+7 (707) 888 02 16

<
Написать нам в WhatsApp: +7 (707) 888 02 16
10.04.2018 в 17:56
Екатерина Мостовая

Екатерина Мостовая

  • Эксклюзив

Автор вирусных шуток о казахстанских реалиях Ринат Балгабаев — об агрессии людей, страхах власти и поборниках морали

Автор вирусных шуток о казахстанских реалиях Ринат Балгабаев — об агрессии людей, страхах власти и поборниках морали Фото из личного архива

«Вообще нормальная погода в Астане, только худые женщины, пролетающие мимо окна шестого этажа, немного отвлекают». Вы наверняка не раз смеялись над его шутками, возможно, и не зная, кому принадлежат эти забавные шедевры о суровых казахстанских буднях. И сегодня автор, пожалуй, самого яркого общественно-политического юмора Ринат Балгабаев рассказал корреспонденту ИА «NewTimes.kz» о внутренней цензуре, плагиате, агрессии в Казнете и взаимоотношениях власти с соцсетями.

О шутках, комплексах казахстанцев и звонках «сверху»

Ринат, давайте начнем с главного — ваших острых и всегда актуальных шуток. Как появляются в вашей голове эти «худые женщины Астаны, пролетающие мимо окна шестого этажа»?

- Я ничего не придумываю, все само! Это реакция на происходящее. Я слышу новость, у меня резонирует — и рождается шутка. Я их даже не запоминаю!

А срабатывает самоцензура после рождения шутки?

- Нечасто, но бывает, порой срабатывает этот саморегулирующий фактор. Ты иногда понимаешь просто, какие вещи не будут восприняты адекватно. А бывают, наоборот, шутки, которые многим бы понравились, потому что они конъюнктурные, но я не люблю идти по повестке, на поводу у всех. И еще: если я вижу, что кого-то начинают гасить толпой — я в этом не участвую. Стараюсь не шутить про смерть, болезни, физиологические особенности. Не трогаю и гендерную тематику. Национальности.

Взаимоотношения с юмором у казахстанцев не самые простые. Почему мы так близко к сердцу принимаем любую шутку?

- Это комплексы. Это все после развала СССР осталось, мы не получили независимость в голове. У нас нет четко сформулированной национальной идеи. Пытаются спустить нам сверху многовекторность, а внутри мы видим не то, что нам диктуют, от этого диссонанс. И плохо люди у нас относятся к критике. Все знают косяки, но, когда им начинают о них говорить, сразу все воспринимают в штыки. Когда экс-президент Кыргызстана раскритиковал Нурсултана Назарбаева, власть восприняла это остро потому, что многие казахстанцы согласились с его критикой.

Ваши шутки ведь тоже часто околополитические. А власть как-то реагирует на них?

- Да, реакция есть, конечно. Причем пытаются на меня повлиять через моих друзей. Но мои же шутки максимально обтекаемы? Скажем, я нормально отношусь к президенту, но мне не нравится излишняя мифологизация вокруг его персоны, не нужно делать власть сакральной. Это смешно. Во власти есть достаточно адекватных людей, тем не менее иногда моим друзьям звонят и говорят, что произошло или вот-вот произойдет некое важное событие, и просят, чтобы я не писал об этом. Я задаюсь вопросом, почему мне не позвонили? Меня не интересовала тема, но после такого я точно напишу об этом.

Ваша цитата почти что годичной давности: «Ни разу в жизни не брал ни копейки, ни шампунями за посты в соцсетях. Берегу свою платно-блогерскую девственность для трехкомнатной квартиры в Хайвилле или хотя бы в Английском квартале». Что-нибудь изменилось с тех пор?

- Нет, квартиры в Хайвилле не появилось (смеется). Ну, насчет информационных кампаний — мне не предлагают, знают, что не возьму все равно. А рекламу размещать мне предлагают, но я отказываюсь — у меня маленькая аудитория, я к ней бережно отношусь. Я не хочу говорить, что никогда не буду размещать рекламу, но я бы взялся только за интересный проект, что можно было бы органично влить, а на одноразовую я не подпишусь.

