среда, 8 февраля, 2023
icon
456.98
icon
489.43
icon
6.45
Алматы:
icon
-4oC
Астана:
icon
-20oC
Подпишитесь на нас:

«На минуту показалось, что все возможно»: Как Косанов победил на отдельно взятом участке (ФОТО)

Корреспондент ИА «NewTimes.kz» провела 9 июня на одном из участков в качестве наблюдателя и почувствовала себя частью исторического момента. Неожиданные итоги голосования, фотографирующиеся для отчета студенты и радостный парень, «проголосовавший» за Нурсултана Назарбаева — в репортаже NT.

«На минуту показалось, что все возможно»: Как Косанов победил на отдельно взятом участке (ФОТО)

Иллюстративное фото: NewTimes.kz

Про «стирающиеся ручки»

Наблюдение на избирательном участке №240 в Алматы началось в 6 утра, с момента открытия избирательного участка. Члены избирательной комиссии разговаривали с нами мягко, но уверенно.

«Давайте проведем выборы тихо, спокойно. Никому проблемы не нужны», — первая фраза, которую я услышала от комиссии.

За ней последовало: «Посмотрите, стирающихся ручек мы не ставим, что бы там не говорили!». Только потом я узнала, что имелись в виду те самые ручки из видео, что гуляло в Сети, краска от которых уходит с помощью зажигалки.

Мы тем временем пошли проверять кабинки на отсутствие в них агитационных материалов. Вместе со мной наблюдали представители партий «Абай жолы» Косанова, «Нур Отан», некоммерческой организации «Аманат» и молодежной сети Next.

Нам сразу указали на красную ленту, которой члены комиссии отгородили от нас свои места, кабинки и урну. Это было похоже на то, как полицейские ограждают место происшествия. Нам указали на диванчик за красной лентой. Там мы и должны были сидеть в ходе выборов. Наблюдателю от «Нур Отана» эта идея понравилась, и он сразу уселся поудобнее.

Забегая вперед, замечу, что «нуротановские» наблюдатели вели себя настолько безразлично, что это даже сложно с чем-то сравнить. Обычно люди ведут себя так, когда знают, что одержат победу, или как школьник, который пришел на экзамен с правильными ответами. Они заменяли друг друга: первый работал с утра до обеда, второй — с обеда до подсчета голосов. Оба ничего не записывали, избирателей не считали. Верно, а зачем? Когда можно с кем-то поговорить по телефону, подремать, поесть.

Мы сразу подружились с наблюдателем от партии «Абай жолы» Данияром Кайыпом. Поняли, что оба за честные выборы. Вместе возмущались, что расстояние от дивана, где должны сидеть наблюдатели, и столом, где выдают бюллетени, просто огромное — 12 метров. С такого расстояния невозможно проверить соответствие удостоверения личности голосующего.

Общими усилиями нам удалось сократить его вдвое. Люблю статью 20/1 Конституции Казахстана.

Про селфи для отчета

Мы установили штатив и снимали видео с утра до вечера. Комиссия из 7 человек приготовила 2800 бюллетеней. Мы ждали 2780 избирателей. Самой первой, за полчаса до начала голосования, на участок пришла 75-летняя бабушка, за ней мужчина лет 60. Во время гимна бабушка подпевала. После открытия участка хлынул поток студентов.

Избиратели просили председателя сфотографировать их. «Для фотоотчета на работу», — улыбаясь, говорили они. Казалось, это забавляло их, никто не злился.

В 8:10 один из наблюдателей заснул.

Студенты подходили группами. Каждый фотографировался возле урны. Такой важный процесс как голосование превратился в цирк. Многие подходили без удостоверений личности, со студенческим билетом. В такие моменты члены комиссии смотрели на меня, как бы проверяя, вижу я это или нет. Будто, если бы меня не было, они пропустили бы.

Вообще наблюдатели — как комиссия на школьном экзамене. Ты знаешь, что не спишешь. А если попробуешь, тебя тут же выкинут из аудитории. И ты постоянно оглядываешься на них, изучаешь, ждешь момента, когда они отвернутся.

А в это время на соседнем участке №239 играет композиция Адриано Челентано «Сюзанна».

Про нарушения

В 8:30 пришел парень, якобы проверять электричество, перешептывался с председателем и потом с неохотой показал мне удостоверение. Непонятно, о каком таком электричестве можно говорить на ушко?

В 8:54 студентка говорит, что без фотоотчета ей не поставят практику. Жалею, что не включила в этот момент диктофон. Есть только видео, но на нем этого не слышно.

Зато, когда вслед за ней пришли студенты другого вуза, начали звонить отсутствующим одногруппникам и звать их на выборы, напоминая, за кого нужно голосовать — якобы без этого не закроют сессию, я включила диктофон. И сохранила запись.

