО за 1,5 дня (в некоторых случаях 2 дня) тюрьмы, получится что они отсидели от 4,5 до 5,5 лет (смотря как считать). И если, по первому приговору в отношении проектировщиков, сроки заключения составили от 7 до 10 лет, то еще немного и они отсидят срок по обвинению, которое еще не доказано.

«Мера пресечения отменяется, когда в ней отпадает необходимость, или изменяется на более строгую или мягкую, когда меняются правовые основания для этого. Но таких оснований изменить или отменить меру пресечения подсудимым суд не усматривает, потому что в мере пресечения необходимость не отпала.

Что касается сроков содержание по стражей, то здесь законодатель разграничил время нахождения под стражей в период судебного расследования и период ознакомления с материалами дела. В срок засчитывается то время, когда подсудимый находится под стражей на стадии досудебного расследования. В этот срок не входит время на ознакомление с материалами дела.

К сожалению, время на ознакомление потрачено столько же, сколько подсудимые находились во время досудебного разбирательства. Но этот срок и время содержания на период досудебного расследования и врем содержания в период ознакомления с материалами уголовного дела будет учитываться при назначении наказания», — пояснила судья и напомнила, что максимальный срок содержания под стражей допустимый в Казахстане – 12 месяцев (трое, даже по этим подсчетам находятся в СИЗО уже 11 месяцев).

Читайте также: «Слишком далеко зашли»: На строительство LRT нужно еше 577 млн долларов

Подсудимые и адвокаты с таким решением суда не согласились и сообщили, что будут подавать апелляционные жалобы. Впрочем, главное судебное разбирательство назначено на 12 сентября. Планируется, что заседания будут проходить ежедневно.

В статье:
Что думаете об этом?
Написать комментарий
Эксклюзив
Интервью и мнения