+7 (7172) 30 85 71

Написать нам в WhatsApp: +7 (707) 888 02 16
11.06.2019 в 13:00
  • Эксклюзив

«На минуту показалось, что все возможно»: Как Косанов победил на отдельно взятом участке (ФОТО)

Корреспондент ИА «NewTimes.kz» провела 9 июня на одном из участков в качестве наблюдателя и почувствовала себя частью исторического момента. Неожиданные итоги голосования, фотографирующиеся для отчета студенты и радостный парень, «проголосовавший» за Нурсултана Назарбаева — в репортаже NT.

«На минуту показалось, что все возможно»: Как Косанов победил на отдельно взятом участке (ФОТО) Иллюстративное фото: NewTimes.kz

Про «стирающиеся ручки»

Наблюдение на избирательном участке №240 в Алматы началось в 6 утра, с момента открытия избирательного участка. Члены избирательной комиссии разговаривали с нами мягко, но уверенно.

«Давайте проведем выборы тихо, спокойно. Никому проблемы не нужны», — первая фраза, которую я услышала от комиссии.

За ней последовало: «Посмотрите, стирающихся ручек мы не ставим, что бы там не говорили!». Только потом я узнала, что имелись в виду те самые ручки из видео, что гуляло в Сети, краска от которых уходит с помощью зажигалки.

Мы тем временем пошли проверять кабинки на отсутствие в них агитационных материалов. Вместе со мной наблюдали представители партий «Абай жолы» Косанова, «Нур Отан», некоммерческой организации «Аманат» и молодежной сети Next.

Нам сразу указали на красную ленту, которой члены комиссии отгородили от нас свои места, кабинки и урну. Это было похоже на то, как полицейские ограждают место происшествия. Нам указали на диванчик за красной лентой. Там мы и должны были сидеть в ходе выборов. Наблюдателю от «Нур Отана» эта идея понравилась, и он сразу уселся поудобнее.

Забегая вперед, замечу, что «нуротановские» наблюдатели вели себя настолько безразлично, что это даже сложно с чем-то сравнить. Обычно люди ведут себя так, когда знают, что одержат победу, или как школьник, который пришел на экзамен с правильными ответами. Они заменяли друг друга: первый работал с утра до обеда, второй — с обеда до подсчета голосов. Оба ничего не записывали, избирателей не считали. Верно, а зачем? Когда можно с кем-то поговорить по телефону, подремать, поесть.

Мы сразу подружились с наблюдателем от партии «Абай жолы» Данияром Кайыпом. Поняли, что оба за честные выборы. Вместе возмущались, что расстояние от дивана, где должны сидеть наблюдатели, и столом, где выдают бюллетени, просто огромное — 12 метров. С такого расстояния невозможно проверить соответствие удостоверения личности голосующего.

Общими усилиями нам удалось сократить его вдвое. Люблю статью 20/1 Конституции Казахстана.

Про селфи для отчета

Мы установили штатив и снимали видео с утра до вечера. Комиссия из 7 человек приготовила 2800 бюллетеней. Мы ждали 2780 избирателей. Самой первой, за полчаса до начала голосования, на участок пришла 75-летняя бабушка, за ней мужчина лет 60. Во время гимна бабушка подпевала. После открытия участка хлынул поток студентов.

Избиратели просили председателя сфотографировать их. «Для фотоотчета на работу», — улыбаясь, говорили они. Казалось, это забавляло их, никто не злился.

В 8:10 один из наблюдателей заснул.

Студенты подходили группами. Каждый фотографировался возле урны. Такой важный процесс как голосование превратился в цирк. Многие подходили без удостоверений личности, со студенческим билетом. В такие моменты члены комиссии смотрели на меня, как бы проверяя, вижу я это или нет. Будто, если бы меня не было, они пропустили бы.

Вообще наблюдатели — как комиссия на школьном экзамене. Ты знаешь, что не спишешь. А если попробуешь, тебя тут же выкинут из аудитории. И ты постоянно оглядываешься на них, изучаешь, ждешь момента, когда они отвернутся.

А в это время на соседнем участке №239 играет композиция Адриано Челентано «Сюзанна».

Про нарушения

В 8:30 пришел парень, якобы проверять электричество, перешептывался с председателем и потом с неохотой показал мне удостоверение. Непонятно, о каком таком электричестве можно говорить на ушко?

В 8:54 студентка говорит, что без фотоотчета ей не поставят практику. Жалею, что не включила в этот момент диктофон. Есть только видео, но на нем этого не слышно.

Зато, когда вслед за ней пришли студенты другого вуза, начали звонить отсутствующим одногруппникам и звать их на выборы, напоминая, за кого нужно голосовать — якобы без этого не закроют сессию, я включила диктофон. И сохранила запись.

В тот же момент я составила 2 акта о нарушении. Оба про студентов. Председатель акты не подписала. Подписал наблюдатель от партии Косанова, он тоже все слышал и видел.

Про переодевание

Наблюдатель из «Нур Отана» назвал меня провокатором из-за того, что я делаю свою работу: составляю акты, когда вижу нарушения, перехожу за красную ленту, чтобы увидеть списки и удостоверения. Мне стало спокойнее, когда пришли международные наблюдатели ОБСЕ. Я рассказала все, что видела. И меня, наконец, никто не перебивал.