В тот же момент я составила 2 акта о нарушении. Оба про студентов. Председатель акты не подписала. Подписал наблюдатель от партии Косанова, он тоже все слышал и видел.

Про переодевание

Наблюдатель из «Нур Отана» назвал меня провокатором из-за того, что я делаю свою работу: составляю акты, когда вижу нарушения, перехожу за красную ленту, чтобы увидеть списки и удостоверения. Мне стало спокойнее, когда пришли международные наблюдатели ОБСЕ. Я рассказала все, что видела. И меня, наконец, никто не перебивал.

Запросы на переносные урны должны были поступить до 12 дня. Но они так и не пригодились. Люди с ограниченными возможностями сами приходили на участок. В основном это были молодые люди. Я зафиксировала 6 человек. К обеду один парень переоделся и пришел обратно. Мы это заметили и обратили внимание председателя. Парня удалили из участка. Он начал оправдываться, мол, до этого забыл удостоверение личности, не голосовал, просто сменил одежду.

Про электорат

После обеда в кабинках начали пропадать ручки. Кто умудрился их забрать? Ведь они были привязаны веревкой к столу. Несколько человек заходили и вслух спрашивали: «Это контролеры сидят? Знайте, все равно будет так, как они хотят!». Я заметила, что старшее поколение, кому за 60, серьезно относится к выборам, одевается строго, на выборы идет, как на праздник. Они здороваются с тобой: «Здравствуйте, господа наблюдатели!».

Прямо в одном из кабинетов университета открылся ЦОН, и мы начали допускать людей на голосование по адресным справкам.

В 15:35 у комиссии закончились первые 500 бюллетеней. Мои подсчеты проголосовавших уже перевалили за 500. Не могла понять: я ошиблась или комиссия? У других наблюдателей данные были схожи с моими. С этого момента начала вести два списка: количество по моим подсчетам и количество по подсчетам комиссии.

Про испорченный бюллетень

Члены комиссии сами голосовали на нашем участке. Вслед за ними был парень, который вышел из кабинки с испорченным бюллетенем. Но с каким довольным лицом — это надо было видеть! На его бюллетени было написано имя Нурсултана Абишевича Назарбаева и галочка напротив. Мы дали ему новый, а старый порвали, сохранив до подсчета голосов. С этим парнем и его бюллетенем начали фотографироваться другие люди.

С 16:00 и вплоть до самого закрытия участка было спокойно. За это время мы разговорились с наблюдателями и подружились. Мы брали друг другу кофе, энергетики, снэки, подменяли друг друга, когда кому-то нужно было отлучиться в курилку или уборную.

В 18:10 пришел молодой человек и сел рядом с нами. На просьбу удалиться из зала, он ответил, что хочет спросить у нас о нарушениях. Рассказал, как обошел 5 участков, о митингующих, о том, что в случае победы Токаева уедет из страны. Он оставил после себя осадок. Потому что было видно, что он самый обычный парень, который просто хочет качественных изменений в своей стране.

В 19:00 избиратели — мать с дочкой — принесли нам шоколадки со словами благодарности. Было приятно осознавать, что люди понимают важность работы наблюдателей.

С 19:00 и до закрытия участка пришли всего 19 человек.

Про подсчет голосов

В 20:00 наш участок закрылся, и мы начали подсчет голосов. Члены комиссии отметили, что все устали и хотят закончить побыстрее и без шума. Я возмутилась. Разве наше состояние должно влиять на исход выборов? Какими бы усталыми мы ни были — надо считать каждый бюллетень, всматриваться в каждую галочку. Иначе какой смысл в проведении выборов?

Сначала мы посчитали неиспользованные бюллетени — 1857. Следовательно, в стационарной урне их должно быть 943. Минус 1 испорченный, итого — 942 бюллетеня с голосами. 30 оказались испорченными.

На нашем участке Жамбыл Ахметбеков, Садыбек Түгел и Толеутай Рахимбеков набрали по 6 голосов каждый, за Данию Еспаеву проголосовало 29 человек, а Амангельды Таспихов получил 5 голосов.

У Косанова было 568 голосов, у Токаева — 284. 9 бюллетеней не досчитались. Председатель предположила, что их, возможно, забрали с собой сами избиратели.

Среди испорченных бюллетеней были те, на которых было написано «Оян, қазақ!», #AdilSailauUshin, или перечеркнуты имена кандидатов, некоторые избиратели вписали в кандидаты Чака Норриса, Асю Тулесову и ставили галочки напротив их имен.

На моем участке в основном голосовали студенты. По результатам подсчета, Косанов набрал в 2 раза больше голосов, чем Токаев. Я была частью исторического момента. Знала наперед, чем закончатся выборы. Но когда прямо на моих глазах росла стопка за Косанова, мне на минуту показалось, что все возможно...

Фариза Оспан, фото автора

В статье:
Что думаете об этом?
Подпишитесь на нас:


Эксклюзив
Интервью и мнения