Даже за трехкомнатную квартиру в Хайвилле?

- Я бы задумался, но таких предложений пока не поступало (смеется).

Насчет отношения к рекламе понятно, а что думаете по поводу госзаказа?

- Отвратительная штука. По двум причинам. Во-первых, это явная пропаганда, во-вторых, это топорно реализуется. Люди же не читают это все равно! Если дорога ровная, то все видят, что она ровная. А если в ней дыры, то как ее не пиарь, то в ней дыры. Госзаказ гробит журналистику. Можно ведь и пропаганду, и джинсу делать талантливо: человек будет понимать, что ему пихают, но будет это с удовольствием потреблять. Алишер Еликбаев тому подтверждение, он на 90% состоит из рекламы. И многие бренды после его пиара начинают жить полноценной жизнью просто. И когда человек, который занимается информационной политикой в стране, поймет это все и отрубит эту пуповину, многие госСМИ просто закроются.

Ринат, ваши колкие высказывания часто живут своей жизнью: разлетаются по соцсетям и пересылаются из чата в чат. Но очень часто, цитируя ваши шутки наизусть, люди не знают о том, кто их автор, а некоторые вовсе приписывают их себе. Как вы к этому относитесь?

- Любой контент воруют. На начальном этапе меня это задевало, сейчас спокойно отношусь. Если бы я на этом зарабатывал себе на обед, я бы переживал. При необходимости я смогу создать и другой контент, но я не отношусь к этому слишком серьезно. А вот зато уже много лет я мечтаю написать книгу. Я ее пишу, переписываю, она и не нравится мне уже (смеется). А шутки…ну расходятся и расходятся. Зато у этого появилась и другая стороны медали. Теперь каждую хорошую шутку приписывают мне!

Кстати, о книге: не возникало желания сделать сборник собственных шуток как иллюстрацию современного Казахстана?

- Знаете, я всегда мечтал стать археологом. Но в Павлодаре этой специальности не было, поэтому я поступил на учителя истории и географии. Я очень люблю историю, но попасть в нее не надеюсь. Тем не менее оставить что-то после себя хочется. Но не сборник шуток — они смешны в контексте сегодняшнего дня. А потом нужно будет объяснять предысторию. Поэтому материала для целой книги и не наберется. Да и это не литература, такое можно делать только для родственников или для своего тщеславия.

О жизни в соцсетях, казахстанской агрессии и поборниках морали

Некоторое время назад вы писали, что Facebook «окончательно выбесил», и поэтому вы ушли в Telegram. Что стало точкой невозврата?

- Ой, люди пытаются привлечь к себе внимание и самоутвердиться. И Facebook — одна из соцсетей, где это происходит постоянно. Началось очень много комментариев, нападок, решают, о чем мне писать, а о чем нет. Я в целом привык к негативу — я с ним работаю. Но когда начинают других оскорблять у меня в комментариях — я сразу баню. Я не люблю этого. Плюс алгоритм ленты поменялся, и теперь мы видим близкий круг, скажем так, и лента стала однообразной. Это раздражает. Плюс комментарии требуют внимания. А Telegram идеален в этом смысле — я захожу вечером, смотрю охват, и много времени это не занимает. А Facebook у нас — политизированная площадка, единственное место, где ты можешь высказаться. Поэтому очень много негатива.

Пользователи Казнета порой крайне агрессивны. Байзакова как явление — отличное тому доказательство. В чем природа этой агрессии?

- Подход Байзаковой мне нравится. Для продаж, например, она шикарна. Она правильно двигалась, немного только ситуацию испортил инцидент с ее арестом. И то это раздули из-за информационного голода. Но вся популярность ее персоны — не феномен, а просто результат пустоты в информационном поле. А вообще она делает со своей жизнью то, что считает нужным. Но у нас предметом агрессии может стать любой, вне зависимости от образа жизни. Посмотрите, что происходит в комментариях у наших звезд? Я понимаю, что люди приходят туда самовыразиться, притом, что иногда у них жизнь не всегда складывается удачно, вероятно, они не дополучают внимания.