Запросы на переносные урны должны были поступить до 12 дня. Но они так и не пригодились. Люди с ограниченными возможностями сами приходили на участок. В основном это были молодые люди. Я зафиксировала 6 человек. К обеду один парень переоделся и пришел обратно. Мы это заметили и обратили внимание председателя. Парня удалили из участка. Он начал оправдываться, мол, до этого забыл удостоверение личности, не голосовал, просто сменил одежду.

Про электорат

После обеда в кабинках начали пропадать ручки. Кто умудрился их забрать? Ведь они были привязаны веревкой к столу. Несколько человек заходили и вслух спрашивали: «Это контролеры сидят? Знайте, все равно будет так, как они хотят!». Я заметила, что старшее поколение, кому за 60, серьезно относится к выборам, одевается строго, на выборы идет, как на праздник. Они здороваются с тобой: «Здравствуйте, господа наблюдатели!».

Прямо в одном из кабинетов университета открылся ЦОН, и мы начали допускать людей на голосование по адресным справкам.

В 15:35 у комиссии закончились первые 500 бюллетеней. Мои подсчеты проголосовавших уже перевалили за 500. Не могла понять: я ошиблась или комиссия? У других наблюдателей данные были схожи с моими. С этого момента начала вести два списка: количество по моим подсчетам и количество по подсчетам комиссии.

Про испорченный бюллетень

Члены комиссии сами голосовали на нашем участке. Вслед за ними был парень, который вышел из кабинки с испорченным бюллетенем. Но с каким довольным лицом — это надо было видеть! На его бюллетени было написано имя Нурсултана Абишевича Назарбаева и галочка напротив. Мы дали ему новый, а старый порвали, сохранив до подсчета голосов. С этим парнем и его бюллетенем начали фотографироваться другие люди.

С 16:00 и вплоть до самого закрытия участка было спокойно. За это время мы разговорились с наблюдателями и подружились. Мы брали друг другу кофе, энергетики, снэки, подменяли друг друга, когда кому-то нужно было отлучиться в курилку или уборную.

В 18:10 пришел молодой человек и сел рядом с нами. На просьбу удалиться из зала, он ответил, что хочет спросить у нас о нарушениях. Рассказал, как обошел 5 участков, о митингующих, о том, что в случае победы Токаева уедет из страны. Он оставил после себя осадок. Потому что было видно, что он самый обычный парень, который просто хочет качественных изменений в своей стране.

В 19:00 избиратели — мать с дочкой — принесли нам шоколадки со словами благодарности. Было приятно осознавать, что люди понимают важность работы наблюдателей.

С 19:00 и до закрытия участка пришли всего 19 человек.

Про подсчет голосов

В 20:00 наш участок закрылся, и мы начали подсчет голосов. Члены комиссии отметили, что все устали и хотят закончить побыстрее и без шума. Я возмутилась. Разве наше состояние должно влиять на исход выборов? Какими бы усталыми мы ни были — надо считать каждый бюллетень, всматриваться в каждую галочку. Иначе какой смысл в проведении выборов?

Сначала мы посчитали неиспользованные бюллетени — 1857. Следовательно, в стационарной урне их должно быть 943. Минус 1 испорченный, итого — 942 бюллетеня с голосами. 30 оказались испорченными.

На нашем участке Жамбыл Ахметбеков, Садыбек Түгел и Толеутай Рахимбеков набрали по 6 голосов каждый, за Данию Еспаеву проголосовало 29 человек, а Амангельды Таспихов получил 5 голосов.

У Косанова было 568 голосов, у Токаева — 284. 9 бюллетеней не досчитались. Председатель предположила, что их, возможно, забрали с собой сами избиратели.

Среди испорченных бюллетеней были те, на которых было написано «Оян, қазақ!», #AdilSailauUshin, или перечеркнуты имена кандидатов, некоторые избиратели вписали в кандидаты Чака Норриса, Асю Тулесову и ставили галочки напротив их имен.

На моем участке в основном голосовали студенты. По результатам подсчета, Косанов набрал в 2 раза больше голосов, чем Токаев. Я была частью исторического момента. Знала наперед, чем закончатся выборы. Но когда прямо на моих глазах росла стопка за Косанова, мне на минуту показалось, что все возможно...

Фариза Оспан, фото автора


Редакция

Новости Казахстана

Полное воспроизведение или частичное цитирование материалов агентства допускаются только при наличии гиперссылки на ИА «NewTimes.kz» в первом абзаце. Фото- и видеоматериалы агентства могут быть использованы только с указанием авторства «NewTimes.kz». Использование материалов ИА «NewTimes.kz» в коммерческих целях без письменного разрешения агентства не допускается.

© 2013-2019, «NewTimes.kz». Все права защищены.
Об агентстве. Правила комментирования. Реклама на сайте

Республика Казахстан, 010000
г. Нур-Султан (Астана), К. Сатпаева, 13А
Тел.: 8 (7172) 308571
Email: n.times@mail.ru

Мы в соцсетях

       

Приложения Newtimes для:
iPhoneAndroid

  Яндекс.Метрика