+7 (7172) 30 85 71

Написать нам в WhatsApp: +7 (707) 888 02 16
23.08.2016 в 09:05

Как «залетевшая» в Казахстане девушка-гастарбайтер подарила своего младенца апашке

Эту историю в редакцию ИА «NewTimes.kz» прислала читательница.

В поезд взобралась апашка. Шумные родственники разложили вещи по полкам, расцеловали ее на прощание и удалились. За чаем апашка сказала, что живет с дедом в ауле, как полагается, вместе с семьей младшего сына. Когда-то они вырастили десять детей, всем дали образование, женили, выдали замуж. Теперь радуются внукам.

Будто подслушав, в купе забрел чей-то ребенок. Апашка умилилась, угостила его конфетой. И рассказала эту историю.

«Все в моей жизни складывается хорошо. Но одна боль не отпускала долго. Помню тот черный день, когда моя старшая дочь объявила, что уезжает после учебы по распределению в далекий северный город. Я поняла, что теряю ее. Она могла попросить распределения в наш аул, вышла бы замуж, но она выбрала другой путь.

А потом СССР развалился. Бюджетникам не платили зарплату. Нам с мужем трудно было поднимать остальных детей. И моя старшая дочь из сил выбивалась в чужом городе, но регулярно высылала нам деньги. Потихоньку всех устроила. Дети закончили учебу, создали семьи, обзавелись домами. Только моя старшая дочь не создала семью. Ведь она все время думала только о нас.

Хоть и неловко было, но я говорила дочери, чтобы она кого-нибудь родила. Но она махала рукой. В какое-то время дочь стала интересоваться усыновлением детей. Но дела не давали ей сосредоточиться, а бюрократическая волокита в органах опеки разочаровала окончательно. Законы стали очень суровыми. В усыновлении младенцев начали видеть покупку и продажу детей. За эти дела некоторых людей даже в тюрьму посадили.

Но я не теряла надежды и все время молилась. Я всегда верила, что Всевышний подарит нам ребенка. И Бог услышал мои молитвы. Родственница познакомила меня с девушкой, которая приехала из соседней республики, и работала вместе с другими своими соотечественницами в теплицах. Эту девушку обманул местный парень. Она забеременела. Еще чуть-чуть и живот могли заметить ее товарки. Было поздно делать аборт. Ей самой этого не хотелось. Девушка не желала убивать дитя. И тогда у меня возник план.

Я привела девушку в дом одного из сыновей. И попросила невестку, жену этого сына, присмотреть за роженицей. Кстати, эта девушка была очень статной, красивой, с хорошим характером. Ее никто не просил делать что-то по хозяйству. А она даже с большим животом все время хлопотала по дому. Я купила ей одежду, давала деньги на карманные расходы, чтобы она покупала себе вкусненькое на базаре. В общем, прикипела я к ней сердцем.

Наконец, наступили схватки. Обращаться в местный роддом было опасно. Пошли бы лишние разговоры. Тогда другая моя дочь, проживающая в областном центре, приехала из города и забрала девушку к себе. Отвезла ее в городской роддом. Приняли ее в экстренном порядке. Мы замерли в ожидании.

Раздался звонок. «Апа. Роды прошли хорошо. Поздравляю! У вас родился внук!» - отрапортовала девушка, как только родила.

Но самое трудное было впереди. Нужно было вытащить девушку с нашим внуком из городского роддома. А оттуда теперь можно выйти только после оформления метрики на ребенка. Теперь власти пристально следят, чтобы не было так называемой «продажи детей».

Мы снова пошли на хитрость. Вызвали из аула моего разведенного сына. Он умылся, побрился, оделся в свою лучшую одежду, сел в свою лучшую машину и приехал в роддом. Он сыграл роль замечательно. Сын заявил полиции и персоналу роддома, что давно разведен, но женился второй раз… на нашей роженице. «Эта девушка - моя токал. И это мой ребенок!» — заявил он.

Когда дети приехали в аул, младенца я сразу забрала к себе. До 40 дней его выхаживала младшая невестка. А с мамой малыша мы очень тепло распрощались. Я дала ей денег, чисто символически, в благодарность за внука.

После этого я позвонила старшей дочери. До этого момента мы держали от нее в тайне эту историю. Даже когда она приезжала к нам, не сказали ей ни слова. Теперь наступила пора открыться: «Доченька. Готовь суюнши! У тебя родился сын!». На том конце провода замолчали. А потом посыпались сбивчивые вопросы: «Что? Как?». Я сказала дочери, чтобы она ни о чем не беспокоилась, а готовилась к небывалым переменам в жизни. Ребенка мы отвезем сами.

С тех пор прошло полгода. Мальчик ползает. Очень привязан к матери. Дочь перестала досаждать звонками братишек и сестренок. Похудела. Никому не доверяет сына. Дела в бизнесе делегировала помощникам. И целиком погрузилась в собственную новую жизнь.

Выслушав апашку, я задумалась. Почему стремление усыновить дитя встречает такие препоны в Казахстане? А если бы не было таких добрых апашек, как бы поступила со своим ребенком девушка, боящаяся огласки? Выбросила в туалет? Сделала аборт? Пролистав законы, я нашла, кажется, способ, как обойти бюрократию в этом вопросе. Так, Кодекс РК «О браке (супружестве) и семье» содержит главу 9 «Суррогатное материнство и применение вспомогательных репродуктивных методов и технологий».

Статья 54 кодекса предусматривает договор суррогатного материнства, который заключается в письменной форме у нотариуса. Одновременно с договором суррогатного материнства супруги (заказчики) обязаны заключить договор с медицинской организацией, применяющей вспомогательные репродуктивные методы и технологии, которая будет оказывать соответствующие услуги. После родов, имея на руках два договора, можно без труда записать на свое имя родившегося ребенка.

А что если найти беременную девушку и заключить с ней нотариальный договор задним числом? Это возможно? Правда, смущает, что статья 56 кодекса, наряду с другими требованиями, предъявляемыми к суррогатной матери, выдвигает требование, чтобы «медицинская организация, применяющая вспомогательные репродуктивные методы и технологии, в обязательном порядке выносила заключение об их применении с полной и исчерпывающей информацией об использованных для этого биоматериалах самих лиц, желающих иметь ребенка, либо донорского банка». При этом подчеркивается, что «один экземпляр заключения прилагается к нотариально удостоверенному договору суррогатного материнства и хранится по месту совершения сделки». Более того, пункт 7 статьи 59 кодекса предостерегает, что «неиспользование вспомогательных репродуктивных методов и технологий после заключения договора суррогатного материнства в течение оговоренного договором срока влечет недействительность договора». Но и с медицинской организацией тоже ведь можно «договориться». Да? Это не совсем законно. Но это один из выходов. Как вы считаете?


Лаура Мамытбекова,
читательница «NewTimes.kz»


Редакция

Новости Казахстана

Полное воспроизведение или частичное цитирование материалов агентства допускаются только при наличии гиперссылки на ИА «NewTimes.kz» в первом абзаце. Фото- и видеоматериалы агентства могут быть использованы только с указанием авторства «NewTimes.kz». Использование материалов ИА «NewTimes.kz» в коммерческих целях без письменного разрешения агентства не допускается.

© 2013-2019, «NewTimes.kz». Все права защищены.
Об агентстве. Правила комментирования. Реклама на сайте

Республика Казахстан, 010000
г. Нур-Султан (Астана), К. Сатпаева, 13А
Тел.: 8 (7172) 308571
Email: n.times@mail.ru

Мы в соцсетях

       

Приложения Newtimes для:
iPhoneAndroid

  Яндекс.Метрика