А что думаете об «экологически чистом казахе»?

- У населения есть запрос на то, чтобы найти крайнего во всем, и есть люди, которые это тонко чувствуют и пользуются. Для меня это очень далекая вещь. Конечно, его мнение имеет место быть, другое дело — навязывается ли оно другим. Раньше был тренд на мультикультурность, а сейчас все пытаются себя идентифицировать, вернуть свою национальную идентичность. Но самое страшное, что в 21 веке мы обсуждаем национализм и расизм — то, что должно было остаться в прошлом. Но в его случае это просто популизм.

Как вы заметили, субъектом агрессии может стать любой, например, и свеженазначенный чиновник. Почему не работает «презумпция невиновности»?

- Это всеобщая накопившаяся усталость населения. От осознания, что без них делят блага, есть элитарный клуб, в который невозможно попасть. И если ты вдруг стал чиновником, а сам еще и ребенок богатых и успешных родителей, то на тебя автоматически поставят клеймо. То есть чаще всего это повод зацепиться, не вникая в подробности. У нас же еще СМИ приучили людей читать не текст, а заголовки, а они очень часто не совпадают с содержанием. Очень много поверхностного восприятия информации.

Вы считаете, это СМИ приучили людей, а не наоборот?

- Нет, вы верно заметили, я все-таки скажу, что это люди приучили СМИ, а СМИ уже поддержали этот спрос, потому что заточены на трафик. Понимаю, что иногда журналисты и не хотели бы писать новости про тех или иных людей. Но если видят запрос, то дают. Все смотрят на трафик, как еще зарабатывать деньги на свое существование?

Знаете, красноречиво говорит о нас всех то, что люди требуют аналитику и ругают за новости о Байзаковой, при этом на социально значимых материалах просмотров стабильно в десятки раз меньше.

- Соцсети губительно сказываются на людях. От 70% людей потребляют контент с сотового телефона. Новости воспринимаются как калейдоскоп. Это так называемое клиповое мышление. И человек совершает все меньше усилий для потребления информации. А ее при этом так много, что люди не могут сосредоточиться на чем-то одном. Поэтому, кстати, популярен Инстаграм. Поэтому, когда пытаешься продать аналитику, это интересно только узкому кругу людей.

Раз уж упомянули Байзакову…ее имя ассоциируется с прочно вошедшим в словарный запас казахстанцев словом «ұят». Но это понятие так видоизменилось, что у всех есть для него свое определение. Как оно звучит у вас?

- У меня более восточное воспитание, конечно. В меня заложили все эти истины про «не воровать», «не убивать». Да и многие вещи я сам никогда не сделаю, но и других стараюсь не осуждать. Каждый сам выбирает себе рамки. Чем руководствуются многие адепты ұята? Говорят, что это будет влиять на неокрепшие умы подростков. Но чаще всего на них больше влияют родители. Даже не их слова, а их поступки. Это я как педагог говорю, хоть и несостоявшийся. И если ты последователен в своих словах и поступках, то и дети будут за тобой повторять. И если ребенок родился гетеросексуальным, никто его гомосексуалистом не сделает. И если он воспитывался правильно, его не испортят ни Байзакова, ни стриптиз-бар, условно говоря. Эти все темы в нормальном мире вообще не стоят обсуждения.

О блокировках, информационных войнах и отношениях чиновников с интернетом

Как вы относитесь к ставшим уже регулярными блокировкам соцсетей в Казахстане?

- Бывает ЧП, когда нужно реагировать. Но чаще всего, если блокировать соцсети, люди начинают подозревать, что происходит нечто серьезное. И если нет прозрачной информации, то это приведет к еще большим слухам. Блокировка — это самый дурацкий вариант. Когда происходят теракты, тогда, возможно, это действенный инструмент для проведения спецопераций. Но вот эти вот «совпадения», когда вещает один беглый олигарх и блокируются соцсети…власти сами делают этого человека популярным, они обращают внимание на него. Его делают более важным и значимым, чем он есть на самом деле в информпространстве. Они его лучше распиарили, чем он сам. Он вкладывает деньги, а государство бесплатно ему помогает.  

У наших чиновников вообще, судя по всему, крайне натянутые отношения с соцсетями?

- Я читал пару тренингов для госорганов как пиар-специалист. Мы как раз обсуждали, что часто они не могут презентовать и объяснить даже самые хорошие начинания. Ведь работы полезной тоже немало проводится, но госслужащие не могут рассказать: боятся сказать лишнего, вызвать негатив. Власть боится негатива. Коммерческие бренды его уже не боятся. Были клиенты, которые специально заказывали противоречивый контент. Главное — есть упоминаемость! И у власти негатив можно превратить в позитив. Всегда можно показать свою вовлеченность, открытость и погрузить людей в лояльность. Но у нас боятся сетей. Вот Исекешев — доказательство того, что до власти можно достучаться. В Алматы целая структура работает и по хэштегам собирает информацию, мониторит все.

Существует такое понятие как «вброс». Раньше после появления неких странных, скажем так, новостей часто звучала фраза: «Нас от чего-то отвлекают». Это просто любители конспирологии или о таком можно всерьез рассуждать?

- У власти не такие широкие возможности, конечно. Есть такой миф, что КНБ за всеми следит, но у них нет таких ресурсов, ни технических, ни физических. Но в целом это бывает. Когда несколько не связанных друг с другом источников начинают одновременно мусолить некую тему — скорее всего, это вброс, прощупывание почвы. Но очень часто это просто совпадение.

А помните историю с Айсултаном Назарбаевым, который признался, что страдал наркозависимостью? Для нашей консервативной страны неожиданно смелое признание.

- Есть разные кланы. И их столкновения. Я, например, слышал версию о том, что на него готовился слив — и ему пришлось самому это сделать. Проще было, чтобы восприняли от него. Это вполне возможно.

Сливы, заказы, вбросы…я так понимаю, казахстанскому Facebook’у не чужды информационные войны?

- Вполне. Есть информационные вымогатели. Есть липовые миллионеры, липовые общественники. Есть топовые блогеры, которые в жизни не самые приятные люди. Есть те, кто специально льют грязь на госорганы и крупные компании, чтобы получить от них деньги. Меня удивляет, что они до сих пор никакого наказания не понесли за это. Я за плюрализм мнений, приветствую любое выражение мнения. Но я против вымогательств и попыток повлиять на кого-то с корыстной целью. Поэтому я свою ленту хорошо почистил, нужная информация так или иначе до меня дойдет. Я где-то писал, что стать популярным блогером не так сложно. Кстати, вот еще одна причина, почему я хочу уйти из соцсетей — пресыщение. Новых людей нет. И я с удовольствием вспоминаю времена, когда меня не было в интернете вообще.

ИА «NewTimes.kz» ЗАПРЕЩАЕТ копировать и перепечатывать материалы агентства с пометкой «Эксклюзив», а также их фрагменты. ЗАПРЕТ распространяется на все зарегистрированные СМИ, а также паблики в Instagram.

Самые интересные новости в нашем Telegram-канале


Редакция

ИА «NewTimes.kz» ЗАПРЕЩАЕТ копировать и перепечатывать материалы агентства с пометкой «Эксклюзив», а также их фрагменты. ЗАПРЕТ распространяется на все зарегистрированные СМИ, а также паблики в Instagram. Полное воспроизведение или частичное цитирование других материалов агентства допускаются только при наличии гиперссылки на ИА «NewTimes.kz» в первом абзаце. Фото- и видеоматериалы могут быть скопированы и размещены только с подписью «NewTimes.kz». Использование материалов ИА «NewTimes.kz» в коммерческих целях без письменного разрешения агентства не допускается.

© 2013-2018, «NewTimes.kz». Все права защищены.
Об агентстве. Правила комментирования. 
Реклама на сайте

Мы в соцсетях

       

Приложения Newtimes для:
iPhoneAndroid

    Яндекс.Метрика